Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

Интервью с Домиником Джокером — о новых песнях, «Фабрике звезд» и семье

Доминик Джокер рассказал о споре с Сосо Павлиашвили

Певец и продюсер Доминик Джокер выпустил танцевальную песню «Эта ночь». В интервью «Газете.Ru» музыкант рассказал о новом треке, споре с Сосо Павлиашвили, воспоминаниях о «Фабрике звезд 4», досуге с супругой Екатериной и особенностях воспитания сына-фигуриста.

— Расскажите о своей новой песне — какой посыл в нее заложен? Что вдохновило вас на ее написание?

— Это танцевальный трек. Он о том, что один человек может встретить другого и утонуть в нем, раствориться, они могут сбежать ото всех, и это может произойти на шумной вечеринке или где-то еще. Они могут просто сбежать, потому что им кроме друг друга больше никто не нужен. Вдохновение — это то, что невозможно описать словами, поэтому тут сложно сказать, что вдохновило на написание песни, это просто такой сиюминутный момент. Понятно, что я всегда это все пропускаю через себя, проживаю, но у нас, кстати, как-то с Катей так в принципе и получилось. Мы сначала просто общались, потом посмотрели друг другу в глаза и сбежали ото всех.

— Часто ли вы даете концерты? Где и когда планируются ближайшие выступления?

— За эту неделю у меня было четыре концерта. Сейчас я собираюсь на пятый концерт. Мне сложно точно сказать, следите за графиком, сейчас трудно предугадать, потому что концерты случаются, как грибы вырастают после дождя.

— Гастроли в каких городах России запомнились вам больше всего? Может быть, благодаря концертной деятельности вы побывали в каких-то местах, куда вряд ли поехали бы просто так?

— Сложно сказать. Я просто люблю путешествовать. Это наше семейное кредо, мы с Катей обожаем путешествовать. И мне нравится в каждом городе, в котором я был. Нет таких мест, в которые я не хотел бы вернуться. Отчасти это благодаря людям, которые нас принимают. У каждого города есть своя история — очень интересно, когда нам об этом рассказывают.

— Почему вы отказались от формата альбомов в пользу отдельных треков?

— Это тенденция современной музыкальной индустрии, все слишком быстро меняется. Сейчас все делают EP, это такие мини-альбомы. Вполне возможно, что я через некоторое время выпущу такой альбом, где будет несколько заглавных треков и треки, которые могут претендовать на какой-то музыкальный эксперимент.

— Расскажите о судьбе кавказской свадебной песни, которую вы обещали записать после спора с Сосо Павлиашвили.

— Она уже практически готова. У меня руки не доходят именно записать ее. Я ее написал и уже полностью подготовил к записи. Мне просто нужна лишняя неделя, которой сейчас, к сожалению или к счастью, нет, чтобы записать. Я думаю, что летом песня точно появится. Это такой интересный спор, мне очень нравится, что это произошло, что Сосо подкинул мне такую идею. И мне кажется, что у меня получилось, но судить, конечно, вам.

— Чем отличаетесь вы сегодняшний от Доминика Джокера эпохи «Фабрики звезд 4»?

— Я стал старше, более размеренным, в чем-то спокойнее, менее шабутным. А так все тот же авантюризм во мне присутствует, поэтому не так много отличий.

— С какими эмоциями вы вспоминаете то время? Не раздражают ли вас частые вопросы о «Фабрике»? Ведь с момента вашего участия прошло почти 20 лет, а многие до сих пор ассоциируют вас с проектом.

— Нет. Вы знаете, это одно из самых светлых воспоминаний в моей жизни, мне нравится об этом говорить, мне нравится, что это происходило в моей жизни, мне нравится, что меня ассоциируют с этим проектом, мне приятно в любом случае. Я рад, что у меня есть жизнь после проекта, которая не остановилась на «Фабрике звезд», хотя это произошло с рядом артистов, и мне за это очень жаль. Так что я вспоминаю это время только с благими эмоциями.

— Как вы считаете, почему «Фабрика» перестала выходить? Звезд стало слишком много?

— Нет, просто у каждого проекта и артиста есть свое время жизни, вернее, есть время быть и время отдыхать. Этим, кстати, очень умело пользуются западные именитые артисты. Они какое-то время не выпускают что-то не потому, что они устали и им все надоело. Они специально выжидают паузу. Есть даже такое выражение — «примелькался». Поэтому вот такие точечные появления более характерны для успеха как артиста, так и его музыкального материала.

— На ваш взгляд, было бы актуально возрождение проекта в наши дни?

— Да, мне кажется, к этому проекту нужно очень правильно отнестись в реалиях сегодняшнего дня: и музыкально, и с точки зрения PR, хайпа, оформления. Нужно будет ввести определенные изменения, и тогда этот проект стал бы сейчас достаточно успешным.

— В чем секрет вашей энергичности? Судя по видео, вы такой же активный, как и 20 лет назад, — в соцсетях это отмечают в комментариях.

— Мне кажется, если ты останавливаешься, то и жизнь вокруг тебя останавливается. Москва — такой очень шумный, суетливый город. Да, когда ты приезжаешь в более спокойное место, первые два-три дня ты отдыхаешь, но потом люди, которые привыкли к этому ритму, ощущают такое недопонимание, что происходит вокруг, и есть такое чувство, что ты что-то пропускаешь, что нужно куда-то бежать и что-то делать.

— Как вы с супругой Екатериной отметили 8 марта? Если не секрет, какой подарок вы ей преподнесли?

— Мы отметили 8 марта 9 марта, потому что 8 марта я был на выездном концерте в Эмиратах. На следующий день перед вылетом я обошел здоровенный торговый центр и купил ей несколько подарков, которые сейчас сложно найти в Москве и вообще в России. Я потратил два или три часа, но нашел то, что она хотела, и это теперь в ее ручках.

— В конце прошлого года Екатерина сообщила о подготовке к ЭКО. Расскажите, если можно, есть ли новости по этой теме?

— Мы стараемся не говорить ничего, не обсуждать эту тему сейчас, но я очень надеюсь, что скоро мы эту тему будем обсуждать.

— Ваш сын Мартин Бреславский — фигурист-парник. Расскажите о его успехах и перспективах. Какая у него глобальная цель?

— Как раз сейчас я переписывался с Мартином, они с его партнершей едут на первенство России, и это серьезное достижение в его возрасте, ему 17 лет. Я написал ему, что это круто и что мы с Катей в них верим. На что Мартин ответил: «Круто, когда мы мир возьмем». Прямо сейчас пришло это сообщение от него.

— Не боялись ли вы отдавать сына в профессиональный спорт? Приходилось ли Мартину сталкиваться с серьезными трудностями?

— Мартину приходилось сталкиваться с серьезными трудностями, но мы не боялись, это было его желание, причем это желание было продиктовано тем, что ему очень нравилась дочь наших друзей, которая рано пошла в спорт. И я могу вам сказать, что он пошел туда за ней в три с половиной года. Только потом он осознал серьезность этого занятия. У него были попытки лет в шесть прекратить это, такие же попытки были в 13. Его никто и никогда не заставлял.

Но у него была очень большая трудность — травма, связанная с тренировками. Тогда врачи сказали, что у него есть два варианта: оставить спорт, и тогда все пройдет само собой, или сделать операцию и пройти реабилитацию. Мы с ним серьезно поговорили на эту тему. Он спросил, сколько у него есть времени подумать. Я сказал, что сколько потребуется времени, столько у него и есть, ведь это только его решение. И буквально через два дня или на следующий день, я уже точно не помню, он меня разбудил и сказал, что нужно делать операцию, потому что ему приснился лед. И вот он серьезно с этим справился, как взрослый человек.

— Следите ли вы за фигурным катанием? За кого из спортсменов болеете?

— Слежу, болею за наших.

Загрузка