Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Четырехлетняя девочка попала в больницу после падения... 21:53
«Укргидроэнерго» обратилась в ЕСПЧ из-за разрушения... 21:51
Власти сообщили о работе ПВО над Белгородом 21:41
Спортивный юрист оценил правильность участия «Спартака» в споре... 21:39
Стал известен самый дорогой товар в фан-зоне финала Лиги... 21:37
Минздрав РФ обновил данные по пострадавшим от отравления... 21:36
Юрист считает, что Игнатов может оспорить регламент РФС в суде... 21:33
Андрей Малахов рассказал о последних минутах жизни отца 21:32
В НАТО призвали союзников оказать Украине помощь в связи... 21:32
В Удмуртии отец подростка, ударившего медика ножом, вновь... 21:31
Британский журналист призвал не обращаться с российскими... 21:30
Глава МИД Сирии едет с новым визитом в Саудовскую Аравию 21:25
В Минтрансе РФ рассказали об обслуживании российских самолетов... 21:21
Власти Херсонской области назвали сумму ущерба из-за затопления 21:19
Школьница попала в реанимацию после отравления таблетками от... 21:17
«Дайте мне передышку от политики!»: Соболенко на вопрос... 21:13
Сальдо: пять тысяч жителей Херсонской области эвакуированы 21:11
Юрист объяснил, почему футболиста «Спартака» Игнатова... 21:10
Топ-менеджер Apple выступил с электрогитарой... 21:08
Комитет Госдумы одобрил законопроект о повышении призывного... 21:08
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Интервью с актрисой Анастасией Красовской — о дружбе с Гаспаром Ноэ, опасных съемках и детстве

Актриса Анастасия Красовская рассказала о своей роли в сериале «Черная весна»

В онлайн-кинотеатре START близится к финалу хардкорная драма «Черная весна» — о подростках, создавших закрытый дуэльный клуб. Одну из главных ролей в проекте исполнила Анастасия Красовская. В интервью «Газете.Ru» она рассказала об общении с режиссером Гаспаром Ноэ, экстремальных и травмоопасных съемках, а также мечте поработать с Тимом Бертоном.

— В «Черной весне» ты сыграла девочку-подростка Анжелу. Расскажи о ней, видишь ли сходства между вами?

— Она возвращает меня в 15 лет. В ее возрасте я тоже думала о прогулках, мальчиках, мечтала и драматизировала. К тому же, мы с ней чувствительные и ранимые люди. Анжела — открытый миру человек, из-за чего иногда ей становится больно. Она доверчивая, добрая, нежная и, кажется, будто не от мира сего. Ходит в серебряном пуховичке — такая инопланетная девчонка. Думаю, именно поэтому в нее влюбился Мел (персонаж Глеба Калюжного, — прим. «Газеты.Ru»). Она — розочка и лучик света в этой истории, который хочется защитить.

— Чем тебя зацепил проект?

— Необычным сюжетом. Пистолеты в руках подростков — это интересное начало, а возрождение дуэлей и желание действовать — завораживающая середина. Также я была наслышана о режиссерах Любе (Любовь Львова) и Сереже (Сергей Тарамаев). На пробах они с такой любовью включились в процесс и сам проект... Это вдохновило меня.

— Это не первый проект в твоей фильмографии про подростков. Каким помнишь свое детство?

— Оно было счастливым. У меня всегда были хорошие отношения с родителями. Конечно, присутствовал период недопонимания, но, думаю, каждый подросток через него проходит. Было насыщено и забавно.

Помню первую поездку в детский лагерь. Одноклассники и друзья часто туда ездили на лето, а я ни разу. Родители не отпускали. В 7 классе я их уговорила, и они нашли специальный лагерь, где было очень мало детей и много вожатых. Было весело впервые намазать кого-то пастой, сходить на дискотеку и поцеловаться. Время приключений.

— Будучи ребенком, думала ли об актерской профеcсии?

— Нет, никогда. Я вообще не задумывалась о какой-либо творческой профессии. Даже не знаю почему. Но диапазон выбора у меня был огромный: изначально хотелось стать хирургом, потом — программистом, пусть я и ничего не понимала в технике (смеется), по итогу поступила на юридический. Актерство случайным образом появилось в моей жизни.

— Неужели не состояла ни в одном творческом кружке?

— Кружков было множество. Начну с того, что я поменяла шесть школ — мы часто переезжали. Меня отдавали на всевозможные секции, но я в них не задерживалась: что-то не нравилось мне, а кому-то не нравилась я. Например, пробовала и рисование, и танцы — от хип-хопа до бальных, вышивание, гимнастику, фигурное катание. Мне никогда ни в чем не отказывали. Но именно в театральный кружок не ходила. Кажется, даже не знала, что такие есть.

Помню только, что в 10-11 классах мы делали выступления в школе. Тогда я не думала, что это может быть моей профессией. Звучало нереально, что можно любить дело, но при этом получать за него деньги.

— Поэтому выбрала юридический, где много скучной бумажной волокиты?

— Нет-нет, я себе иначе это представляла. Мне казалось, что это будет коммуникация с людьми. Мне хотелось справедливости! Я насмотрелась фильмов и начиталась разных книг, в том числе основанных на реальных событиях. Думала, что буду помогать людям в отчаянии и смогу что-то исправить.

— В «Трудный подростках» ты сыграла девушку Владу. Она работала в стриптиз-клубе и отчаянно пыталась обратить на себя внимание экс-футболиста и тренера Антона Ковалева. Расскажи, откуда ты черпала эмоции, чтобы понять ее?

— Мы черпали их вместе с режиссером Рустом Ильясовым. Он рассказывал мне, каким представляет этого персонажа. Также я разговаривала со сценаристами. Один из них, Алексей Воробьев, постоянно был на площадке. Ему можно было задать вопрос, на который он не только бы ответил, но и рассказывал бы вдогонку что-нибудь полезное. Да и я вспоминала свои школьные годы, одноклассников. Думала, почему мы поступали так, а не иначе.

— Кроме того, было снято послесловие «Трудные подростки. Реальность», в котором появились реальные прототипы главных героев. Взаимодействовала ли ты с настоящими людьми?

— Насколько я знаю, некоторые актеры встречались с ребятами из реальности. Мне не удалось, но не из-за моего нежелания. Это решал продакшн. Истории девочек слышала только со слов редакторов.

— Ты часто снимаешься именно с молодыми актерами. С кем тебе комфортнее работать — теми, кто уже давно в профессии, или наоборот?

— Думаю, все зависит от человека. Бывает, что с ровесниками тяжело найти общий язык, а со взрослыми актерами, наоборот, не возникает никаких трудностей. Здесь скорее про личность, а не про возраст.

— Насколько ты вообще общительный человек?

— Да как-то не очень. Я — интроверт. Очень стеснительная и замкнутая. Первые съемочные дни всегда даются очень тяжело, потому что нужно знакомиться с людьми. Причем не только с актерским составом, но и остальными цехами. Поначалу всегда закрываюсь, но спустя пару смен это проходит (улыбается).

— Есть ли из коллег по цеху те, кого ты смело можешь называть своими друзьями?

— Да, ребят из сериала «Стая». Наверное, это произошло из-за долгой экспедиции в Дагестан. Мы до сих пор поддерживаем контакт и стараемся видеться.

— Это была твоя первая поездка в регион?

— Первая. Наши съемки разделились на два блока. В Москве мы снимали интерьер, то есть пещеру, и флешбэки, потом немного отдохнули и поехали в Дагестан. Это было круто, похоже на лагерь. Мы ездили на экскурсии, пробовали местную кухню и завели друзей. Забирались в горы, репетировали сцены, а к вечеру жарили мясо. А еще, когда другие актеры улетели в Москву на выходные, мы с Эльшаном Алескеровым решили устроить своего рода экспириенс — провести там, не выезжая, 44 дня. Получилось забавно. От этой поездки у меня остались только очень теплые воспоминания и дружбочки.

— Насколько травмоопасными и физически сложными были непосредственно съемки в горах?

— Было сложно, но нас пытались подготовить. Мы ходили на занятия по скалолазанию, проходили инструктаж, как вести себя в горах. В Дагестане своя культура, люди и традиции, а наша поездка состоялась в Рамадан, поэтому нас знакомили со всем этим. Мы пытались узнать как можно больше, хотелось быть хорошими гостями. И надеюсь, получилось.

Однако иногда было действительно страшно. Например, часть травмоопасных сцен в реке снята с каскадерами, но к порогам мы сами подходили на байдарках. У нас было представление, как грести, но не особо-то и получалось. Начались волны, стало прибивать к горе. И эти весла, что с ними делать? Был еще один инцидент, когда нас подвозили на катере. Он резко дернулся, и привязанную к нему лодку с Пашей Табаковым и Агатой Муцениеце чуть не перевернуло. Паша тогда упал в холодную воду. Мы все перепугались.

Это то что касается рек, но были еще и горы. Однажды нам сказали отойти как можно дальше от съемочной группы, выше по горе. Нужно было снять общий план с квадрокоптера. Наверху мы услышали звуки диких животных, скорее всего, шакалов. Было ощущение, что сегодня не мы будем есть шашлык, а съедят нас. И, да, мы застали всю существующую погоду: снег, жару и сильнейший ветер. Физически это были самые сложные съемки.

— По сюжету экспедицию затеяла соцработница Рита (Агата Муцениеце) ради перевоспитания юных правонарушителей. Как тебе кажется, она искренне заботится о своих подопечных? Знаком ли тебе подобный альтруизм?

— Думаю, она горит этой идеей настолько сильно, что перестает многое замечать. Начнем с того, что с нами поехал подросток, который не должен был. Она одурманена самое идеей, а не ее реализацией. Подобное мне не присуще, но помогать другим — да, в здравом смысле.

— Занимаешься благотворительностью?

— На данный момент нет, что ужасно. Помню, как в подростковом возрасте организовывали новогодние праздники с ребятами для центров, в которых живут необычные дети и взрослые. Делали программу, придумывали конкурсы и покупали подарки. Нужно это повторить.

— Ты говорила, что обучалась актерской профессии непосредственно в процессе съемок. Есть ли человек, которого ты считаешь учителем в этом ремесле?

— Это режиссер моей дебютной картины — «Герды» — Наташа Кудряшова. Она мой учитель, любовь и бог в кино. Открыла мне профессию и помогла поверить в себя, что я могу. Мы получили за «Герду» «Леопарда» за лучшую женскую роль на фестивале в Локарно. Наташа, спасибо, это все происходит благодаря тебе!

— Кажется, съемки в «Герде» занимают особое место в твоем сердце...

— Это для меня отдельный мир. По сути, Наташа научила меня ходить, дышать и разговаривать.

— Общаешься с коллегами по этому фильму?

— Дружу с Наташей и оператором Васей Григолюнасом. Надеюсь, они со мной тоже. Вообще, мир кино тесен и многих встречаю на других проектах. Например, с нашим звукорежиссером мы снова увиделись на «Стае», а с девочками-гримерами — на «Белом списке» Алисы Хазановой.

— Ты уже упомянула, что получила «Золотого Леопарда» за роль в фильме Натальи Кудряшовой. Что чувствовала, когда тебе вручили статуэтку?

— Это было неожиданно и страшно. Не думала, что я могу быть на этом месте. Когда люди из индустрии и зрители высоко оценивают твою работу, это важно и ценно. Ты понимаешь, что на правильном пути.

— Как отреагировали близкие, впервые увидев тебя на экране?

— Так как я достаточно замкнутый человек, на премьеру «Герды» пришла только со своим лучшим другом. Он настолько радовался за меня, что даже заплакал. Говорил, что это поистине хорошая работа. Родители всегда в меня верили, будь то юридический, моделинг или кино. Они радуются всему, особенно мама. Любой мелочи... Например, ребята смонтируют Reels в Instagram (владелец компания Meta признана в России экстремистской и запрещена) со мной, мама выкладывает его к себе. Люблю ее.

— Как ты относишься к пришедшей к тебе славе?

— Нравится смотреть смонтированные видео, рисунки — или когда ребята мне пишут о себе, моей работе, делятся чем-то. Стараюсь читать все сообщения и по возможности отвечать. Это здорово.

— Сумасшедших историй с фанатами еще не было?

— К счастью, пока с таким не сталкивалась. У меня все мило. Даже те, кто подходит фотографироваться, делают это тактично и вежливо. Другие актеры, конечно, рассказывали ужасные истории, но у меня их не было. И надеюсь, не будет. Опять же — я очень скромный человек, поэтому всегда нервничаю. Начинаю стесняться еще больше, чем подходящие ко мне ребята. Или во время видеоинтервью, или на мероприятии — не знаю, пройдет ли это со временем.

– После «Герды» тебе написал режиссер Гаспар Ноэ. Общаешься ли ты с ним до сих пор?

— Да, он пригласил меня на премьеру фильма «Вихрь» в Москве. Он один из самых талантливых режиссеров нашего времени, — его работы вызывают у меня эмоции, причем разные. Я бы с радостью с ним поработала.

— Если помечтать, то какого бы персонажа хотела сыграть?

— Думаю, это был бы фантазийный персонаж. Из уже существующих — точно была бы работа с Тимом Бертоном. В «Уэнздей», которая недавно вышла на Netflix, Джену Ортегу я вряд ли переплюну, — поэтому, если вдруг будет ремейк «Трупа невесты», то, пожалуйста, возьмите. Играть трупа я умею.

— Также ты снялась в проекте «Актрисы» Федора Бондарчука. Как тебе с ним работалось?

— Было очень волнительно. Со мной всегда так происходит, когда встречаю людей, которых уважаю и уважаю то, что они делают. А если эта встреча приурочена к совместной работе... Да, коленки тряслись. Но это была одна из самых комфортных площадок за все мои съемки. Федор Сергеевич находился в постоянном контакте с актерами, за что хочется сказать большое-большое спасибо.

— Можешь вспомнить самое-самое теплое воспоминание со съемок любого любимого тобой проекта?

— Их множество — и с разных проектов. Например, бесконечно много с «Герды», но в голову пришел момент со съемок «Трудных подростков». Тогда я только вернулась с Локарно обратно на съемки. В мой гримваген зашли режиссер Рустам Ильясов и оператор Сережа Прекраснов и сказали: «Настя, ты нас не видела.» А через десять минут вернулись с цветами, поздравляя меня с наградой. После этого я зашла в свой вагончик, и он был украшен шариками, расписанными художницами и кастинг-директором. Было очень приятно.

Также много воспоминаний сохранилось со «Стаи». Как мы играли в тайного друга по аналогии с тайным Сантой. На протяжении проекта делали друг другу подарки. Это круто.

— Тебе везет с проектами...

— Да, не знаю, что я сделала такого эдакого (смеется). Надеюсь, эта белая полоса не закончится. В 90% проектах мне действительно везет с актерами, режиссерами и всеми-всеми.

— И напоследок — расскажи о том, каких проектов с тобой ждать.

— Сериал «Актрисы» Федора Бондарчука. Также я снялась в небольшой роли во «Внутри убийцы» у Владимира Мирзоева. Надеюсь, что скоро выйдет, но не знаю когда, «Белый список» Алисы Хазановой. Скрасить ожидание можно полностью вышедшей «Стаей», также продолжаются «Трудные подростки» и прекрасно-пугающая «Черная весна».

Загрузка