Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Путешествия

Shutterstock

Промзона — слово ругательное

Как новые транспортные сети меняют восприятие Москвы

Анна Федорова

Москвичи почти никогда здесь не бывают, а когда проезжают мимо, обычно всегда отводят взгляд, стараясь не замечать бывшие фабричные районы столицы. «Газета.Ru» разбиралась, как избавить Москву от промзон и чему учит мировой опыт.

Осень-2016 позволяет москвичам узнать свой город по-новому. Те, кто ненавидит метро, и раньше пытались выстроить маршрут таким образом, чтобы избежать подъемов, спусков и переходов. Если москвич никуда не торопился, от ВДНХ до Семеновской он всегда добирался на 11-м трамвае, от Чистых прудов до Тульской — на 3-м, а от Комсомольской до Первомайской на 22-м троллейбусе — просто потому, что смотреть в окно на проплывающий пейзаж куда приятнее, чем глядеть в темноту.

С 8 октября в Москве открываются новые магистральные маршруты, которые сделают извилистые пути из одного конца города в другой короче и быстрее.

Магистральные маршруты соединяют сразу несколько районов Москвы с центром и между собой: с Ленинского проспекта будет легко добраться до Ленинградского (и не перепутайте), из Лужников — на Семеновскую, с Нагатинской на Полежаевскую.

Московское центральное кольцо уже связало части столицы, между которыми раньше было неприятное препятствие в виде нескольких пересадок на метро. Пространство, где сейчас расположены дома и заводы, раньше даже не было городом.

«Кольцевая железная дорога была построена в начале ХХ века за пределами границ города того времени, — рассказывает Ярослав Ковальчук, архитектор, градостроитель и руководитель исследовательских программ МАРШ Лаб. — В течение всего ХХ века вдоль нее развивались промышленные предприятия. В 60-е годы ХХ века город «перешагнул» через них и новое массовое жилье строилось за промышленным поясом.

В 1990-е заводы стали закрывать или выносить из города, в результате сложилась нынешняя структура Москвы: исторический центр, вокруг него «ржавое кольцо» и дальше пояс жилых микрорайонов.

МЦК проходит примерно посередине «ржавого пояса».

Видами «ржавого пояса» из окон москвичи несколько разочарованы. Мы и представить себе не могли, что они будут напоминать зону из «Сталкера» — чего только стоит полуразрушенный ЗИЛ. «Сейчас промзоны — это большей частью забытые, брошенные территории, — продолжает Ярослав Ковальчук. — Большинство москвичей даже не представляют, какую огромную территорию они занимают. Их как бы нет на «ментальной карте» Москвы.

Здесь нет метро и другого общественного транспорта. Улиц тоже почти нет, только редкие узкие проезды между закрытыми территориями за высокими заборами.

Там что-то происходит, но из-за недоступности промзон они не включены в городскую жизнь». «Многие промышленные сооружения строились исходя из эстетических соображений, к примеру Бадаевский пивоваренный завод», — добавляет Константин Михайлов, координатор общественного движения «Архнадзор». — Однако пока эти промышленные комплексы использовались по своему назначению, они перестраивались, достраивались и потеряли былую красоту. Я надеюсь, что МЦК заставит и власть, и собственников территорий задуматься о реставрации местности, через которую будет проезжать этот «экскурсионный» поезд».

Реставрация промзон — идея, которую разделяют все эксперты. В последние 10–15 лет эти площади уже начали развиваться: по словам Ярослава Ковальчука, заводы ЗИЛ и «Серп и Молот» переделывают в новые жилые районы, в Павелецкой промзоне строится много офисов, на Курской сложилась целая сеть креативных кластеров — и это только несколько примеров.

«На эти территории необходимо перенести все вокзалы Москвы, — утверждает Зоя Васильевна Харитонова, заслуженный архитектор России. — Тогда в центр города не будет прибывать множество поездов со всей страны и не будет перегружаться метро. И центральное кольцо будет задействовано очень активно. Между прочим, Москомархитектура собирается в ближайшем будущем так выносить вокзалы, но не системно».

Пока в Москве только начинают реставрировать промзоны, в Европе и США этот процесс давно идет полным ходом. Мы собрали несколько ярких примеров того, как индустриальные пространства стали районами для жизни.

Хафенсити, Гамбург, Германия

 2009 год
2009 год
Fabian Bimmer/AP

Хафенсити — самая крупная в мире портовая территория, соединявшая Центральную и Северную Европу со Скандинавскими странами. В 1997 году власти города приняли решение о выводе порта на Эльбе из центра Гамбурга, и почти 155 га его территории были кардинально обновлены. Главной идеей реконструкции было сохранить ландшафт территории, а также промышленный комплекс Шпайхерштадт, в котором расположились музеи и галереи современного искусства. В области бывшего порта сейчас — парки, офисы и магазины.

Мануфактура, Лодзь, Польша

В XX веке фабрика хлопчатобумажных изделий занимала второе место после фабрики Карла Шейблера по размерам промышленных предприятий Лодзи. Сейчас лишь третью часть от всей фабрики (110 тыс. кв. м) занимают отель, кинотеатры, кафе, рестораны, большой паркинг и торговый центр. Все это расположено по периметру. В центре находится открытая площадь с самым длинным в Европе фонтаном (300 м). На территории бывшей фабрики также можно посетить несколько музеев: Музей города Лодзь, Музей фабрики и Музей современного искусства.

«Машины острова Нант», Нант, Франция

Во французском Нанте до 2004 года располагалось предприятие для постройки и ремонта судов и кораблей. Сейчас на его месте размещен парк фантастических аттракционов «Машины острова Нант». Территория общей площадью 337 га населена гигантскими механизмами, такими как «Большой слон», «Дерево цапель», карусель «Морские миры», карусели «Манежи Андреа» и другие. Но на этом фантазия создателей не заканчивается. К 2017 году планируется открытие еще одного механизма — «Дерево цапель» высотой около 50 м.

Электростанция Баттерси, Лондон, Великобритания

Электростанция Баттерси, производившая энергию для Лондона почти 50 лет, сейчас стала одной из самых известных достопримечательностей Лондона. Сегодня она включена в список зданий особой архитектурной и исторической значимости. Особенно электростанцию любят кинорежиссеры: здесь проходили съемки, например, фильма «Темный рыцарь» и сериала «Доктор Кто». Сейчас на участке планируют построить новый городской район по генплану Рафаэля Виньоли. В индустриальный пейзаж будут вписаны квартиры, офисы, магазины и рестораны.

Парк в стиле индастриал, Дуйсбург, Германия

 1996 год
1996 год
Karl-Heinz Kreifelts/AP

На громадной территории старого сталелитейного завода сейчас находится общественный парк Landschaftspark. Там были построены новые мосты, проложены пешеходные и велосипедные дорожки, высажены аллеи и рощи, организованы всевозможные площадки для активного и пассивного отдыха. Интересно то, что цеха, бункеры и депо не были полностью уничтожены. Их также реконструировали для посетителей: одну из доменных печей превратили в скалодром, на другой расположили смотровую площадку.

Район Тьювхольмен, Осло, Норвегия

В Осло до конца XX века доступ горожанам к воде почти везде был закрыт портовыми сооружениями и верфями. Но масштабная программа реконструкции гавани изменила район Тьювхольмен до неузнаваемости. Территория теперь почти полностью пешеходная, вдоль воды устроены набережные и площади, на первых этажах зданий расположены кафе и магазины, выше — офисы и жилье. У самой окраины района возведен музей современного искусства Аструп-Фернли.

Портовая зона, Южный Манхэттен, Нью-Йорк

На протяжении нескольких десятилетий архитекторы и строительные корпорации занимались уже нефункционирующей портовой зоной. Сначала на территории промзоны появился многофункциональный озелененный комплекс Бэттери-Парк-сити, в котором через пару лет начали строить жилые комплексы. На территории бывшей портовой зоны также располагались «башни-близнецы» Всемирного торгового центра (WTC). Комплекс продолжали достраивать и в XXI веке после трагических событий 11 сентября 2001 года. Сегодня это один из самых престижных районов Нью-Йорка: офисные центры международного значения и элитные жилые кварталы соседствуют здесь с отелями, множеством магазинов, ресторанами, музеями, гаванью для яхт и пешеходной прогулочной набережной.