Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Выгоднее золота: как заработать на люксовых сумках

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Сумки Hermès второй год подряд становятся самой выгодной инвестицией

Сумку Birkin французского бренда Hermès снова признали самым выгодным вложением средств среди предметов роскоши, причем цены коллекционных предметов на протяжении последних лет только растут. Все дело в их редкости, из-за чего на аукционах образуются очереди. Однако это вложение может стать выгодным только для репутации, а не в финансовом плане, считают эксперты, и советуют приобретать сумку только тем, кто собирается ее носить.

В отчете консалтинговой компании Knight Frank сумки от Hermès уже второй год подряд ставят на первое место по выгодности инвестиций по сравнению с вином, автомобилями и произведениями искусства. Еще в 2016 году портал baghunter.com сравнил сумки Birkin по доходности от инвестиций с золотом и акциями крупнейших компаний США — сравнение также вышло в пользу продукции французского модного дома. За последние 35 лет средняя доходность золота составляла всего 1,9%, а стоимость сумок Birkin из года в год росла намного более высокими темпами.

Пик роста был зафиксирован в 2001 году — тогда он составил 25%, а самым неудачным стал 1986-й год — но и тогда доходность не была отрицательной, а достигала 2,1%. Всего же с момента выпуска в 1984 году модель подорожала на 500%. В этом году цена актива выросла на 17%, а за десятилетие — на 108%.

Такая прибыльность связана с тем, что спрос на редкие коллекционные модели значительно превышает предложение, а лист ожидания на эксклюзивные сумки от Hermès расписан на шесть лет вперед. То, что к Birkin прилагается вечный ремонт, позволяет завещать актив детям и даже внукам.

Хотя сумки других премиальных брендов, Chanel и Louis Vuitton, аналитики также называют привлекательными для коллекционирования, именно изделия марки Hermès стоят дороже всего. Идея большой и вместительной сумки, по легенде, связана с именем актрисы и певицы Джейн Биркин, которая в 1981 году летела в самолете из Парижа в Лондон на соседних местах с председателем правления Hermès Жаном-Луи Дюма. Когда она вставала с места, из ее соломенной сумки якобы выпало все содержимое, и тогда она пожаловалась, что сумок с кармашками люксовые бренды не производят. С тех пор Hermès стали делать удобные сумки, а редкий дизайн и материал — например, крокодиловая кожа, а также инкрустация бриллиантами — сделали их предметами роскоши, которые торгуются на аукционах.

Средняя стоимость сумок Hermès составляет от $2 тыс. до $12 тыс. Однако цена на модели Kelly и Birkin в среднем достигает $60 тыс., а на аукционах — сотни тысяч долларов. Чтобы сделать такую покупку, придется ждать несколько лет.

Самая дорогая сумка, проданная в 2019 году на аукционе — Kelly от Hermès в расцветке Himalaya Niloticus Retourne, — ушла с молотка за $241 тыс. А самая дорогая сумка в истории была продана в 2017 году на аукционе Christie's в Гонконге — за $382 тыс. Она была сделана из кожи крокодила и декорирована фурнитурой из белого золота и 245 бриллиантами общим весом почти 10 карат.

По словам основательницы интернет-магазина и портала про сумки Baghunter Эвелин Фокс, для рынка товаров класса люкс характерна стабильность, в отличие от фондовых рынков или золота. Однако в пандемию цена на коллекционные модели Hermès упала на 50% из-за невозможности осмотреть товар перед аукционом. 1 июня 2020 года сумка Hermès Himalaya Birkin была выставлена на срочный аукцион Sotheby's с ожидаемой ценой продажи $85–100 тыс., но так и не нашла покупателя.

Зато на карантине свои сбережения в сумки стали вкладывать представители среднего класса — они покупали товар вскладчину. «Это наглядный способ участия в активах, которые не доступны среднему классу, — рассказывала в интервью The New York Times финансовый консультант технологической компании Антонелла Карбонаро, которая приобрела 10 долей в модели сумки Birkin Bleu Lezard стоимостью $61 тыс. — Но это дело рискованное». Долевое инвестирование стало возможно благодаря финтех-стартапам типа Rally Rd, которые торгуют долями стоимостью, начиная от 50$. Однако обладатель долевых акций на сумку никогда не сможет пройтись с ней по улице — это чисто финансовый инструмент.

Инвестировать в люксовые сумки ради прибыли, а не престижа, недальновидно, считает Александр Шумский, президент Национальной палаты моды и Mercedes-Benz Fashion Week Russia. «Сумка — это аксессуар. Никто не покупает аксессуары ради инвестиций, их приобретают ради себя, — отметил Шумский в беседе с «Газетой.Ru». —

Есть те, кто коллекционирует сумки, но такой чести удостаиваются редкие и дорогие модели известных брендов, в том числе из лимитированных коллекций. Такие модели, как Hermès Birkin, дорожают сразу после продажи, но это относится к спекуляции, а не к инвестициям».

Тот же эффект, по словам Шумского, можно увидеть на примере коллекционных кроссовок — рынок перепродажи как новых, так и ношеных вещей растет. «Если ли здесь инвестиционная привлекательность продукта? Не думаю. Это повышенный спрос в моменте, который толкает цены. Не уверен, что кому-то будут нужны Yeezy через 10-15 лет, даже новые, — рассуждает эксперт. — В люксе к инвестициям можно отнести траты на уникальную ювелирку и редкие часы, при этом регулярные модели тех же брендов дешевеют после покупки так же, как электроника и автомобили».

Однако существуют единичные модели новых аксессуаров, по поводу роста цены которых можно быть относительно уверенным, добавил Шумский. Он привел в пример коллаборации брендов с мировыми художниками, изделия из экзотической кожи, а также редкие винтажные модели люксовых брендов. Но даже в этом случае их купят, скорее, чтобы носить, а не чтобы держать в них сбережения.

«Вещи покупают, чтобы носить и демонстрировать — никто не держит их в сейфе. Даже миллионное колье выгуливают, правда, под охраной, — пояснил Шумский. — Лучшая иллюстрация — розовый бриллиант во лбу богатого рэпера. У это камня как раз есть инвестиционный потенциал, судя по размеру и заявленным характеристикам, но юноша не просто не положил его в сейф, а воткнул на самое видное место — в лоб. Даже если это стекло от Swarovski, исполнитель получил ударную дозу мирового пиара».

Сказаться на инвестиционной привлекательности сумок может и тот факт, что они сделаны из натуральной кожи, ведь в моде все большую популярность набирает тренд на экологичность.

В 2015 году Джейн Биркин даже просила Hermès переименовать названные в честь нее сумки, когда узнала, как ради их производства забивают крокодилов. Позже она заявила, что компания выполнила ее условия и прекратила жестокое обращение с животными — правда, сумки из крокодиловой кожи по-прежнему есть в продаже.

На этой неделе компания заявила, что начнет производить сумки из грибного мицелия: они не заменят кожаные изделия, но будут продаваться отдельной линейкой. «Экологичный заменитель натуральной кожи на основе грибного мицелия сейчас довольно популярен у различных брендов, — обратил внимание Шумский. — Stella McCartney, Adidas, Lululemon и другие бренды уже сотрудничают с компаниями, которые производят инновационный материал. А газета The New York Times назвала изделия из «грибной кожи» главным трендом осени 2020 года».

По мнению эксперта, консервативным покупателям Hermès, которые, возможно, не оценят такую эко-инициативу, на смену постепенно придут более прогрессивные, для которых «грибная» сумка станет не только выгодной инвестицией, но и заявлением об их осознанности и желании заботиться о планете. С этой точки зрения, грибы могут оказать влияние на стоимость акций компании — она точно будет более привлекательна для инвесторов, полагает эксперт.

«Если Hermès выпустит одноразовую пробную коллекцию из грибов небольшим тиражом — она станет раритетом. Если это станет нормой для бренда, и клиенты полюбят грибные сумки, то в конечном итоге раритетом могут стать все кожаные сумки Hermès, даже не коллекционные, — считает Шумский. — Можно на этом построить инвестиционную стратегию? Нет. Биткоин кажется более надежным активом при всей своей волатильности».

По словам Шумского, пандемия негативно сказалась на рынке роскоши, и рост наблюдается только среди брендов, торгующих в Китае, потому что именно он стал основным рынком сбыта люксовых товаров. «Однако если отставить оптимистичные прогнозы относительно самых крупных и известных брендов, реальное падение составит не менее 40% и продажи 2021 года не вернут рынок на уровень 2019 года, — резюмировал Шумский. — При этом в течение всего 2020 года акции крупнейших люксовых холдингов только росли, несмотря на локдауны, кризис и падение продаж».