Новости

Вакцины — новая нефть: как изменился экспорт России

Удельный вес ТЭК в российском экспорте продолжает снижаться

Слушать
Остановить
Экспорт нефтегазового сектора продолжает снижаться в структуре российского ВВП, что по сути означает дальнейшую диверсификацию отечественной экономики. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты отмечают, что это связано с развитием других отраслей — металлургии, машиностроения, фармацевтики и деревообработки. И против них Запад точно не станет вводить санкции.

Доля нефтегазового сектора в структуре ВВП России в 2020 году составила 15,2%, сократившись на четверть по сравнению с 2019-м. Из данных Росстата следует, что наибольшая доля нефтегазового сектора в ВВП России была в 2018 году, наименьшая — в 2020 году. Так, в 2017 году этот показатель составлял 16,9%, в 2018 году — 21,1%, в 2019 году — 19,2%, в 2020 году — 15,2%.

То, что в цифрах Росстата явно прослеживается тренд снижения зависимости российской экономики от экспорта энергоресурсов, подтверждают свежие данные Федеральной таможенной службы (ФТС). Так, удельный вес ТЭК в товарной структуре экспорта в январе-мае 2021 года снизился до 53,1%. В январе-мае 2020 года он составлял 56,5%. 

В экспорте товаров топливно-энергетического комплекса возросли физические объемы электроэнергии, природного газа, керосина и угля. Вместе с тем снизились физические поставки бензина и нефти (на 16,9%).

В общей экспортной корзине за первые пять месяцев текущего года возросла доля металлов (10,7% вместо 9,5% в январе-мае 2020 года), доля продукции химической промышленности (7,8% вместо 6,7%), машин и оборудования (6,6% против 6% в январе-мае 2020 года).

Доля экспорта лесоматериалов и целлюлозно-бумажных изделий в январе-мае 2021 года составила 3,6% (в январе-мае 2020 года – 3,5%).

Руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая в беседе с «Газетой.Ru» приводит данные ЦДУ ТЭК, согласно которым в физическом выражении экспорт нефти в первом полугодии 2021 года был на 12,1% ниже, чем годом ранее (вследствие вынужденного сокращения объемов добычи нефти Россией по соглашению ОПЕК+), зато средняя цена нефти Urals увеличилась на 60% (с $39,68/барр. до $63,35/барр.). А вот ненефтегазовый экспорт значительно превысил уровень как прошлого, так и позапрошлого года.

«Таким образом, сохраняется постпандемическая тенденция увеличения диверсификации структуры экспорта»,

— говорит она.

Несмотря на непростой геополитический фон, Евросоюз остается крупнейшим экспортным рынком для России, подчеркивает эксперт. Доля экспорта в январе-мае текущего года составила 37,8% против 37,1% за аналогичный период прошлого года. По мнению Беленькой, увеличение доли связано с восстановлением европейской экономики после глубокого спада.

Управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский отмечает: ключевые потребители энергоресурсов из России — Китай и Евросоюз. Металлы и изделия из них экспортируются в страны Европы, Турцию и Китай, драгметаллы — в Великобританию, США и Бельгию, химическая продукция — в Бразилию, Казахстан, Беларусь, машины, оборудование и аппаратура — в Казахстан, Китай, Белоруссию, продукция пищевой промышленности — в Турцию, Египет и Китай.

В восточном направлении крупнейшим внешнеторговым партнером РФ остается Китай — доля экспорта составила 14,7%, незначительно увеличившись за год (14,5%). 

Доля экспорта РФ в США по-прежнему незначительна и менее 4% (3,7% в январе-мае 2021-го), однако темпы роста экспорта в годовом выражении составляют 26%, что выше, чем рост российского экспорта для всего мира (20%).

Вместе с тем в прошлом году значительно увеличился экспорт в дальнее зарубежье продовольственной продукции и с/х сырья (+21,7%), драгметаллов, драгкамней и изделий из них (в два раза).

Санкциям вопреки

На фоне таких показателей в российском экспорте вывод о неэффективности и нецелесообразности западных санкций в отношении России становится очевидным. Об этом пишет и зарубежная пресса. В частности, Die Welt опубликовало статью с критикой санкционного подхода европейских политиков после того, как Совет ЕС продлил экономические ограничения в отношении РФ до 31 января 2022-го.

«При попытке ударить по российской экономике через российские элиты легко может получиться так, что под удар попадет сам нападающий. Потому что в тех сырьевых отраслях, которые служат основой российской экономики, мир в той же степени зависит от России, как и она от него»,

— пишет автор материала. Он подчеркивает, что именно по этой причине дальше рестрикций, касающихся области финансов и трансфера технологий, Европа не идет.

«Европа не будет сама себя высекать, и санкции против России не могут подорвать экспорт углеводородов, так как тем самым Европа поднимет их цены на рынке. История с «Северным потоком — 2» показывает, что бизнес есть бизнес, а политика есть политика, — рассуждает руководитель Департамента инвестиционного анализа и обучения ИГ (организация запрещена в России) «Универ Капитал» Андрей Верников.

Помимо сырья, по его словам, за последний год сильно вырос спрос на минеральные продукты, на металлы, на товары химии. «Причины разные. К примеру,

цены на сталь не могут не расти, потому что чтобы вывести экономику из «коронападения», власти развитых стран запустили инфраструктурные проекты, а для того, чтобы построить, к примеру, мост, нужна сталь»,

— отмечает Верников.

Илья Жарский считает, что в ближайшем будущем концептуально структура экспорта из РФ меняться не будет, однако на фоне ситуации на нефтяном рынке, а также в связи с пандемией она будет частично обновляться. «Например, очевидно, что по итогам этого года заметно вырастет показатель по экспорту медицинской и лекарственной продукции в страны ближнего и дальнего зарубежья, в том числе основная доля будет приходится на вакцину против коронавируса», — подчеркивает эксперт. Его мнение подтверждает статистика:

еще весной этого года глава столичного департамента инвестиционной и промышленной политики Александр Прохоров сообщал, что столичные фармацевтические предприятия нарастили экспорт лекарственных средств на треть по итогам 2020 года — до $311,2 млн.

Сейчас Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) почти каждую неделю сообщает о новых контрактах на поставки или производство «Спутника V», в том числе с европейскими странами (Италией, Францией и Германией). Индия, Китай, Южная Корея и Бразилия станут основными поставщиками вакцины по экспортным контрактам, заявлял ранее глава РФПИ Кирилл Дмитриев. По данным Фонда, российская вакцина получила регистрацию уже в 64 странах, из которых уже свыше 40 стран получили первые поставки препарата и начали его применение.

О росте экспорта сообщают и металлурги.

В пресс-службе «Северстали» отметили, что в первом квартале текущего года «компания нарастила долю продаж на экспортном рынке до 52% (в 4 квартале 2020 года она составляла 35%)». «Произошло это вследствие благоприятной динамики экспортных цен и возросшего спроса»,

— пояснили в компании.

Увеличению российского экспорта продовольствия благоприятствуют мировые цены на продукты, которые растут второй год подряд, говорит директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов. России, по его словам, «есть куда расти по аграрному экспорту», хотя рассчитывать на заметный рост при всех введенных экспортных ограничениях в 2021 году не приходится.