Новости

Допустила пьянство. В деле о гибели актера Большого нашли виновную

Семья погибшего актера Большого театра попросит дополнительную компенсацию

Слушать
Остановить
Комиссия по расследованию гибели актера Большого театра Евгения Кулеша установила, что в его смерти виновата заведующая коллективом мимического ансамбля театра Екатерина Миронова. Артист погиб в октябре на глазах у зрителей во время спектакля, его задавила тяжелая декорация. Выяснилось, что Кулеш был пьян. Комиссия считает, что заведующая должна была следить за состоянием артиста.

Как указала комиссия, Миронова нарушила требования должностной инструкции.

«Миронова Е. Н. <...> нарушила требования (должностной инструкции), выразившееся в недостаточном контроле за соблюдением Кулешом Е. С. трудовой и производительной дисциплины, а также за недостаточную организацию непрерывной и полноценной работы коллектива мимического ансамбля», — говорится в документе, который цитирует ТАСС.

Самого же Кулеша комиссия считает виновным лишь на 10%. Его действия эксперты охарактеризовали как «грубую неосторожность».

В комиссию по расследованию гибели Кулеша входят представители фонда социального страхования, профсоюзов, работники, которые связаны с предприятием, а также трудовая инспекция Москвы.

«Она [Миронова] виновна в том, что он был пьян», — подытожил выводы комиссии адвокат потерпевшей стороны Андрей Алешкин, передает «РИА Новости».

Он заявил, что теперь пострадавшая сторона попросит у Большого театра дополнительную компенсацию. Ее размер должен составить минимум 100 минимальных окладов — это примерно 1,5 млн рублей.

«При таких обстоятельствах у меня есть все основания просить дополнительную компенсацию. Это может быть как выплата единовременного пособия, так и назначение пенсии», — пояснил адвокат.

Большой театр уже выплатил матери Кулеша 1 млн 50 тыс. рублей и компенсацию за похороны в 500 тыс. рублей. В конце декабря Фонд социального страхования России также постановил выплатить матери погибшего 1 млн рублей.

Кулеш работал в Большом театре с 2002 года. Он состоял в мимическом ансамбле, его актеров используют для массовых сцен в операх и балетах. Трагедия произошла в начале октября прошлого года, когда Кулеш участвовал в опере «Садко». Во время смены декораций он отошел не в ту сторону, куда должен был, и попал под весившую 2 тонны декорацию, которая спускалась сверху.

Другие артисты на сцене кричали Кулешу отойти в нужную сторону, но он не отреагировал. Спектакль прервали, зрителей попросили покинуть зал. Актер получил удар по голове и умер до приезда скорой.

Следственный комитет начал доследственную проверку по факту гибели Кулеша. Прокуратура Москвы также изучает инцидент.

В конце декабря государственная комиссия Москвы установила, что во время спектакля актер находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени тяжести. Адвокат потерпевшей стороны уточнил, что такая степень опьянения характеризуется «нарушенной координацией движений, неуверенной, шаткой походкой».

«По логике членов комиссии, алкогольное опьянение могло наступить из-за того, что Кулеш вышел на сцену, где были софиты, дающие свет и тепло — его развезло от тепла», — пояснил юрист.

Адвокат указал, что Кулеш не выходил из театра во время работы, таким образом неясно, «как ему и где удалось напиться до такого состояния».

Бывший премьер балета Большого Николай Цискаридзе заявил, что к гибели актера привели проблемы с безопасностью в театре. Он процитировал некую актрису театра Елену, которая написала ему о проблемах с той же декорацией. «Перед премьерой я лично была свидетелем, как эта же декорация зацепилась за световые приборы, и они чуть не упали на людей», — говорилось в сообщении.

Цискаридзе отметил, что по технике безопасности во время смены декораций на сцене не должны находиться артисты. По правилам, этот процесс должны контролировать не только режиссер-постановщик, но и два дополнительных режиссера. По его словам, в Большом «техника безопасности, к сожалению, страдает».

Театральный художник Павел Каплевич, в свою очередь, считает, что виноват сам актер. «Это его проблема, не проблема театра. Это проблема человека, который был не в состоянии отойти или не скоординировался. И это не проблема декораций. По технике безопасности декорация опускается, в это время человек должен отойти, а он не отошел», — отметил он.

Каплевич уточнил, что подобные происшествия случаются крайне редко. Он напомнил, что опера, во время которой погиб Кулеш, шла в театре не первый раз. Поэтому актеры уже должны были наработать навык отходить в нужную сторону во время смены декораций. «В театре все знают, что во время спектакля что-то опускается, в театре всегда сверху что-то опускается», — указал художник.

Загрузка