Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Встреча в «Славянском базаре». Как появился Московский Художественный театр

125 лет назад Станиславский и Немирович-Данченко договорились о создании МХТ

Слушать
Остановить
В 1897 году в ресторане «Славянский базар» произошла историческая встреча Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко, на которой они договорились о создании Московского художественного театра. Разговор шел 18 часов. Станиславский получил художественное право вето, Немирович-Данченко — литературное. Спустя год с небольшим они представили первый спектакль.

Станиславский и Немирович-Данченко до основания МХТ

Классик русского театра Константин Станиславский (1863-1938) вырос в Москве в многодетной купеческой семье. Его настоящая фамилия — Алексеев. Родители первого народного артиста СССР были неравнодушны к театру и построили в своем доме зал для детских представлений. В семейном имении в подмосковной Любимовке Алексеевы обустроили театральный флигель. Старший брат Константина Станиславского Владимир стал театральным режиссером и либреттистом, а младшая сестра Зинаида — актрисой.

В 1877 году в доме семьи был организован «Алексеевский кружок», где Станиславский занимался с лучшими педагогами. Он учился на примерах актеров Малого театра — Александра Ленского, Николая Музиля, Марии Ермоловой. Впервые Станиславский выступил со спектаклем в 1884 году на любительской сцене в доме купца Андрея Карзинкина. Он играл роль Подколесина в гоголевской «Женитьбе» в постановке артиста Малого театра Михаила Решимова.

В 1886 году Станиславский стал членом дирекции и казначеем Московского отделения Русского музыкального общества и консерватории. Он участвовал в создании Московского общества искусства и литературы (МОИиЛ), первый спектакль которого состоялся 8 (20) декабря 1888 года. За десять лет работы на сцене МОИиЛ Станиславский стал известным актером, сыгравшим в постановках «Скупой рыцарь», «Каменный гость», «Жорж Данден», «Буря» и других. Там же он начал ставить спектакли — такие как «Горящие письма», «Отелло», «Уриэль Акоста», «Польский еврей», «Много шума из ничего» и «Двенадцатая ночь».

Режиссер и театральный критик Владимир Немирович-Данченко (1858-1943) родился на территории нынешней Грузии в дворянской семье. В 1876 году он поступил на физико-математический факультет Московского университета, позже перешел на юрфак, но бросил учебу.

С 1877 года в изданиях «Будильник», «Артист», «Стрекоза», «Русский курьер» и «Новости дня» выходили театральные рецензии Немировича-Данченко под псевдонимами. В 1980-х он начал писать пьесы («Последняя воля», «Новое дело», «Золото», «Цена жизни», «В мечтах»), а в 1890-х — романы и повести («На литературных хлебах», «Мгла», «Старый дом», «Губернаторская ревизия», «Драма за сценой»). По некоторым произведениям были поставлены спектакли в Александринском, Малом и провинциальных театрах.

Одним из примечательных фактов в биографии Немировича-Данченко является его отказ от Грибоедовской премии за пьесу «Цена жизни» в 1896 году. Драматург посчитал, что «Чайка» Антона Чехова более достойна этой награды. С 1891 по 1901 год мастер преподавал в Музыкально-драматическом училище Московского филармонического общества. На момент знакомства с театралом-любителем Станиславским он уже был известным драматургом, в котором многие видели преемника Александра Островского.

Предпосылки создания нового театра

У Станиславского и Немировича-Данченко совпадали взгляды на преобразование театральной этики. Оба мастера ценили в актере умение подчинить свой талант интересам спектакля, а не эгоцентрично играть свою роль. Их идеалом был интеллигентный актер, посвятивший себя искусству и образованию. Чтобы создать ансамбль из таких профессионалов, требовалось изменить всю систему взаимоотношений внутри театрального коллектива.

Еще в 1882 году в статье «Театральный вопрос» Немирович-Данченко писал о необходимости провинциальным актерам объединяться в коллективные товарищества. По мнению критика, театрам нужно было освободиться от материальной власти антрепренера и начать ставить художественную ответственность артистов за учреждение выше материальной. В течение четырех лет он обращался с письмами к управляющему Московской конторой императорских театров Павлу Пчельникову с просьбой о переустройстве Малого театра.

«Я его считаю единственным учреждением в России, где процветает — и еще более может процветать — драма. Остальные театры, вместе с петербургским, безнадежны. Малый же — на одной ступени от моего идеала», — говорил Немирович-Данченко.

Ради эксперимента он спланировал сезон Малого театра: предложил репертуар, порядок репетиций с комментариями режиссера и прочие нововведения. Из всех предложенных реформ в театре были реализованы только две: генеральные репетиции и утренники. Несмотря на это, даже в расцвет работы с МХТ Немирович-Данченко продолжал помогать Малому театру.

В это время Станиславский собирался создать собственный профессиональный театр на основе группы актеров-любителей МОИиЛ. Об этом намерении он заявил в 1987 году в интервью газете «Новости дня». Занимаясь поисками директора, Станиславский пытался сойтись с Михаилом Лентовским, но сотрудничество не удалось из-за разных взглядов на театральную этику.

Много лет Немирович-Данченко и Станиславский были знакомы заочно: читали друг о друге в газетах, посещали схожие мероприятия, но не пересекались. Драматург не раз высоко оценивал творчество Станиславского в рецензиях и описывал его как «высокого молодого человека из богатого купечества, который когда-то очень покровительствовал Обществу искусства и литературы, талантливого и умного любителя».

Встреча в «Славянском базаре»

Инициатором беседы о сотрудничестве стал Немирович-Данченко. В своих мемуарах Станиславский писал, что «в мае или июне 1897 года получил от него записку с приглашением приехать для переговоров» в ресторан «Славянский базар» на Никольской.

«Цель нашего свидания заключалась в создании нового театра, в который я должен был войти со своей группой любителей, а он со своей группой выпускаемых в следующем году учеников, — писал Станиславский.

— Главный же вопрос заключался в том, чтобы выяснить, насколько художественные принципы руководителей будущего дела родственны между собой, насколько каждый из нас способен пойти на взаимные уступки — и какие существуют у нас точки соприкосновения».

В ходе встречи, которая длилась 18 часов, мастера говорили о состоянии дел русского театра, обсуждая самые разные вопросы — от бытовых нюансов до глобальной реформы. Как признал Станиславский, когда зашел вопрос о литературе, он сразу почувствовал превосходство Немировича-Данченко над собой. Но в актерской и режиссерской областях он не был таким уступчивым. В итоге в протокол было записано:

«Литературное вето принадлежит Немировичу-Данченко, художественное — Станиславскому».

В последующие годы в любых разногласиях оппонентам достаточно было произнести слово «вето». Спор прерывался, а ответственность за решение автоматически переходила к одному из мастеров.

Важным вопросом была организация в театре «человеческих условий» для артистов: приличных гримерок, уборных с «пароходной чистотой» (мужские и женские — на разных этажах), комнат для досуга с книгами, пианино и шахматами.

«Вот после того, как будет заготовлено приличное помещение, приспособленное для интеллигентной жизни, можно будет предъявлять к актерам соответствующие строгие требования», — заявил Станиславский.

По его словам, с Немировичем-Данченко они «столковались по всем основным вопросам и пришли к заключению, что могут работать вместе». До открытия театра осенью 1898 года оставался один год и четыре месяца.

Становление МХТ

Первые репетиции Московского Художественно-общедоступного театра начались 14 июня 1898 года в подмосковном Пушкино. «Общедоступность» учреждения предполагала в первую очередь сравнительно невысокие цены на билеты. В труппу вошли ученики Немировича-Данченко из филармонического музыкально-драматического училища и актеры-любители Общества искусства и литературы Станиславского. Через четыре месяца они представили спектакль «Царь Федор Иоаннович» Алексея Толстого в здании театра «Эрмитаж» в Каретном ряду. В 1902 году МХТ переехал в собственное здание в Камергерском переулке, подаренное меценатом и большим любителем театра Саввой Морозовым.

В 1901 году из названия театра исчезло понятие «общедоступный», а в 1919-м он стал «академическим» (МХАТ). Театр прославился постановками Чехова, Горького, Грибоедова, Толстого, Метерлинка, Тургенева, Шекспира, Мольера. В 1912 года при театре открылась студия для подготовки актеров по системе Станиславского.

В начале 30-х годов в СССР вернулся Максим Горький. Используя свой авторитет и поддержку писателя, Станиславский обратился в правительство с просьбой перевести МХАТ на особое положение. В января 1932-го к названию театра была добавлена аббревиатура «СССР», уравнявшая его с Большим и Малым театрами. А в сентябре 1932-го ему присвоили имя Горького. С тех пор театр стал именоваться МХАТ СССР им. Горького.

В 1987 году театр раскололся на две труппы: МХАТ им. Чехова и МХАТ им. Горького. Подробнее об их судьбе «Газета.Ru» рассказывала здесь.

Загрузка