Новости

Слишком резкий старт: как Китай затормозит экономику России

Эксперты рассказали, как замедление роста экономики КНР повлияет на Россию

Слушать
Остановить
Рост экономики КНР в первом квартале составил 18,3%. Однако в предстоящих двух-трех кварталах будет наблюдаться резкое замедление темпов, пишет Bloomberg. «Газета.Ru» узнала, насколько это критично для других мировых экономик, в частности — российской.

По данным, опубликованным на портале китайского Национального статистического бюро, рост экономики Китая в первом квартале составил 18,3%. Однако, как сообщает Fortune, ссылаясь на данные Оксфорда, общий годовой рост должен составить около 8%, что более оптимистично, чем прогнозируют в самом Китае — 6%. Однако это предполагает, что в предстоящих двух-трех кварталах будет наблюдаться относительно резкое замедление роста китайской экономики.

В качестве ответной меры Народный банк Китая намеревается сократить норму обязательных резервов (RRR) на 50 п.п. для всех банков, что позволит ему высвободить около 1 трлн юаней (или $154 млрд) для повышения объема ликвидных средств в экономике. Однако влияние этой меры на рынки скорее всего будет краткосрочным, что заставляет говорить о дальнейшем замедлении экономического роста в КНР. Об этом пишет CNBC со ссылкой на данные Национального банка Китая.

Некоторые эксперты считают, что даже в краткосрочной перспективе такой шаг позволит запустить те отрасли, которые зависят от объема ликвидных средств: воздушно-космический сектор, сектор обороны, электроники, ИТ-технологий и медиа.

«Сокращение RRR в какой-то степени разогревает опасения частных инвесторов в том, что восстановление экономики на второй-третий квартал этого года будет не настолько активным, как ожидалось», — отмечают аналитики UBS в разговоре с Bloomberg. По их мнению,

без ослабления монетарной политики увеличение объема ликвидных средств вряд ли поможет устойчивому экономическому росту.

Вдобавок замедление восстановления экономики во втором-третьем кварталах может неприятно сказаться на банковском, страховом и потребительском секторе.

В свою очередь аналитики Евразийской группы (EG) обращают внимание, что

шаг, который предполагает вливание 1 трлн юаней в экономику Китая, сам по себе является извещением о том, что в стране начинаются весомые проблемы с доходами корпораций, финансовой стабильностью и ростом.

Как подчеркивает глава экономического и стратегического отделов Mizuho Bank Вишну Варатан, мера Народного банка Китая направлена на калибровку кредитования, то есть — отвод кредитов из спекулятивных и высокорисковых секторов и их перенаправление на увеличение объемов кредитования малого и среднего бизнеса. Он также уточнил, что основным камнем преткновения в расчетах монетарной политики Пекина до сих пор является недостаточное внимание к рискам финансовой стабильности.

В разговоре с «Газетой.Ru» заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин призвал не делать критичных выводов, исходя лишь из замедления в течение одного квартала. Он подчеркивает, что такой исход событий был ожидаем. По мнению эксперта,

данная ситуация объясняется большим объемом противоковидных мер, принятых в прошлом году. В результате созданный эффект низкой базы спровоцировал бешеный рост в первом квартале этого года.

Кашин считает, что даже при росте от 6% Китай останется одной из самых быстрорастущих и крупных экономик мира.

По мнению начальника аналитического отдела ИК «Риком-Траст», доцента ВАВТ Олега Абелева, снижение уровня роста китайской экономики может привести к замедлению темпов глобальной экономики. Он объясняет это тем, что Китай является одним из основных мировых экспортеров. Соответственно,

снижение темпов экономики скажется на сокращении потребления, расходов и платежеспособного спроса внутри страны. На это в свою очередь должны будут отреагировать производители – либо путем сокращения предложения, либо снижением уровня цен.

Другой причиной предстоящего замедления в экономике Китая Абелев считает сокращение спроса в странах-импортерах китайской продукции ввиду повторной вспышки роста заболеваемости во втором квартале у главных торговых партнеров Китая: США, России и Индии. Так, в США и Индии уровень заболеваемости не падал ниже 10 тысяч в день с начала 2021 года. А Россия с наступлением лета вернулась к уровню, превышающему 20 тысяч зафиксированных случаев в сутки.

Такое же мнение высказывает и директор научно-образовательного центра проблем модернизации экономических и политических систем ВШКУ РАНХиГС Вилен Вардапетян. Он говорит, что

поскольку Китай занимает пятую часть всей мировой торговли, то замедление такой экономики, естественно, будет иметь глобальный эффект. В особенности это повлияет на экономики основных торгово-экономических партнеров Китая: США, Японии, Вьетнама, Южной Кореи, Германии, Нидерландов, России и других.

Руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев дополняет, что замедление восстановления экономики КНР на фоне нового витка пандемии в мире негативно скажется на целом ряде отраслей. «По цепочке пострадают основные производители сырья, металлов, продукции АПК, — ожидает эксперт. — Такие колебания (рост, а затем падение) могут означать затяжной финансово-экономический кризис глобального характера. И он начинается в Китае, а затем – и везде».

Затронет Россию

Переводя фокус на Россию, Вилен Вардапетян предупреждает, что та часть российской экономики, которая зависит от экспорта и импорта по китайскому направлению, потерпит убытки, что связано с несвоевременной поставкой грузов. Он также уточняет, что в нынешней ситуации увеличились как длительность, так и стоимость контейнерных перевозок, что в свою очередь отразилось на ценах на электронику и потребительские товары, импортируемые из Китая.

Как сообщает портал ChinaLogist со ссылкой на данные китайской таможни,

в январе-феврале 2021 года объем торговли между Китаем и Россией вырос на 8,5% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года и достиг $18,78 млрд. Китайский экспорт в Россию увеличился на 48%, до $8,92 млрд.

Общий объем экспорта Китая за первые два месяца 2021 года достиг $468,8 млрд (+60,6% по сравнению с январем-февралем 2020 года).Причем, как сообщал СМИ в середине февраля руководитель отдела закупок цифровой техники «Ситилинк» Николай Петров, уже на тот момент закупочные цены на импортную электронику взлетели на 5-20%.

Китайский опыт

Часть китайского опыта по борьбе с последствиями коронакризиса может применить и Россия, но далеко не все методы Пекина подойдут Москве из-за различия нынешних экономических проблем в двух странах.

Василий Кашин поясняет, что

Китай страдает от таких факторов, как повышенная долговая нагрузка на экономику, кризис перепроизводства в отдельных отраслях и от резкий рост дефицита в рабочих отраслях. «Так что китайский опыт, наверное, будет малоэффективным в наших экономических условиях и реалиях», — подытоживает Кашин.

Однако он отмечает, что стоило бы обратить внимание на азиатский опыт в проектах более низкого уровня, например — на индустриальную стратегию развития отдельных отраслей, стимулирование развития инноваций, науки и образования. Помимо этого Кашин считает, что

правительству России стоило бы взять на вооружение основные мировые тенденции, такие как импортозамещение в сфере микроэлектроники, инвестиции в гражданский авиапром, а также станкостроение и производство промышленного оборудования.

В свою очередь эксперт из ВАВТа Олег Абелев подчеркнул, что

в России история с высвобождением части резервов работает не слишком эффективно.

«Не такие большие объемы средств находятся в наших банковских резервах (ФОР), чтобы они могли вкладывать эти деньги куда-то в кредитование или реструктуризацию», — пояснил он. Абелев считает, что России не стоит идти по намеченному Китаем пути, так как основными инструментами монетарной политики ЦБ остаются ключевая ставка и купля-продажа валюты.