«Не все исчисляется деньгами»: как занимаются с воспитанниками детдома в Луганске

Директор Луганского детского дома №1 объяснила, почему сиротам нужна не только материальная поддержка

Что нужно сиротам из детских домов? Еда, одежда, обувь, средства гигиены, игрушки – кажется, этого достаточно, чтобы покрыть базовые потребности воспитанников. Но гораздо важнее обеспечить их не только материальными благами, но знаниями и умениями, которые помогут им «выжить», когда они покинут стены учреждения. О том, почему сиротство – это не просто отсутствие родителей, но привычка к иждивенчеству, выученной беспомощности, и как с этим справиться, «Газете.Ru» рассказали директор Луганского детского дома №1 Виктория Мочалова и директор фонда «Большая перемена» Ирина Рязанова.

Виктория Александровна Мочалова (далее – ВМ) и Ирина Павловна Рязанова (далее – ИР) познакомились в апреле 2022 года, когда дети из луганского детского дома были в эвакуации в Ростовской области. Рязанова с командой приехала в пункты временного размещения (ПВР) в Азове, чтобы встретиться с директорами семи детских домов из ДНР и ЛНР и предложить посильную помощь в трудной ситуации. Фонд «Большая Перемена», который Рязанова возглавляет уже 20 лет, помогает детям с опытом сиротства научиться учиться, взаимодействовать с другими людьми, отвечать за свои решения и поступки.

— Ирина Павловна, Виктория Александровна, почему вдруг такая помощь – «научить учиться, общаться» — разве воспитанники детских домов не учатся, не общаются друг с другом? А у детского дома нет ресурсов помочь им приобрести элементарные навыки?

ИР: — Образование для сирот – это проблема, которую редко обсуждают. У ребенка, оказавшегося в сложной жизненной ситуации, без родителей, есть огромная потребность в дополнительной помощи и поддержке. А также особые образовательные потребности в силу их особенного пути.

Сиротам очень важно помочь понять, что образование и умение решать самостоятельно разные задачи – это их билет во взрослую жизнь.

У сотрудников школ и детских домов на такую индивидуальную поддержку не хватает времени, компетенций, программ. Для этого нужны дополнительные ресурсы и не только финансовые. Это кропотливая комплексная работа, требующая специальных программ, технологий и компетенций. Именно поддержка детей в развитии самостоятельности, мотивации, восполнении пробелов в знаниях и умениях стала основным предметом нашего сотрудничества с Луганским детским домом.

ВМ: — Все дети, поступающие к нам (сейчас у нас 54 ребенка), в той или иной степени нуждаются в сопровождении образовательного маршрута. У ребят разный уровень знаний. Многие из них и до детского дома имели серьезные пробелы в образовании по семейным причинам, а тут еще пандемия, которая внесла свои коррективы. По сути, воспитанникам просто давали домашнее задание, а они его выполняли, если позволяла техника. У детей не было живого контакта ни со сверстниками, ни с учителями. На базе детского дома школы нет, у нас только воспитатели. Они в условиях пандемии, да и после, не могли преподнести материал так же, как учителя-предметники. И проблемы с образованием росли, как снежный ком.

— Что вы имеете в виду?

ВМ: — У сирот и так низкая мотивация к учебной деятельности, а когда они перестают понимать текущую программу, она падает до нуля. Начинается: «я не понимаю», «мне это не надо», «в жизни не пригодится». Мы пытаемся объяснить, что это не так, но у нас не всегда есть необходимые ресурсы.

— А как же материальные потребности? Получается, что они отступают на второй план?

ВМ: — Не все исчисляется деньгами и материальным. Все необходимое у нас есть. Скажем так: «дети не голодают». Нам помогают очень много людей: большое внимание и со стороны нашего государства, и со стороны России. Есть бюджетные и спонсорские поступления.

ИР: — Мы можем детей напоить, накормить, одеть, но если мы не поможем им получить образование, то у них не будет будущего.

— Какая конечная цель у вашей совместной работы?

ИР: — Она сформулирована в миссии фонда: это переход от сиротства к самостоятельности. Сиротство — не только факт отсутствия родителей, но и привычка к иждивенчеству, беспомощности. Эти дети привыкли быть слишком зависимыми и несамостоятельным в силу их особого жизненного опыта.

Самостоятельность – это способность решать задачи и реализовывать свои идеи самому в кооперации с другими людьми.

Чтобы ребенок осуществил переход от сиротства (как от образа мышления) к самостоятельности, мы помогаем восстановить пробелы в учебном процессе, помогаем ему почувствовать, что он может быть успешным.

На профессиональном языке мы называем это социокультурной реабилитацией субъекта образования.

— Почему? Разве тут уместно это слово?

ИР: — Вполне! Ведь мы восстанавливаем условия, при которых дети приобретают способности, необходимые для самостоятельной учебы и жизни в целом. Мы учим задавать вопросы, не бояться ошибок, взаимодействовать с педагогом. Вместе находим то, что ребятам интересно.

Познавательный интерес – ключевое понятие в работе наших специалистов. Если он есть, то это уже полдела. Дальше ребенок сможет понять, зачем ему самому нужно образование, что он хочет, что ему интересно. С ним ребенок достигнет успеха в его способности решать образовательные и жизненные задачи. А это для наших детей самое главное.

— Ирина Павловна, объясните, пожалуйста, выбор локации, в которой расположен детский дом. Почему именно луганский? Наверняка, и у нас в России хватает тех, кому нужна подобная помощь.

ИР: — Естественно мы много и плотно работаем и с российскими детскими домами. В прошлом году, например, мы открылись в Новосибирске. Сейчас в нас очень заинтересованы в Арзамасе. Нас ждут в Петербурге и в Перми. В Луганск мы не собирались, но так сложилась ситуация.

В фонде работают очень неравнодушные люди. И ситуация, которая сложилась в регионе, очень волновала нас. Мы много думали, как мы можем помочь, что мы можем предложить помимо того, что уже предложили другие.

Мы считаем, что помогать надо там, где люди нуждаются в этой помощи больше всего. А в Луганске сейчас ситуация не просто сложная, а суперсложная. Мы каждый день начинаем с новостей о том, что там происходит.

— Помогло ли общественное внимание к ЛНР и ДНР быстрее добиться финансирования вашей деятельности?

ИР: — Внимание всех россиян уже несколько месяцев приковано к этому региону. Многие хотят быть волонтерами и помогать своим трудом, финансировать гуманитарную помощь. Нам предстоит набрать и подготовить педагогов, которые смогут оказывать профессиональную поддержку ребятам. Необходимо решить множество методических, логистических, технических, нормативных задач.

Пока мы в поисках финансирования и решить эту задачу нужно до начала учебного года. Но благодаря участию Уполномоченного по правам детей в РФ нам уже удалось обеспечить учебный процесс компьютерами.

Нам достаточно сложно переключить внимание людей с необходимости помогать материальными вещами на помощь в образовании.

Многим кажется, что образование в таких условиях – избыточная роскошь.

Нужно сначала напоить, накормить. Но детям помощь нужна именно сейчас. И людям, которые могут выделить ресурсы и средства, надо дополнительно объяснять, зачем сиротам необходима такая «реабилитация». Надо донести, что помощь в образовании не может быть быстрой. Это не гуманитарная помощь, которая нужна срочно. Нам надо познакомиться с ребятами, провести диагностику, понять у кого какие трудности и как все организовать.

Виктория Александровна проявила большой интерес к нашему фонду, призналась, что ее дети испытывают трудности ровно в той сфере, где мы можем быть полезными. Надеюсь, что у нас все сложится.

ВМ: — Мы благодарны, что фонд «Большая Перемена» предложил нам такую помощь. Дети – самое важное, что у нас есть. Так приятно, что в эвакуации к нам проявили столько любви, заботы и понимания. Во время пребывания в Азове мы приобрели столько новых друзей. Мы были в России больше двух месяцев, с конца февраля – когда наше правительство эвакуировало детский дом, до отправки домой.

6 мая нас ждал замечательный теплый прием. С детьми работали психологи и другие специалисты. Нас размещали в гостиничном комплексе – отдельная благодарность его директору Наталье Валентиновне Вдовенко. Дети получили заряд надежды, что со временем мы станем жить в том мире, в котором нам хотелось бы.

А с помощью таких друзей как «Большая Перемена» у нас точно будет все хорошо.

Загрузка