Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Вольность и переубеждение: как и почему Голливуд переосмысливает эпоху Регентства

«Бриджертоны», «Список мистера Малкольма» и другие шоу, «переписывающие» историю

15 июля на Netflix вышла очередная экранизация Джейн Остин — на этот раз ее небольшой новеллы «Доводы рассудка» с Дакотой Джонсон. Возросший интерес к эпохе Регентства, во время которой разворачивается сюжет, не случаен — впечатляющий успех «Бриджертонов», переписавших классическую историю, доказывает, что зрители в восторге от такой ретроспективы времени. «Газета.Ru» рассказывает о феномене подобных проектов, в которых все плохо с исторической точностью, но отлично — с исторической справедливостью.

Для начала важно разобраться, какой именно отрезок времени стоит считать эпохой Регентства. Во Франции Регентство процветало во времена правления Людовика II Орлеанского (с 1715 по 1723), а в Великобританию оно добралось только столетие спустя: в период правления принца-регента Георга (1811—1820). И, если французская знать пока мало интересна Голливуду, их английская братия — в центре внимания. Не сложно предположить, что это любопытство подкрепляет сохранившаяся в Великобритании монархия с ее королевой, наследниками престола, прекрасными принцессами и семейными скандалами, регулярно подпитывающими желтую прессу.

Но пока «Корона» старается во благо исторической точности и работает в плоскости едва ли не документальной достоверности (позволяя себе вольность разве что в регулярной смене ключевого актерского состава), то «Бриджертоны» и иже с ними работают совершенно иначе: намеренно пересобирают историю целой эпохи, наделяя голосами и правами тех, кто в реальной жизни был лишен этих привилегий.

Но разбираясь в разных исторических подходах популярных шоу последних лет стоит понять, как вообще развивался спрос на жизнеописание британской аристократии. Конечно, важнейшим голосом эпохи является Джейн Остин, авторка «Гордости и предубеждения», «Эммы», «Чувства и чувствительности». Интересно, что в начале XX века международный интерес к произведениям писательницы был минимальным. Как-то на ситуацию попыталась повлиять экранизация «Гордости и предубеждения» 1940 года, но шла Вторая мировая и всем было просто не до любовных перипетий между своенравной Элизабет Беннетт и горделивым Мистером Дарси.

Совершенно иначе была встречена массовым зрителем экранизация романа 1995 года — мини-сериала с Колином Фертом и Дженнифер Эль, который стал отправной точкой последующего массового бума вокруг произведений Остин. Но, если экранизации из середины 90-х и середины нулевых («Гордость и предубеждение» с Кирой Найтли 2005 года) восхваляли высокие романтические чувства героев и наслаждались богатым литературным языком писательницы, то в двадцатых эпоха Регентства стала полигоном для важной исторической ревизии.

Главный дворцовый переворот совершили «Бриджертоны» Шонды Раймс, до этого переосмыслившей формат медицинской драмы в «Анатомии страсти» и политического триллера в «Скандале». Сериал основан на серии романов Джулии Куинн, но будто бы насквозь пропитан духом Остин. Раймс проделала с проектом главный фокус, наделив аристократическим статусом темнокожих героев. Те, кто в реальности находились в рабстве и прислуживали белой знати, отныне сами нанимали прислугу и даже могли взойти на престол (в шоу королевой тоже становится темнокожая наследница престола).

Это и тот самый слепой кастинг в действии (color-blind casting — термин, обозначающий кастинг артистов на роль без оглядки на их расу, гендер и тип внешности), и талантливое упражнение в восстановлении исторической справедливости — подарок той самой веками ущемленной группе населения Земли, которую традиционно лишают достойной репрезентации на экране.

И пока российский зритель едва ли сдал экзамен на расизм (в соцсетях разразились нешуточные и часто расистские споры о том, допустимы ли такие исторические вольности), международный успех «Бриджертонов» (более 100 млн просмотров) доказывает, что более чем. Ставка Раймс сработала — зритель может и не просил таких уроков истории, но с радостью окунулся в предложенный шоураннеркой мир, не оспаривая и не сопротивляясь ему. Тем более, что Раймс никогда не скрывала: мы и не стремимся к исторической достоверности, расслабьтесь и получите удовольствие от просмотра.

Подобным образом с эпохой Регентства обходится фильм 2022 года «Список мистера Малкольма», основанный на одноименном романе современной писательницы Сюзанны Аллен, но полностью упакованный в узнаваемый стиль Остин. В центре истории мистер Малкольм (Сопе Дирису из «Банд Лондона) — самый желанный холостяк Лондона, составивший список качеств, которыми должна быть наделена его потенциальная избранница. Когда бойкая Джулия (Зави Эштон из «Рассказа служанки») узнает, что не обладает ни одним из этих качеств, она решает насолить Малкольму. Свой коварный план девушка пытается реализовать с помощью лучшей подруги Селин (Фрида Пинто из «Миллионера из трущоб»), впоследствии влюбившейся в своего «врага».

«Список мистера Малкольма» пошел дальше ориджиналса Шонды Раймс: помимо темнокожих героев (Дирису, Эштон) и индианки (Пинто), ввел в сюжет и персонажей-азиатов (Эшли Парк, Джемма Чан). Если отечественному зрителю пока все еще рябит в глазах от набирающего обороты принципа диверсити, то международная аудитория поставила картине довольно высокую оценку: на агрегаторе Rotten Tomatoes у ленты 81% положительных рецензий.

Подобную инклюзивность в касте наследуют и свежие «Доводы рассудка» с Дакотой Джонсон в главной роли. Некоторые друзья и родственники главных героев-дворян — мулаты, также наделенные знатными титулами. И хотя сама экранизация получилась блеклой и скучной, но свой заметный вклад в общее дело исторической ревизии все же вносит.

Но не всегда это лишь вопрос создания альтернативной реальности, это еще и вопрос просвещения. Одной из первых ласточек перемен стала картина «Белль» 2013 года. В ней будущая звезда «Утреннего шоу» Гугу Мбата-Роу играла реальную темнокожую аристократку Дайду Элизабет Белль — незаконнорожденную дочь английского адмирала Джона Линдси и порабощенной африканки Марии Белль. Как бы не зудело у расистов-консерваторов, им нечего было противопоставить создателям ленты — эта история имела место. А ее экранизация в числе первых еще 10 лет назад осмелилась пересобрать привычные составляющие жанра исторической кинопрозы, в которой главной героиней с титулом оказалась темнокожая девушка.

Хотя авторка сценария Мисан Сагай признавалась, что изначально зрители увидели в ее сюжете намеренную историческую подмену: «Люди плохо знают историю и о разных эпохах судят не на основе реальных фактов и учебников, а на основе фильмов, которые были сделаны по схожим стереотипам. Конечно, это влияет на то, как со временем формируется общественная память о тех или иных событиях. Если годами искажать историю или показывать только одну ее часть, люди просто не будут знать о том, что оставалось за кадром».

Заигрывание с форматом продолжилось на телевидении: в начале марта 2022 года на NBC вышло романтическое реалити-шоу «Ухаживания», снятое в стилистике эпохи Регентства. За симпатию темнокожей девушки Николь Реми борются участники-мужчины разной расовой принадлежности. Свидания героев обыграны стилистикой «Бриджертонов»: Николь проживает в роскошном поместье, носит изысканные наряды, а добивающиеся ее признания женихи одеты по моде начала XIX века, она также обязаны общаться с героиней и ухаживать за ней в соответствии с той эпохой.

И даже, если формат шоу — лишь попытка выстрелить в эфире благодаря возникшего вокруг переосмысления эпохи хайпа, программа так или иначе фиксирует и усиливает в общественном сознании новую норму: можно по-разному. Если нет намеренного искажения и перекручивания фактов, то почему бы и нет?

Но выносить вердикт жанру и считать, что подобные трактовки теперь ожидают любую экранизацию Остин, преждевременно. Тот же фильм «Эмма.» 2020 года с Аней Тейлор-Джой, напротив, сделан в соответствии с каноном и ни на шаг не отступает от классического формата с полностью белым актерским составом.

И как бы ни относились к переменам критики или союзники исторической киноревизии, очевидно, что спрос на такие проекты продолжит расти. Потому что значимость нового толкование прежних эпох заключается не только в том, что этнически разнообразная аристократия вышла на первый план, а в том, что целые расы перестали стирать из учебников истории.

Да и смелость современных авторов — не более чем наследование вольности их предшественников и предшественниц. В конце концов, даже Джейн Остин в своих романах тоже «привирала»: наделяла героинь манерами и позволяла им вольности, которые не разрешались в то время, но которые стали нормой несколько столетий спустя. И, если искусство способно так влиять на реальность, делая ее лучше, значит нам не о чем переживать.

Загрузка