Новости

Рост полон рисков

Экономику России может ждать замедление при растущей инфляции

Бюджет на 2011—2013 годы, который Госдума рассмотрит в среду в первом чтении, несет высокие риски, предупреждают эксперты. Турбулентность мировой экономики накладывается на завышенные социальные обязательства, бюджетный дефицит и ускоряющуюся инфляцию.

В среду, 20 октября, Госдума рассмотрит в первом чтении проект бюджета на 2011 год и на плановый период 2012—2013 годов. Согласно прогнозу правительства, в 2011 году ВВП вырастет на 4,2%, в 2012 году — на 3,9%, в 2013 году — на 4,5%. Инфляция в следующем году не должна превысить 6,5%, в 2012—2013 годах — 6% и 5,5% соответственно.

Такие макроэкономические показатели власть рассчитала, исходя из того, что среднегодовые цены на российскую нефть в ближайшие три года составят $75—79 за баррель, среднеконтрактные цены на природный газ — $270—284 за тыс. куб. метров. При этом мировая экономика будет расти на 3,8—4,2% ежегодно. Что касается внутренних условий, то в бюджете заложено незначительно ослабление нацвалюты с 30,5 рубля за $1 в 2011 году до 30,7 рубля за $1 в 2012 году и до 31 рубля за $1 в 2013 году.

В 2011 году доходы бюджета составят 8,845 трлн рублей, расходы — 10,659 трлн рублей, в 2012 году — 9,504 трлн рублей и 11,238 трлн рублей соответственно, в 2013 году — 10,380 трлн рублей и 12,176 трлн рублей соответственно. Таким образом, в следующую трехлетку бюджет остается дефицитным: «дыра» в казне в следующем году достигнет 1,814 трлн рублей (3,6% ВВП), в 2012 году — 1,734 трлн рублей (3,1% ВВП), а в 2013 году — 1,795 трлн рублей (2,9% ВВП).

Однако правительство не учло риски, которые могут свести на нет прогнозируемую траекторию роста, предупреждают эксперты. Первый из рисков — неопределенность мировой экономики. «Мировая экономика находится в турбулентном состоянии», — заявил заместитель генерального директора «Роснано», бывший министр экономики Яков Уринсон, на заседании экономического клуба ФБК (организация включена Минюстом в список иноагентов) «Экономические риски-2011—2013: коллапс или подъем». Так,

индекс опережающих экономических показателей 33 стран, рассчитываемый ОЭСР, прогнозирует спад для США, Канады, Франции, Италии, Великобритании, Бразилии, Индия и Китая.

«Быстрого и уверенного выхода мировой экономики из кризиса не получилось. Индекс промпроизводства показывает, что восстановительный экономический рост затухает», — согласился директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Например, в августе во Франции промпроизводство в годовом выражении выросло на 3,3% против подъема весной на 7,8%, в Германии — на 11% против весенних 14%, в Китае — на 13—14% против 17—18% весной.

Неопределенность внешних факторов усугубляется завышенными социальными обязательствами в сочетании с бюджетным дефицитом. «Мы сегодня не резервируем, а, простите за слово, проедаем», — подчеркнул Уринсон.

По его словам, существующие ресурсы правительство не тратит на изменение структуры экономики, структуры экспорта: «Продолжают существовать предприятия-зомби, по некоторым оценкам, они достигают 60%, но перед выборами едва ли их будут закрывать». «Не нужны 6—8% роста экономики в год, если это не та модель роста. Более того, темпы роста экономики в рамках нынешней модели не спасают», — согласился первый вице-президент Ассоциации региональных банков, бывший зампред Центробанка Александр Хандруев.

Еще один риск — ускоряющаяся инфляция: государство прекратило борьбу с ней, как только ее показатель опустился ниже 10%, но даже 7—8%, прогнозируемые правительством, — это много.

«Никакой технологической перестройки экономики не может быть при инфляции выше 3%, а борьба с инфляцией при дефиците бюджета невозможна», — констатировал Уринсон, добавив, что инновации при таком росте цен становятся слишком дорогими для бизнеса. В этом году рост цен составит 9%, а в следующие два года при пессимистичном сценарии — около 10%, говорит Николаев.

Опасна и неопределенность политических перспектив, связанная с выборами. «Она негативно влияет на транспарентность бюджетных потоков, динамику бюджетных расходов, платежный баланс и другие аспекты», — пояснил Хандруев.

Кроме того, почти исчерпал себя такой фактор экономического роста, как отложенный спрос. Так, индекс потребительской уверенности в третьем квартале впервые за полтора года снизился на 4%.

С учетом всех внешних и внутренних обстоятельств главный риск сегодня — это переход даже не в стагнацию, а в стагфляцию, когда экономика не развивается, при том что цены растут, предупреждает Николаев. Конечно, рост ВВП может не быть нулевым, а составлять, например, 1—3%. «Но это консервирует отсталость нашей страны по уровню экономического развития», — подчеркнул Николаев, добавив, что разрыв со странами БРИК будет только нарастать.