Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«У режиссеров-женщин сейчас больше интересных работ»: интервью с актером Кириллом Кяро

Актер Кирилл Кяро объяснил успех женщин-режиссеров в современном российском кино

В онлайн-кинотеатре Wink стартовал драматический сериал «Право на свободу» — о волонтерах, которые помогают людям выбраться из рабства и обрести свободу. В интервью «Газете.Ru» звезда проекта Кирилл Кяро («Эпидемия») рассказал о своем герое, женщинах-режиссерах, а также феномене якутского кино.

— Как началась ваша история с сериалом «Право на свободу»? Вы — самый известный актер в касте проекта. Авторы сами пришли к вам с предложением?

— Мы уже не в первый раз работаем с Андреем Феофановым, генеральным продюсером Amalgama Studio, до этого мы работали над проектом «Научи меня жить» — я там сыграл психиатра Илью Лаврова, проект был для меня важный и очень интересный, всем рекомендую. И вот, спустя семь лет, Андрей решил меня познакомить с молодым режиссером Артемом Дуброй, который в кафе на пальцах смог рассказать мне, про что сериал, рассказать обо всех персонажах, почему они интересны, зачем эту историю нужно рассказывать сейчас и, главное, предложил мне роль, какую я еще никогда не играл.

— О чем этот сериал?

— Это история о волонтерах, о неравнодушных людях, которые помогают искать пропавших без вести людей. Все они очень разные по возрасту, с разными обстоятельствами и историей жизни, по-разному действуют. Они многим помогают, но иногда получается, что не всем эта помощь нужна. У них разные методы, но их объединяет неравнодушие и острое чувство справедливости.

— В чем для вас был актерский интерес сыграть вашего персонажа, начальника ЧОП «Либертас»?

— Мой герой Кирилл — человек, покалеченный службой в армии, когда-то выполнявший разные специальные операции в горячих точках страны. Человек, остро все чувствующий, прямой, не сильно гибкий, в чем-то даже наивный, но целеустремленный и хорошо организованный. К сожалению, он во многом идет напролом и добивается своей цели, как умеет, как он научился у своих армейских товарищей.

— Что вы знали о своем герое на этапе прочтения сценария, а что возникло уже в процессе съемок? Какие черты вашему персонажу дали лично вы?

— Мы в тот же вечер нашей первой встречи с режиссером начали задавать вопросы моему герою, выясняли, почему он такой. Почему у него такой взрывной характер, почему он не поддается. Начали фантазировать о его исходных обстоятельствах. И идея травмированного человека от службы в горячих точках пришла именно в тот момент. А дальше уже придумывали нюансы в обсуждениях серий и репетициях, еще задолго до съемок.

— Насколько сильно вы погружались в материал, на котором основан сериал, — то есть в работу фондов, работу энтузиастов-спасателей, проблему современного рабства? Какие из фактов стали для вас новыми и шокирующими? И какое место в вашей жизни сейчас занимает волонтерство?

— Очень много об этом рассказывал Артем, режиссер фильма. Шокировали «методы лечения» в некоторых реабилитационных центрах и способы вербовки в некоторые сектантские организации, все это вы можете увидеть в нашем сериале. С волонтерством пока знакомлюсь, с фондами не сотрудничаю, помогаю пока в основном адресно, когда можно увидеть результат этой помощи.

— Легко ли вы соглашаетесь на роли в дебютах?

— Я очень люблю работать с дебютантами, особенно если это молодые люди. С возрастом ты можешь приобрести опыт, но потерять свежесть восприятия. А это в нашей профессии очень важное качество. Когда я приехал в Москву, первым делом пошел на высшие режиссерские курсы, чтобы предложить свои актерские услуги студентам-режиссерам. С ними я учился работать на площадке, существовать в кадре, а они учились режиссерскому и операторскому искусству со мной. Это был взаимовыгодный процесс.

Плюс это был очень честный процесс, с большими амбициями, каждый хотел изобрести велосипед, но свой велосипед. Главное, чтобы дебютант знал законы профессии, чтобы мы могли говорить с ним на одном языке, а это иногда не случается и с маститыми режиссерами. Когда режиссер может на пальцах, внятно и заразительно рассказать мне о своем еще не снятом фильме — это хороший знак. Значит — можно начинать общаться. Спорить я не люблю, люблю вместе обсуждать, фантазировать. Кстати, сразу после нашего сериала я снялся у еще одного дебютанта в полном метре под названием «Правда» — и тоже получил огромное удовольствие.

— Не так давно вы снялись в сериале «Комплекс бога» режиссера Флюзы Фархшатовой, также в скором времени мы надеемся увидеть фильм «Джонджоли» Оксаны Бычковой, еще вы работали с Ольгой Френкель. Поскольку женщин-режиссеров в нашей индустрии ощутимо меньше, актерам нередко задают вопрос, существует ли на самом деле женский взгляд на режиссерскую профессию — или гендер абсолютно не важен. Что вы можете сказать по этому поводу?

— А еще я работал в нескольких проектах с Дашей Полторацкой, с Ирой Волковой, с Анной Меликян — и скажу вам, что никогда не делил режиссеров по гендерному принципу. Более того, мне кажется, сейчас больше интересных работ именно у режиссеров-женщин. Вот видите — уже разделил (улыбается)... Но это тоже может быть потому, что темы вчерашнего дня, мирные темы, для них были более актуальны, но сейчас история снова делает резкий поворот, где снова появляются актуальные мужские темы, к сожалению.

— Поделитесь вашими впечатлениями от работы с Оксаной Бычковой. Она редко снимает кино, при этом каждый ее фильм, начиная с «Питер ФМ», становится важным для представителей разных поколений.

— Оксана — очень позитивный, общительный и очень открытый человек, при этом требовательная режиссерка. Она репетирует легко. Атмосфера на съемочной площадке очень дружелюбная. Процесс от репетиции до съемки проходит легко и незаметно, но если ее что-то не устраивает, она будет добиваться, несмотря на время и усталость, пока не получит результата.

— Также вы снялись в фильме «Детектор» Костаса Марсана. На каком этапе сейчас этот проект? И расскажите, пожалуйста, про ваше отношение к феномену якутского кино. Как думаете, после нескольких недавних наград у якутского кино будет шанс на широкий прокат в кинотеатрах России?

Костас Марсан — это целый мир и энциклопедия мирового хоррора, и, кстати, он говорит, что именно в этом жанре можно познать природу человека и рассказывать о насущных проблемах сегодняшнего дня. Якутское кино мне интересно, как и корейское, китайское, японское или сербское кино. Оно интересное и яркое своим этносом и культурой. В нашем случае Костас был приглашен как самобытный режиссер в фильм российского производства. Это то же самое, как Вонга Карвая пригласили снимать в США фильм «Мои черничные ночи» или Эмира Кустурицу — фильм «Аризонская мечта». Опыт уникальный, фильмы очень интересные, но сравнение в пользу этноса к фильмам, снятым в родных местах, минимальное.

Однако хочу сказать, что это был очень интересный опыт — и я счастлив, что смог поработать с таким режиссером, очень надеюсь, что его взгляд на историю и его авторская индивидуальность не пропадет. Фильм готов. Костас мне звонил и сказал, что недавно был показ перед художественным советом киностудии имени Горького, фильм в целом понравился, и, возможно, скоро будет премьера.

Загрузка