Новости

«Зарплатный царь» взял треть

Американский «зарплатный царь» Кеннет Фейнберг на треть урежет бонусы руководителям компаний, спасенных государством

,
Американский «зарплатный царь» Кеннет Фейнберг на треть урежет бонусы руководителям компаний, спасенных государством. Мера адекватная, уверены эксперты, иначе американской администрации было бы сложно объяснить налогоплательщикам, почему их деньги, использованные на поддержку банковской системы, в конечном итоге перекочевали в карманы менеджеров банков.

«Зарплатный царь» Кеннет Фейнберг на 33% урежет размер бонусов пяти крупнейшим американским компаниям: страховщику AIG, General Motors (GM), финансовому подразделению GM — GMAC (General Motors Acceptance Corporation), Chrysler Group LLC и Chrysler Financial. Кроме этого Фейнберг, стоящий на страже «слишком высоких бонусов» в этих компаниях, урезал им общий объем компенсаций по итогам 2010 года: 119 топ-менеджеров не досчитаются 15% ранее причитавшихся им выплат, в том числе в виде акций. Тем не менее 69 из них смогут рассчитывать на весьма приличные бонусы – не меньше $1 млн в целом. Пятерым топам начислят более $1 млн. А самый объемный бонус получит главный исполнительный директор AIG Роберт Бенмоше: $3 млн в денежном выражении, а в целом, со всеми выплатами и акциями, рекордсмен получит $10,5 млн. На фоне таких астрономических сумм материальные награды руководителей GMAC и Chrysler выглядят более чем скромно: каждому из них полагается только $500 тысяч.

Топы на такую строгость «зарплатного царя» не обижаются. 85% руководителей компаний, в которых он сократил бонусы, остались на своих местах вопреки предположениям экспертов, что сокращение доходов заставит их сменить работу.

Кеннет Фейнберг был назначен на свой пост в июне прошлого года в качестве особого чиновника администрации президента, контролирующего размер выплат в спасаемых американским правительством компаниях. Прежде он анализировал ситуацию в семи крупнейших американских компаниях. Но в декабре 2009 Citigroup и Bank of America рассчитались по долгам с правительством и, таким образом, ушли из-под надзора Фейнберга.

За неделю до того, как Фейнберг анонсировал необходимость на треть урезать бонусы, AIG самостоятельно пошел на это. Правда, сокращение коснулось компенсаций лишь бывшим сотрудникам. Таким образом, на 70 уволившихся руководителях АIG смогла сэкономить $21 млн. Прежде руководство страховой компании предлагало им согласиться на сокращение премиальных на 20%, однако большинство из них от этого отказались. Компания решилась на такой шаг под давлением все того же Кеннета Фейнберга, который указывал на необходимость возвращения страховщику, например, со стороны подразделения производных финансовых продуктов, $45 млн. Поскольку сотрудники этой компании согласились вернуть лишь $19 млн премиальных, Фейнбергу пришлось потребовать удержать оставшиеся $26 млн с премиальных за 2010 год. Фейнберг контролирует в AIG оплату 25 высокооплачиваемых работников. В прошлом году он сократил им общую компенсацию на 58% и ввел ограничение в $500 тысяч на оклады большинства работников.

Жесткие действия Кеннета Фейнберга стали следствием недовольства населения неоправданной «щедростью» компаний к своему высшему руководству: все-таки на спасение этих фирм из госбюджета было направлено $180 млрд.

В январе прошлого года президент США Барак Обама весьма жестко урезонил топ-менеджеров американского финансового центра Уолл-стрит: «Я сегодня увидел статью, в которой говорится, что банкиры Уолл-стрит выдали себе бонусов на почти $20 млрд. Это высшая степень безответственности. Это позорно». Но топ-менеджеры не вняли увещеваниям: размеры их компенсаций продолжают расти. Так, крупнейшие американские банки и инвестиционные компании готовы были по итогам 2009 года поощрить своих сотрудников на $145,85 млрд.

Сотрудники 38 ведущих финансовых компаний США смогли получить зарплаты и бонусы на 18% больше, чем в 2008 году. Этот результат на 6% выше даже предыдущего рекордного уровня 2007 года, когда сотрудникам выплатили $137,23 млрд.

Ограничения на бонусы американских топ менеджеров — мера адекватная, считают аналитики. «Американцы вмешиваются в данном случае только в деятельность тех компаний, которым была оказана прямая помощь правительства за счет средств налогоплательщиков. Цель такого вмешательства — не позволить корпорациям, которые были спасены, тратить эти средства на огромные бонусы», — отмечает начальник аналитического департамента ГК «Альпари» Егор Сусин. «Администрации США будет очень сложно объяснить налогоплательщикам, почему их деньги, использованные на поддержку банковской системы, в конечном итоге перекочевали в карманы менеджеров банков», — соглашается руководитель аналитического департамента ИК «Совлинк» Михаил Армяков.

При этом

урезание бонусов является частью более широкой проблемы: в какой степени банки могут брать на себя риски инвестирования на финансовых рынках. «Ведь высоко оплачиваемые менеджеры как раз и получают свои бонусы от доходов, получаемых на высокорискованных инструментах,

— отмечает Армяков. — Если американской администрации удастся ограничить риски банков, то ситуация с бонусами отпадет сама собой, так как банки превратятся в подобие «сберегательных касс», не способных заключать рискованные сделки. А в таких учреждениях больших доходов для больших бонусов просто не будет».

В России необходимости в так называемом «зарплатном царе» нет, полагает большинство экспертов. «В США эти ограничения касаются, по сути, национализированных компаний. У нас в связи с кризисом прямой национализации не было», — говорит Сусин. Но

в России также нет такой прозрачности оплаты труда банковских менеджеров, чтобы сказать точно, насколько большие бонусы получают специалисты в российских структурах.

«Основная часть средств поддержки банковского сектора пошла банкам, по сути являющимся государственными. Надо также учитывать, что средства предоставлялись в виде кредитов под достаточно высокую ставку. В текущих условиях банки предпринимают шаги по снижению своих расходов, в том числе проводя оптимизацию персонала. Снижаются ли при этом зарплаты и бонусы руководителей, сказать затруднительно», — рассуждает Армяков.