Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Шорты для ВЭБа

С сегодняшнего дня участники фондового рынка вновь могут совершать необеспеченные сделки и торговать на заемные деньги

С сегодняшнего дня участники фондового рынка вновь могут совершать необеспеченные сделки и торговать на заемные деньги. Как раз вовремя — рынок готов к коррекции, и у спекулянтов появляется возможность заработать на падении. Но главный, кому на руку «шорты», — ВЭБ, которому они позволят выходить из своих длинных позиций.

«Шорты» были запрещены регулятором в сентябре прошлого года, когда за месяц рынок упал почти на 600 п.п. Мера была призвана замедлить падение рынка, поскольку при торговле «вкороткую» участники играют на понижение котировок.

Теперь правила предусматривают, что брокер не вправе совершить маржинальную и/или необеспеченную сделку продажи ценных бумаг по цене на 3% ниже цены закрытия за предыдущий рабочий день (раньше было ограничение в 5%). Также возобновляется возможность использования плеча 1:3 (то есть на каждый свой рубль брать три в долг у брокера) при маржинальных и необеспеченных сделках для так называемых клиентов с повышенным риском. Это клиенты брокера, у которых на счете более 600 тыс. руб., более полугода опыта торговли на бирже и совершение сделок в последние три месяца.

Участники рынка последние месяцы лоббировали снятие запрета и в НАУФОР, и в ФСФР, и рады, что наконец добились своего. Тем более что ситуация на рынке скоро может развернуться и тут-то торговля «вкороткую» и окажется востребованной.

После беспрецедентного обвала рынок с начала года отрос уже на 78% (по индексу ММВБ). После такого роста участники рынка ожидают коррекции вниз.

«Когда человек знает, что рынок будет падать, ему проще «зашортить», — объясняет смысл торговли «вкороткую» начальник аналитического отдела ИК «Файненшл бридж» Алексей Серов. — Допустим, у вас есть $100. Вы берете в долг у брокера бумаги, продаете их, а когда котировки опускаются еще ниже, откупаете назад и возвращаете брокеру». Разница и есть заработок, поэтому чем ниже падает бумага, тем больше заработает клиент.

ФСФР, впрочем, вряд ли думала о том, чтобы дать клиентам брокеров возможность заработать на коррекции, говорит Серов. Дело в том, что ситуация на фондовом рынке сейчас сильно зависит от ВЭБа, который, исполняя поручение по поддержке рынка осенью, скупил приличные — по 4–5% — пакеты «голубых фишек».

«$6 млрд, которые ВЭБ инвестировал, сейчас благодаря росту котировок могли превратиться уже в $12 млрд, и он боится потерять деньги при падении рынка»,

— полагает Серов. Продать такие огромные пакеты, не обрушив котировок, невозможно. Нужны другие возможности захеджироваться. «Сейчас большая часть фишек торгуется на уровнях, на которых они были при более высокой цене на нефть, — говорит Серов. — Ситуация на российском фондовом рынке напоминает пузырь». Осенью может начаться вторая волна кризиса: велик риск, что нефть на западных площадках пойдет вниз, потащив за собой и наш фондовый рынок, «и ВЭБ, возможно, опасается, что много потеряет», полагает аналитик.

Когда рынок пойдет вниз, ВЭБ хочет иметь возможность «шортить, чтобы зарабатывать на падении», такой скрытый смысл видит Серов в разрешении ФСФР. «Видимо, ВЭБ сможет постепенно выходить из длинных позиций, аккуратно продавать свои бумаги, чтобы при падении откупить назад, и частично отбить потери от снижения котировок», — объясняет Серов.

Другие профучастники полагают, что регулятор все же заботился прежде всего о рынке. «Снятие запрета скажется положительно на рынке, еще больше увеличит ликвидность, повлияет на профучастников — все будут работать в рамках правового поля, — считает Сергей Давыдкин, начальник управления клиентского обслуживания ИК «Церих кэпитал менеджмент».

Пока действовал запрет, ФСФР выявила и наказала нарушителей, «шортивших» в интересах клиентов в обход запрета регулятора — компании «Финам» и на прошлой неделе БКС.

В качестве санкции ФСФР аннулировала квалификационные аттестаты генеральных директоров этих компаний и контролеров.

«Теперь все компании на рынке конкурентных условиях — ведь во время запрета не у всех были возможности и желание рисковать и использовать схемы, — радуется Давыдкин. — Это для клиентов тоже плюс — можно выбирать, к какому брокеру идти».

Рисков, что «шорты» «помогут» рынку упасть еще сильнее, Давыдкин не видит. «Шорты, конечно, инструмент спекулятивный, увеличивающий волатильность рынка, — говорит он. — Но когда идет глобальное падение, от мелких игроков-спекулянтов ничего не зависит, они играют небольшими объемами». Другое дело — крупные инвесторы. В сентябре их уход был заметен. «Объем торгов нашими АДР на Лондонской бирже в какой-то момент превысил объемы на ММВБ — потому что после запрета крупные игроки — хедж-фонды ушли туда».

Сегодня рынок открылся понижением вниз — минус 2,7% на ММВБ. Так что для самых шустрых уже появилась возможность «зашортить». Хотя, как замечает Серов, «участники рынка пока ждут, смотрят, не начал ли выходит на рынок крупный игрок».

Картина дня