Размер шрифта
А
А
А
Размер шрифта
А
А
А

Рэпер Лигалайз: «Ради бокса отказался от гастролей»

Рэпер Лигалайз рассказал о боксе, новом альбоме и отношениях с сыном

Андрей Меньшиков, известный как рэпер Лигалайз, на время переквалифицировался из музыканта в боксеры. Сейчас он готовится к поединку по правилам ММА, где сразится с Птахой. Правда, о музыке Лигалайз не забывает. В интервью «Газете.Ru» рэпер рассказал о новом альбоме, концертах и о том, с чем решил связать жизнь его 14-летний сын Александр.

Андрей, 4 февраля вы примете участие в турнире «Наше дело». Бой состоится по правилам бокса в перчатках ММА. Ваш соперник — рэпер Птаха. Скажите, как вы вообще согласились на эту авантюру?

— Сразу скажу, что не собираюсь менять работу. Для меня творчество всегда на первом месте. Но жизнь — это постоянное движение. Нужно меняться, выбивать себя из зоны комфорта, все время становиться сильнее. Тем более я всегда любил боевые искусства — в детстве и юношестве ими занимался. Я уважаю бокс. Сейчас подкалываю жену: «Каково тебе жить с профессиональным бойцом ММА?». Я официально подписал договор. Я теперь профессиональный боец. И жена счастлива, и я счастлив. Это авантюра, которая привлекает.

Мы с Птахой оба не новички в спорте. Мы тренируемся по-настоящему. Птаха вообще занимается боксом несколько лет. Я занимался только полноконтактным карате и сейчас переучиваюсь. Птаха немного больше, выше. Но у него нет соревновательного опыта, в отличие от меня.

— Как готовитесь к бою?

— Буду честным, прошла первая неделя, как я втянулся в тренировки. Я кайфую от них, нет такого, что после занятий мне плохо и я где-то валяюсь на полу. Но все равно трудно. Иногда доходит до изнеможения. Но под присмотром тренера и врачей, с учетом всех витаминов, которые я пью каждый день, правильного питания, все хорошо. Я снизил сейчас гастрольную деятельность, занимаюсь только спортом. Меня, можно сказать, купили гонораром на два месяца, чтобы я посвятил себя боксу.

— Есть страх перед боем?

— Страх есть, и он не дает расслабиться. Мы ведь выйдем на миллионную аудиторию, а результат абсолютно непрогнозируемый. Мы можем опростоволоситься или показать себя круто.

Есть страх, волнение и ответственность перед нашими фанами, потому что за нас болеют. Это помогает каждый день приходить на тренировки и учиться себя превозмогать и с большим уважением относиться к зрителям, чтобы они не пришли посмотреть на фуфло, а им было интересно и классно.

— Вы сказали, что на время подготовки к бою пришлось отказаться от концертов. А чем еще пришлось пожертвовать?

— Я по большому счету отказался от записи музыки в студии. Но я так решил. Это будет лучше для моего творчества: переключусь на месяц, а потом вернусь и закончу альбом, ради рекламы которого я изначально во все это ввязался.

Для меня, конечно, главное — артистическая деятельность. Я хочу, чтобы мой новый альбом услышало как можно больше людей. Мечтаю найти новую аудиторию. Этот альбом будет потрясающим. Я уверен, что несколько месяцев тренировок и бой делают меня лучше. В общем-то, бокс сейчас меня развивает. Это действительно непростая наука — здесь все на комбинациях, за доли секунды ты должен решить, что делать, придумать атаку, просчитать противника. Я рад, что этим занялся.

— В последнее время Россию покинуло много музыкантов. Вы сами общаетесь с кем-то из тех, кто уехал из нашей страны?

— Конечно, со всеми. Мои друзья остаются моими друзьями. Они очень переживают за меня.

— Музыканты вас не приглашают поехать к ним? Или вы не касаетесь этих тем?

— Да, мы не касаемся этих тем. Я по многим скучаю. И они тоже. Мы обязательно увидимся. Но хотелось бы, чтобы мы увиделись здесь. Россия — мой дом. Здесь родились мои отец и мать, бабушки и дедушки.

Я люблю свою страну и желаю ей мира, развития и процветания, дружбы со всеми. И со своей стороны я мир поддерживаю. Ни один человек, какой бы он национальности ни был, не перестал быть для меня товарищем, кроме тех, кто призывает к вражде.

— Как вы думаете, в нынешних реалиях возможно ли существование музыкальных фестивалей в России?

— Это очень трудный вопрос. Ведь речь идет про уместность музыки сейчас, про уместность концертов в принципе. Меня спасает мысль о том, что мои песни не такие поверхностные. Людям, которым трудно, мои песни смогут помочь, дать надежду. Я постоянно себя спрашиваю: «Правильно ли я делаю, когда выкладываю ту или иную песню?».

— Некоторые артисты отмечают, что несмотря на события в мире, творчество спасает. Как вам в нынешних реалиях удается творить?

— Я благодарен бою ММА, в котором участвую. В ситуации, когда не понимаешь, чем можно помочь, у меня есть занятие — ходить каждый день на тренировки, готовиться к бою, который я должен выиграть. Простая задача, которая спасает. Это часть моей работы. Я просто ее делаю. Могу дать один совет — сейчас как можно больше занимайтесь профессиональной деятельностью, посвятите себя этому.

На данный момент я заканчиваю альбом «Аборигены фанка» группы D.O.B. (D.O.B. — аббревиатура от Department Of Bustas — прим. «Газеты.Ru»). Легенды, которые я возродил. Рэп-группа, с которой начинал. 4 февраля я буду выходить на бой под заглавный сингл с нового альбома. Хочу, чтобы как можно больше людей услышали мою музыку, потому что рэп — это такой же бой, но с помощью слов.

Я развлекаю своих фанов и показываю, что у человека должны быть яйца, воля к победе, сила, кулаки и уважение к правилам, противникам, делу, которым он занимается.

— Поскольку наша рубрика называется «Семья и дети», я бы хотела поговорить с вами о личной жизни. Вашему сыну Александру 14 лет, хочет ли он, как папа, стать музыкантом?

— У него абсолютно свои интересы. Я за это его уважаю, преклоняюсь перед его характером. У Саши есть видеоблог, он занимается урбанистикой и исследованием обустройства городов. Мы ездим в разные города: он снимает отчеты, монтирует их. Здесь одновременно много профессий, которыми он занимается. Получается, что Саша ведущий канала, создатель, режиссер, сценарист, продюсер, монтажер. Он имеет энциклопедические знания о городах, устраивает и мне и жене экскурсии и рассказывают историю тех или иных улиц, строений. Саня у меня офигенный.

— И все без помощи родителей?

— С интересами он определился без помощи родителей. Мы лишь помогаем финансово: например, можем купить ему камеру последней модели. Мы за этим следим, стараемся поощрять. Также помогаю связями, знакомствами. Мы ходим с Сашей на выставки вместе, но здесь уже вопрос, кто кого водит на эти выставки. Вряд ли бы я пошел на что-то, если бы это не нужно было ему. Я часто узнаю от него много нового.

— А с университетом он еще не определился?

— Еще рановато. Я думаю, что еще год-два, когда он поймет, куда пойдет. Сейчас выявлены его таланты. Еще в сегодняшнем мире нельзя быть узко профессиональным. Любая профессия подразумевает широту взглядов. Как, например, быть рэпером помогает твоя начитанность, насмотренность, эрудированность и ежедневные тренировки! Да-да, дыхалка на концертах важна, в этом помогает спорт. Я развиваюсь всесторонне. Точно так же видит будущее мой сын. Сейчас он берет курсы актерского мастерства, потому что почувствовал, нужно подтянуть речь, поведение перед камерой. Он сам понимает, где у него есть слабые места.

— Какие у вас сейчас отношения с вашим пасынком Жаком Энтони (С 1995 по 2004 год Андрей Меньшиков был женат на Симоне Маканде, у которой на тот момент был сын Жак Энтони. — Прим. «Газета.Ru»).

— Мы много лет вообще не виделись, не общались. Сейчас мы переписываемся. Видимся, но не часто. С уважением относимся друг к другу. У него своя жизнь, у меня своя.

— Наверняка слышали про ДТП, в которое он недавно попал

— Да, конечно. Слава богу, что все хорошо закончилось.

Загрузка