Новости

Тыща долларов — и можно всю ночь мыть голову!

Светский обозреватель

В прошлом сезоне благотворительность была светским супертрендом. Все московские «все» спешили делать добро. И ежегодное «Хорошее мероприятие» — полностью оправдывающий свое название благотворительный ужин, организованный крупнейшим светским оператором, клубом PrimeConcept, — собрало рекордный миллион долларов. В этом году бомонд слегка успокоился, лихорадка прошла, и благотворительность обрела спокойный, размеренный ход.

Вот уже шесть лет подряд светские дамы — жены состоятельных бизнесменов, завсегдатаи Сен-Тропе, Монако, Сардинии и Лондона — на один вечер превращаются в официанток. Их мужья и друзья оплачивают ужин и выкупают лоты. Счета за угощения, чаевые и оплата лотов переводятся на благотворительность. В этом году партнером «Хорошего мероприятия» стал ресторан «Каста Дива», (в прошлом году аукцион проводили в ресторане «Марио»), а кроме того, помогать олигархическим мамам обслуживать олигархических пап и гостей с этого года стали еще и олигархические дочери.

После непродолжительного коктейля гостей пригласили в зал. На столах уже были блюда с пирожками. Ведущий Игорь Верник сразу взял вечер «за рога»: «Друзья, вас привлекают фантастические яства, — сказал он, — но давайте отвалимся от них, чтобы послушать академика». И в середину зала вышел руководитель отделения сердечно-сосудистой хирургии НПЦ РАМН академик Ренат Акчурин и стал доходчиво и ясно объяснять, на что и зачем собирают деньги в этот вечер. Акция называлась «Время отдавать долги». Собирали на операции на сердце для пожилых людей, а это куда труднее, чем на детей: в нашей стране не культивируется уважение к старости.

Академик заговорил о том, как устают люди с сердечной патологией от бесконечной ходьбы по звероподобным врачам, к которым и он тоже относится. «Порой аортальный клапан приходится менять. Для этого вскрывают грудную клетку и шесть часов оперируют. Но, — обрадовал гостей господин Акчурин, — сейчас есть технология, при которой для замены этого клапана грудную клетку вскрывать не требуется. Все вживляется через прокол в бедре, и продолжительность такой операции не больше часа, а стоимость — €35 тысяч».

Гости слушали внимательно и быстро сообразили, что час под наркозом и аккуратная доставка нужной детали через бедро для человека преклонных лет совсем не то, что шесть часов и развороченная грудная клетка. «Мы такие операции уже делали, — убеждал присутствующих Ренат Акчурин. — 50 операций мы провели, и только одного больного мы потеряли. Ему больше восьмидесяти лет было». Возможность подарить кому-то как минимум десять дополнительных лет жизни залу понравилась.

Перед началом аукциона Верник представил залу обслуживающий персонал — жен и дочерей финансовых воротил. Каждую из дочек и аукционист, и его соведущий Андрей Малахов пытали на тему «Когда и как вы заработали свой первый рубль?», а мам мучили на тему чаевых — спрашивали, на сколько они рассчитывают.

«Ксения Горбачева и Анастасия Вирганская! — закричал Малахов. — Рассказывайте, как вы заработали первые деньги!» «Я написала статью, — ответила Ксения Горбачева, — и заработала двадцать долларов». «Вот! — обрадовался Верник. — А могла бы сделать интервью с дедушкой и продать его дороже».

«Марина Енгибарян и ее дочь Габриэлла!» — объявили ведущие. Но в центре зала появилась только госпожа Енгибарян-старшая. «Габриэлла отсутствует, потому что ей три годика», — пояснила она. Ведущие на секунду замялись, но Верник блестяще выкрутился: «Зря отсутствует! С ребенком на руках дают больше чаевых! В следующий раз берите Габриэллу».

«Татьяна Фукс и дочка Настя!» — рявкнул господин Верник. «Один из самых крупных лотов в прошлом году был куплен этой семьей, — подхватил Малахов. — средств не осталось, им пришлось пойти работать!»

«Голдовские! — хором объявили ведущие. — Если ты был в Сен-Тропе, ты знаешь: эта фамилия открывает там любые двери! Если ты не знаешь Голдовских, значит, ты не был в Сен-Тропе! А вот и Елена и Арина Березкины! Сейчас мы увидим, как Арина Березкина зарабатывает свой первый рубль!»

Тут же выяснилось, что дочка крупных капиталистов Аминовых провела несколько месяцев в Великобритании в школе хороших манер. «Дай несколько советов, как настоящие леди должны вести себя за столом», — попросил Малахов. «Вилки и ножи нельзя держать близко к лезвию», — поломавшись, ответила барышня Аминова. «Правильно, — одобрил Верник. — Вилка и нож, когда близко, могут высекать искры, а это опасно».

Под аплодисменты зала на круг вывели светскую львицу Светлану Захарову (экс-Маниович) и ее дочку. На голове госпожи Захаровой громоздилась сложносочиненная высокая укладка. «Почему у тебя нет такого... головного убора?» — спросил Малахов дочку Светланы Захаровой. «Потому что королева у нас — мама», — гордо, но грустно ответила дочь.

Кстати, это касалось всех участниц вечера. Почти все светские гранд-мамы, как ни печально, оказались куда красивее, чем их дочери, даже несмотря на разницу в возрасте. Что еще раз подтвердило наблюдение: профессиональные красавицы девяностых одаривали потомством богатых крокодилов, ну, и что выросло, то выросло.

Когда знакомство с официантками почти закончилось, в зал тихонечко пробрался экс-молочный король Давид Якобашвили. «О! Якобашвили пришел! Слава богу! - объявили аукционисты. — В прошлом году он был звездой!»

С появлением господина Якобашвили начались торги. Первым лотом шли билеты на мюзикл про зубастую няню. Игорь Верник мгновенно вошел в раж. «Восемь тысяч? Что значит — восемь тысяч?!! — закричал он одному из претендентов. — У вас десять пальцев на руке! Я знаю, что десять!»

Заводной аукционист азартно прельщал гостей лотами: «Всего за тысячу долларов салон Альдо Коппола в Барвихе закроется для вас на всю ночь! Вот, например, Светлана Захарова давно мечтала побывать в Барвихе и узнать, как выглядит эта деревенька!» «Подожди, — обрывал его Малахов. — Но ведь Света живет в городе, как она туда доедет?» «У Светы же есть автомобиль! Хотя, глядя на нее, и не скажешь! — отбрехивался Верник. — Тыща долларов — и можно всю ночь мыть голову и делать укладку, потом опять мыть и опять делать укладку! И опять мыть!»

Порой в борьбу за лоты вступали и сами официантки. Так, Анастасия Фукс торговалась за право стать звездой одной из недель мод. «В прошлом году эта девочка покупала ночь в ЦУМе! — закричал господин Верник. — Сотрудники ЦУМа до сих пор помнят эту ночь! Что она там творила, эта девочка!»

Часы от Григория Березкина за $100 тыс. по ежегодной доброй традиции купил все тот же Давид Якобашвили. Тренировка с баскетболистом Андреем Кириленко досталась экс-вице-президенту «Стройтрансгаза» Вячеславу Бабусенко. Мгновенно ушло с молотка право на тренировку с Динарой Сафиной. В середине вечера неожиданно появился основатель банка «Юниаструм» Гагик Закарян. Ранее на крупных благотворительных мероприятиях он замечен не был — делал добро украдкой. К изумлению присутствующих, он приобрел фрагмент инсталляции Константина Худякова «Предстояние», который пожертвовал на аукцион коллекционер Виктор Бондаренко. «Предстояние», конечно, арт-проект мощный и значимый, но понести с базара эти пронзительно заглядывающие в душу лица в свой собственный дом можно было исключительно из сострадания к старости.

Всего за вечер собрали около 600 тысяч долларов. А это значит, у небытия можно будет отвоевать порядка пятнадцати жизней. Конечно, «таперича не то, что давеча». Раж и угар благотворительности остались в прошлом сезоне. Но это даже к лучшему: здоровое поступательное движение правильней синдрома компульсивного «добродельства», описанного, кстати, еще Чеховым в рассказе «Жена».