Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Много желающих: в США растет спрос на доноров спермы

Прослушать новость
Остановить прослушивание

В США зафиксировали дефицит спермы в донорских банках

В США вырос спрос на донорскую сперму: за время пандемии многие женщины захотели сделать ЭКО, а вот число доноров, напротив, сократилось, из-за чего в некоторых банках спермы наблюдается дефицит. Те, кому не удалось раздобыть образцы в клинике, ищут доноров в тематических группах в соцсетях, причем в приоритете выпускники вузов. Однако стать донором спермы, особенно в пандемию, не так-то просто, объясняют врачи.

В США в пандемию распространилось частное донорство спермы: дело в том, что банки не справляются с возросшим количеством запросов на донорство, поэтому потенциальные клиентки ищут кандидатов в соцсетях в профильных группах, передает The New York Times.

Мотивацией для доноров становится не столько заработок, сколько желание помогать людям, а заодно распространять свои гены по планете, потому что образцы спермы посылают далеко за пределы страны. Путешествуют и сами доноры, чьи транспортные расходы покрывают клиентки.

«Людям надоели банки спермы, так что они обращаются к частным донорам, что перестало быть табу», — приводит The New York Times слова донора Кайла Горди из Калифорнии, который зарабатывает инвестициями в недвижимость, а сперму жертвует безвозмездно. Он также стал администратором частной группы на Facebook — Sperm Donation USA, в которой насчитывается около 12 тыс участников. Цель группы — помочь женщинам подключиться к списку сотен одобренных доноров. По словам Горди, от его донорской спермы уже родилось 35 детей, и еще пятеро на подходе.

К частным донорам женщины вынуждены обращаться прежде всего из-за нехватки образцов в банках спермы. В пандемию число доноров сократилось, а спрос в одних банках быстро увеличивался, в других — оставался стабильным. «С июня мы бьем рекорды по продажам по всему миру, не только в США — мы побили наши рекорды по Англии, Австралии и Канаде», — заявил изданию Анджело Аллард, инспектор Seattle Sperm Bank, одного из крупнейших в США банков спермы. По его словам, в 2020 году компания продала спермы на 20% процентов больше, чем годом ранее, а поставки, напротив, сократились, что и привело к дефициту. «В трех наших офисах бывает до 180 доноров, — пояснил Аллард. — Сейчас их осталось 117. До этого было 80. Не думаю, что в ближайшее время что-то изменится в лучшую сторону».

Число пациентов клиники репродуктивной медицины Kindbody в США также увеличилось более чем на 30%, по сравнению с уровнем до пандемии. На некоторых, самых популярных доноров, уже был составлен лист ожидания. Популярностью пользуются доноры с высшим образованием и необычным сочетанием цвета глаз и волос, например, голубоглазые брюнеты.

В России спрос на донорство спермы в пандемию не вырос, утверждают представители клиник репродуктивной медицины. «Во время локдауна спрос сильно упал, потому что использование донорской спермы связано с клиниками ЭКО, а они были закрыты, так что спрос был минимальным, но к лету он восстановился и сейчас сохраняется», — пояснил ученый-генетик, руководитель Репробанка Автандил Чоговадзе. По его словам, в России модель обращения за донорской спермой отличается от США.

Если там основной аудиторией банков спермы, зародившихся еще в 1970-е годы, являются одинокие женщины, решившие завести ребенка, либо женщины, состоящие в домашнем партнерстве друг с другом, то в России это, скорее, гетеросексуальные пары, которые страдают бесплодием.

«В США большой процент сильных и независимых женщин решают зачать ребенка с помощью донорской спермы, это их осознанный выбор. У нас это в меньшей степени выбор, а скорее, медицинская необходимость — проблема, вызванная бесплодием, либо одинокие женщины, которые прибегли к ЭКО не потому, что они так хотят, а потому, что не получается найти мужа, а ребенка зачать хочется, — добавил эксперт. — В России тоже есть женщины, которые находятся в домашнем партнерстве и решают обратиться к донорству, но таких меньше, чем в США».

При этом стать донором спермы может далеко не каждый, в зависимости от клиники, порог входа может быть довольно высоким: потенциальному донору придется пройти немало анализов и процедур, прежде чем врачи убедятся, что его сперма безопасна и подходит для донорства. По словам Чоговадзе, только один из 300 кандидатов становится донором банка спермы. Существует два типа доноров: открытые и закрытые. Первые оставляют свои контакты для связи с ребенком по достижении совершеннолетия, в случае, если он захочет пообщаться, когда вырастет. Вторые же не предоставляют контактной информации.

Однако женщины, которые выбирают донора в клинике, не знают о его личности и не могут связаться с ним: это сделано, чтобы обезопасить доноров от ситуаций, в которых женщина может потребовать алименты, либо наоборот, донор станет претендовать на уход со стороны ребенка. «В 99% случаев женщины понимают, для чего они идут на процедуру, но всегда остается 1%, который может придумать неприятную историю, чтобы попросить алименты, — рассуждает Чоговадзе. —

У доноров могут быть свои семьи, жены и дети, вряд ли они хотят, чтобы в их личную жизнь вмешивались. Человек сделал доброе дело. Несмотря на деньги, которые он получает, это все равно донорство, определенный шаг, в том числе моральный — зачем подвергать человека такой опасности?»

Некоторую информацию о личности донора клиники все-таки раскрывают: например, могут показать детские фотографии, предоставить данные об успеваемости в школе, описать черты лица, сохраняя анонимность. Минимальный набор данных, доступных клиенту: цвет глаз, цвет волос, группа крови и расовая принадлежность — эти сведения нужны для более эффективного оплодотворения и для отсутствия неприятных последствий для ребенка.

Поиск частного донора в группе в соцсетях может обернуться мошенничеством или заболеванием, поскольку никто не контролирует процесс, не осматривает донора и не берет с него подписку о неразглашении, считает руководитель Репробанка. Соблазн найти донора по фотографии и по уровню образования, которое является одним из главных критериев для американок, изучающих группы частных доноров, перевешивает низкий уровень ответственности в таком поиске.

Кроме того, в клинике следят, чтобы один человек не становился донором для более, чем 30 семей, так как это снижает генетическое разнообразие и повышается риск, что потомки одного и того же донора, не зная об этом, встретятся и заведут семью, что грозит генетическими заболеваниями их ребенка. В связи с этим банки спермы иногда закупают образцы из других стран, чтобы разнообразить выбор клиентов и исключить риск повторений одних и тех же генов.

Однако обмен образцами — не такая частая практика для банков, утверждает заведующая отделением ЭКО Клиники «Мать и дитя Савеловская», врач-репродуктолог Татьяна Яночкина. «За 15 лет практики только 3 случая было, когда из международного банка спермы мы брали образцы. Это было связано с пожеланиями пациенток по поводу национальности донора», — пояснила врач.

По словам Чоговадзе, основная мотивация доноров спермы — не заработать, а помочь людям. Получить деньги в размере примерно 3 тыс. рублей за одну дозу спермы можно только пройдя ряд медицинских обследований, так что они становятся для доноров, скорее, моральной компенсацией за потраченное время, чем реальным заработком. «Большинство из них являются также донорами крови, для них это сродни волонтерству, — поясняет руководитель Репробанка. — У их родственников или друзей были проблемы с деторождением, вот они и решили помогать».

В некоторых странах, например, в Англии и в Австралии, платить донорам спермы и вовсе запрещено. В США таких ограничений нет, но материальная мотивация не должна быть решающей для донора. «Тщеславных» доноров, чья мотивация — передать свои гены как можно большему числу людей, некоторые банки спермы также отсеивают, признается Чоговадзе. Такие люди могут пойти на подлог, что приведет к риску для матери и ребенка.