Юный нелегал

Светский обозреватель

Первые несколько дней нашего с Оскаром пребывания в Дубаи мне казалось, что сына моего подменили. Он ел и спал, как солдат после тяжелого похода, то есть только и делал, что ел и спал. Самое удивительное, что он спал всю ночь, не просыпаясь вообще ни разу. Кто-то, может, и удивится, но для меня это настоящее чудо. То есть даже я несколько раз просыпалась уточнить, дышит он вообще или нет, а он все спал как сурок. Верно говорят, что родителям не угодишь: слишком активный ребенок — они бегут жаловаться невропатологам, слишком спокойный — тоже подозрительно.

Наша няня предположила, что Оскар так хорошо себя ведет каждый раз после переезда на новое место. Пока статистика показывает, что она права. Значит, ребенок мой — кочевник, а лучший способ его угомонить — раз в неделю перелетать на новое место.

Появилось у нас и еще одно предположение. В Дубаи очень низкое содержание кислорода в воздухе, 80% от нормы. Возможно, Оскар так хорошо спал просто потому, что ему было нечем дышать.

Пока я продумывала план переезда в Дубаи на ПМЖ, мой сын адаптировался к этой атмосферной аномалии и стал спать так же плохо, как и раньше. В остальном наша жизнь на Пальме (мы арендовали дом на одной из веток насыпного острова) в корне отличалась от московской. Я уже давно так подолгу не видела ребенка. Утром мы кормили чаек, потом загорали на пляже, даже купались в пальмовой луже, небольшом заливе между «ветками»: тут нет волн, и вода на пару градусов теплее, чем в море. Вообще ощущаешь себя иначе, когда песок начинается сразу за порогом, а вода в пяти метрах от дома.

Чтобы совсем не одичать и не оголодать, каждые два дня мы ходим в магазин. Как известно, магазины — это главная достопримечательность эмирата. Оскар магазины очень любит, но это чувство скоротечно — уже часа через полтора он начинает хныкать и бить ножками в коляске, а я с завистью смотрю на родителей с колясками, в которых в самых причудливых позах спят малыши. Кажется, они спят так целый день, пока мамаши прочесывают бутики.

Детей тут, как и в Европе, можно встретить везде, от магазина Chanel до ночного рынка. Им все рады: еще в аэропорту Оскара, несмотря на весь ужас в моих глазах, пытались трепать за щечку гастарбайтеры из Пакистана. Тут ему машут и улыбаются таксисты, чистильщики бассейна и уборщики на улицах, уже не говоря о продавцах в магазинах и просто прохожих. Ребенок тут не просто приложение к родителям, а личность, интересы которой все уважают.

И все-таки через месяц безмятежных отношений с сыном я решила отъехать на неделю в Таиланд. Это был отпуск от отпуска. И тут у самостоятельной личности начались проблемы. Вернее, начались они у меня.

Оскар въезжал в ОАЭ вместе со мной, по своему паспорту и своей визе. Справку о вывозе ребенка на въезде в страну у нас не спросили: думаю, это произошло благодаря оплаченной услуге «встречи в аэропорту», которая называется «мархаба». Кстати, всем рекомендую. Стоит не так дорого, зато не надо стоять в очередях на паспортный контроль, а у нас даже глаза не стали фотографировать. Спустя месяц пребывания в ОАЭ я должна была улететь в Таиланд с новой уже, рабочей визой. А Оскару и его няне, которые оставались ждать меня в Дубаи, должны были продлить их туристические визы. И тут-то и выяснилось, что визу Оскара турагентство каким-то образом привязало к визе его отца. Как мне пояснили, произошло это потому, что у нас с ними (и с Оскаром, и с его отцом) разные фамилии. Например, местные женщины не выезжают за границу без мужей, тем более не выезжают туда без отцов их дети. То есть без отца Оскару визу не продлят, а отец его к этому времени уже улетел в Москву. Влететь обратно он пока тоже не может, так как ему новую визу еще не успели сделать. Но в любом случае эта новая виза будет не туристическая, а рабочая — прикрепить к ней ребенка не удастся. Как ни крути, надо либо вывозить Оскара из ОАЭ, либо оставлять его тут нелегалом.

На всякий случай, зная строгость мусульманских законов, я стала уточнять, что грозит Оскару за нарушение миграционного законодательства: могут ли его посадить в тюрьму или просто оштрафуют. Сказали, что он может навсегда стать невъездным в ОАЭ.

Я уже представила себе, как через тридцать лет он планирует отпуск с женой. Она говорит: «Давай махнем в Дубаи!» А Оскар отвечает: «Туда не могу: я с девяти месяцев у них персона нон грата».

Хорошо подумав, я решила, что двум смертям не бывать, а одной не миновать. Все равно полечу в Таиланд, а юный нелегал пусть остается тут с бабушкой и няней. Мы посмеялись над тем, как его посадят в тюрьму для малышей, дадут арестантскую соску из нержавейки… Я даже накануне купила ему полосатые ползунки. Тем временем турагентство, боясь потерять лицензию, «решало вопрос». И ведь решило! Оскару все же продлили визу без помощи мамы и папы. Что лишний раз говорит о том, что он полноценный член общества и самостоятельный гражданин.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться