«Муж плакал, когда узнал, что я беременна». Интервью с актрисой «Сердца пармы» Еленой Ербаковой

Актриса Елена Ербакова рассказала о роли ведьмы-ламии в «Сердце пармы», Сергее Пускепалисе и беременности

У актрисы Елены Ербаковой в жизни несколько значимых событий. Во-первых, дебют в кино. 26-летняя Елена сыграла главную женскую роль в экранизации романа Алексея Иванова — эпической экшн-драме «Сердце пармы», где компанию ей составил Александр Кузнецов. Во-вторых, беременность — в ближайшее время она станет мамой. О главных переменах в жизни она рассказала «Газете.Ru».

— Фильм «Сердце пармы» — твой дебют на большом экране. Расскажи, как ты попала в проект?

— В 2018 году я училась на четвертом курсе в институте в Улан-Удэ. Как-то раз на Facebook (компания-владелец Meta признана экстремистской организацией) я получила сообщение от кастинг-директора Натальи Троицкой: «Здравствуйте, нам интересна ваша внешность. Хотим предложить попробоваться в исторический проект». Я сначала не поверила, потому что было третье апреля (смеется). Подумала, что кто-то меня с опозданием разыграл. Потом Наташа написала повторно, предложила созвониться. И уже после этого я поверила. У меня не было надежды получить роль даже после записи проб. Более того я сомневалась, что меня возьмут в проект, когда на протяжении года ездила в Москву на кастинги. И вдруг меня утвердили. Я была шокирована!

— Получается, что ради постоянных кастингов ты часто ездила в Москву?

— Да, первый раз я поехала туда на пробы сразу после выпускного из института. Затем я стала работать в театре. Пришлось подстраивать график и репертуар, чтобы я могла спокойно ездить в столицу. Обычно такие поездки занимали несколько дней, так что проблем не было. Когда меня утвердили в «Сердце пармы», я не переезжала. Я жила на два города: Улан-Удэ и Москва. Постоянно ездила на съемки из Бурятии.

— Я читала, что ради съемок тебе пришлось много чего сделать: и выучить язык народов манси, и стать моржом, постоянно находиться в холодной воде ради некоторых сцен. Что из этого было самым сложным?

— Многие меня спрашивают про холодную воду, потому что действие фильма происходит зимой. Однако не все знают, что съемки были летом. Те сцены в воде, которые вы видите на экране, они на самом деле снимались в комфортных условиях: в воде было приятно находиться. Да, река горная, поэтому температура в ней ниже, чем в обычных реках. Но это было для меня терпимо. Я же с Байкала. Я привыкла к прохладной воде. Что касается языка манси, то его оказалось не тяжело учить: он очень похож на бурятский язык своей музыкальностью.

Единственное, что было тяжело — я все время боялась подвести режиссера. Я находилась в большом напряжении, ведь это мои первые съемки, а я вообще без всякого киноопыта взаимодействую с огромным количеством разных партнеров. Волновалась каждый съемочный день.

— Фильм «Сердце пармы» 16+, в нем есть несколько откровенных сцен. Сложно ли было в них участвовать?

— Когда меня утвердили, я знала об этих сценах, но почему-то думала, что будет репетиция перед съемками. Однако подобного не случилось. Мне было сложно на этапе проб: поцеловаться, раздеться. А потом привыкла. Я себя настроила на мысли, что это моя профессия, и тело — инструмент, который я использую. Конечно, во время съемок присутствовало стеснение, потому что на площадке находилась не только я, партнер и режиссер, также присутствовали оператор, его помощники, другие члены съемочной группы. Но у нас собралась такая классная команда! Те, кто были тогда в помещении, отворачивались во время съемок постельных сцен. Так что большого волнения у меня не было. Переживала, чтобы все смотрелось не пошло.

— Некоторые актрисы в подобных сценах используют дублера из-за того, что стесняются тела. Ты не думала об этом?

— Нет, я не думала про дублера вообще. Я даже и не хотела. Когда видишь на экране, как артисты это делают, но еще не пробовал, есть профессиональный интерес. И насчет тела я вообще не переживала.

—Тебе помогали партнеры по съемочной площадке советами и напутствиями во время съемок «Сердца пармы»?

— Меня все поддерживали, потому что понимали, что я снимаюсь первый раз. Актриса Роза Хайруллина помогала, настраивала меня энергетически. Очень поддержал Саша Кузнецов, мой главный партнер по фильму. Он объяснял, как правильно вставать в кадр, а еще помог справиться со страхом перед лошадьми (смеется). Я очень боюсь этих животных, но на съемках приходилось кататься на них.

— С кем из съемочной команды ты сейчас поддерживаешь отношения?

— Я со всеми подружилась: и с артистами, и с гримерами, и с операторами. Во время съемок «Сердца пармы» мы стали большой семьей — и когда недавно вся наша съемочная группа встретилась на закрытом показе было приятно воссоединиться. Все стали для меня такими родными!

— С Александром Кузнецовым ты в каких отношениях?

— После съемок в фильме «Сердце пармы» практически с ним не пересекались. Один раз встретились на фотосессии, но у нас толком не получилось поговорить. Я знаю об успехах Саши в Голливуде, о съемках в «Фантастических тварях». Очень здорово, что у него все получилось. Если мы с ним встретимся, обязательно узнаю об этом опыте у него!

— Фильм «Сердце пармы» — одна из последних ролей Сергея Пускепалиса. Каким он остался в твоих воспоминаниях?

— Прежде всего скажу, что это ужасная трагедия. Я соболезную всем, кто его любил — родным и близким. Он запомнился, как очень добрый, открытый человек с такой большой красивой душой! На съемках мы с ним общались, много говорили о Байкале. Он рассказывал, как ездил туда, как очень любит баню. Конечно Сергей оставил теплый след в моей душе. Так жаль. Ужасная потеря!

— Первый показ фильма состоялся на Московском международном кинофестивале. Я видела твои фотографии с красной дорожки. Именно на этом мероприятии ты рассекретила свою беременность. Расскажи, как ты готовилась к красной дорожке? Вдохновлялась образами каких-то звезд?

— Я сама ничего не смотрела, не подбирала. Полностью доверилась стилистам! Я даже толком до конца не понимала, как там все устроено — фестиваль, красная дорожка. Я очень сильно переживала, поэтому положилась на команду. Знаю, что визажистам понравился макияж Беллы Хадид. А насчет наряда — не знаю подробностей. Но стилисты — молодцы!

— Это твоя первая красная дорожка. Что запомнилось?

— Я не была готова к тому, что нужно постоянно фотографироваться (смеется). В тот день стояла страшная жара. В самом зале кинотеатра было тяжело.. Сидеть несколько часов подряд оказалось невыносимо — из-за жары и беременности. Хорошо, что рядом со мной находился муж и команда. Мне нашли чудесный веер, которым я обмахивалась. Постоянно приносили воду.

—Твой муж Иван Комаров — театральный режиссер. Как вы с ним познакомились?

— Это произошло в Улан-Удэ, когда он приехал к нам ставить спектакль «Евгений Онегин». Я попала по распределению к нему. И после выпуска этого спектакля случилась пандемия. Мы уехали из Улан-Удэ в Москву и поженились (улыбается).

— У Ивана есть в планах снять кино? Хотела бы с ним поработать?

— Да, конечно. Много сценариев, предложений. Скоро, надеюсь, все случится. Конечно, хочу поработать с ним на съемочной площадке. Я обожаю с ним сотрудничать в театре. Мне всегда с ним интересно.

— Как вам удается разграничивать рабочие и личные отношения?

— Мы же все-таки профессионалы. Нам удается соблюдать субординацию. Это не значит, что если мы на работе, то Ваня не будет делать замечания моей игре. Наоборот, у него больше ко мне претензий, замечаний, ведь он знает мой потенциал.

— Двум творческим людям сложно ужиться вместе? Возникают ли в семье какие-то творческие споры, которые разделяют вас?

— Нам всегда есть о чем поговорить. Это здорово, что у нас такая творческая семья. С Ваней я люблю говорить о театре, кино. Он безумно интересный человек! Иногда мы спорим, но это ведь здорово, если есть, что обсудить!

Я всегда учусь у мужа. Каждый разговор, каждое обсуждение, каждая работа —мы от всего получаем удовольствие!

— Помнишь тот день, когда узнала, что беременна?

— Мы очень ждали ребенка, но, когда я увидела «две полоски», стала переживать. Сначала ты ждешь, а потом не веришь, что это действительно случилось! Я плакала в тот день от счастья. Потом пришел с работы муж, я ему рассказала, и он тоже заплакал. Это такое счастье, которое просто не знаю, как описать. Мы очень рады, что малыш выбрал нас и скоро появится!

— Многие родители не узнают заранее о поле ребенка. А ты в курсе, кто у тебя будет?

— Знаю, но пока не буду рассказывать (улыбается).

— Как протекает беременность?

— На самом деле, я даже стесняюсь говорить, как все хорошо. Чувствую себя прекрасно. Мне кажется, что беременность украшает женщину. Я стараюсь получать удовольствие от своего положения. Еще нравится, что все вокруг меня оберегают — муж, родители, родственники.

— От чего тебе пришлось отказаться из-за беременности? Может быть от каких-то проектов? Или обуви на каблуках?

— Я и до беременности редко носила каблуки. А минувшим летом к тому же было очень жарко — из-за этого ноги отекали. Во время беременности я работала до конца театрального сезона. Единственное от чего пришлось отказаться — от йоги. Я занималась йогой для беременных, но недолго. Мне очень тяжело было выполнять упражнения. Пыталась отказаться от сладкого, но не смогла (улыбается). Также мне не удалось из-за беременности посетить петербургскую премьеру «Сердца пармы».

— У тебя крестный папа — шаман. Знаю, что ты также выросла, соблюдая некоторые шаманские традиции. Есть ли какие-то ритуалы в твоей семье, связанные с новорожденным ребенком?

— Я не скажу, что соблюдаю традиции, потому что муж — не бурят. Мы с ним современные люди. Помню один из обрядов, когда родилась дочь у дяди. Когда ребенку исполняется месяц, в дом приглашают гостей. До месяца новорожденного нельзя показывать. Женщины нашего рода собираются все вместе — готовят много еды, в том числе бурятское национальное блюдо саламат. Потом все гости, мужчины и женщины, встают в круг, берут тарелку с саламатом, пробуют его и передают по кругу. Затем всех гостей обмазывают этим блюдом — в том числе и ребенка. Получается что-то наподобие игры.

— Ты сказала, что вы с мужем не соблюдаете бурятские традиции. Твои родители из-за этого не расстраиваются?

— У нас все лояльно. Нет такого, что нужно что-то соблюдать. То же самое касается и воспитания будущего ребенка.

— Обратишься за помощью к своим родителям или к родителям мужа, когда родится малыш?

— Пока не знаю. Возможно, обращусь, а возможно и нет. Все будет для меня впервые, и пока я не представляю, как это —держать ребенка, кормить, пеленать его. Но я уверена, чтобы не случилось, мы с мужем точно справимся, потому что природа однозначно подскажет.

Загрузка