Новости

«Тромбирование не рассосем»

Госдума обсудила основные направления государственной денежно-кредитной политикии на 2010 год

Курс рубля будет гибко-стабильным, а инфляция опустится ниже 9%, что позволит уменьшить ставки по банковским кредитам. Такой прогноз на 2010 год дал в Госдуме председатель Центробанка Сергей Игнатьев. Депутатам прогноз главного банкира страны не понравился. Тем не менее они предложили добавить Центробанку полномочий.

В среду в Думе был «бюджетный день» — второе чтение закона о бюджете. Впрочем, оно прошло без особых замечаний. А вот доклад главы ЦБ Сергея Игнатьева об основных направлениях государственной денежно-кредитной политики на 2010–2012 годы вызвал критику не только у думской оппозиции, но даже у единороссов.

Игнатьев заявил, что курс рубля в 2010 году будет гибким.

«Курс рубля будет гибким, но он будет в целом оставаться стабильным, то есть не будет резких перепадов его значений»,

— дал прогноз глава ЦБ.

Инфляция в 2010 году может быть ниже ориентира, составляющего 9–10%, заявил председатель ЦБ. Он признал, что сейчас инфляция в России высокая, но она «резко снижается в последние месяцы». В августе, сентябре и октябре инфляция была нулевой, за 10 месяцев 2009 года она сложилась на уровне 8,1%, напомнил он. Тогда как в январе — октябре прошлого года этот показатель составлял 11,6%.

Глава ЦБ считает, что снижению инфляции способствуют два фактора: стабилизация рубля и даже его укрепление по сравнению с тем курсом, который был в феврале 2009 года. Вторая причина — медленный рост денежной массы.

Снижение инфляции позволило Центральному банку снизить ставку рефинансирования. С апреля по ноябрь она снизилась с 13% до 9,5% годовых. Ставки по беззалоговым кредитам снизились с 19% (в феврале) до 12%. Банки также снижают ставки по кредитам. Средневзвешенная ставка по рублевым кредитам коммерческих банков сроком до года снизилась с 17,1% в январе до 15,2% в августе.

Правда, корпоративное кредитование сейчас все равно не растет, кредитование физических лиц имеет тенденцию к снижению, признал Игнатьев.

«Основная проблема сейчас — это не дефицит кредитных ресурсов, а высокие кредитные риски. Это связано с высокой просрочкой по банковским кредитам»,

— сказал глава ЦБ. И напомнил, что с начала 2009 года просроченная задолженность росла быстрыми темпами, затем рост замедлился, а в последние два месяца рост просрочки по кредитам почти остановился. Решить проблему плохих долгов поможет отчасти «активизировавшийся в последнее время процесс предоставления банковских кредитов под госгарантии».

Первый содокладчик, глава комитета Госдумы по финансовому рынку Владислав Резник похвалил ЦБ за то, что регулятор впервые не ставит своей целью «стабильность курса рубля». Тем не менее даже у единоросса Резника было немало жестких замечаний к позиции ЦБ. По мнению депутата, в докладе Игнатьева «не нашла должного отражения тема регулирования притока в страну спекулятивного капитала, так называемых операций кэрри трейд.

И вообще, сказал Резник, хотелось бы, чтобы такой важнейший документ, как основные направления денежно-кредитной политики государства, «превратился бы в понятный эффективный аналитический инструмент для всех участников финансового рынка». В условиях кризиса не хватает качественной аналитики, считает депутат, и доклад главы ЦБ, так выходит, тоже не стал таким инструментом.

А другой содокладчик, зампред комитета по бюджету и налогам Геннадий Кулик, предложил ЦБ «более активно влиять» на банковские ставки. «Если для этого Банку России нужны дополнительные полномочия – просите их, рассмотрим», — пообещал Кулик. По его мнению,

без административного давления на банки процентную ставку снизить не получится.

«Согласитесь, господа, что платить за кредит, выданный свыше одного года, 31% годовых, и 34% по кредиту до года, — мы так ситуацию с тромбированием экономики не рассосем», — возмущался Кулик. Но доклад главы ЦБ все же поддержал.

С поддержки основных направлений денежно-кредитной политики, представленных главой ЦБ, начал свой доклад и третий оратор – первый зампред комитета по экономической политике и предпринимательству Владимир Головнев. Но быстро свернул на «ряд замечаний». Почему, например, ЦБ не проработал обсуждаемую финансистами идею направлять в банковскую систему временно свободные денежные средства страховых компаний, пенсионных фондов? Это бы решило проблему привлечения в экономику длинных денег и снизило бы давление на экономику внешнего долга российских компаний.

Выступления «рядовых» депутатов звучали еще резче. «Неужели вы не видите прямой причинно-следственной связи между сжатием денежной массы, укреплением рубля и сверхъестественным падением нашей промышленности в ее несырьевой части?» — резанул депутат Иван Грачев.
«Связь есть, мы ее видим», — ответил Игнатьев, а председательствующий поспешил передать слово следующему депутату. Им оказался Борис Кашин, засомневавшийся в том, что ЦБ просчитал все риски, связанные «с отказом от поддержки стабильности курса рубля». Игнатьев недолго думая повторил то, что было в его докладе: курс рубля в 2010 году будет гибко-стабильным.

В итоге фракция ЛДПР предложила не принимать доклад Игнатьева к сведению, а, как выразился депутат Максим Рохмистров, «отвергнуть данную кредитно-финансовую политику». Фракция «Справедливая Россия» с подачи Анатолия Аксакова тоже не стала голосовать за доклад ЦБ. Депутат Алексей Багаряков от фракции КПРФ также заявил, что его фракция не поддерживает доклад Игнатьева. Тем не менее постановление по докладу ЦБ благодаря единоросссам было принято к сведению. «За» - 312 голосов.