«Весело потрескивают березовые поленца»: чем пахнет Россия для парфюмеров

Почему знаменитые парфюмеры посвящают свои ароматы русской природе и культуре

Слушать
Остановить
Чем пахнет Россия и причем тут чай из серебряного самовара, сибирские морозы и березовый деготь? Специально для «Газеты.Ru» парфюмерный эксперт и коллекционер Галина Анни рассказала, какие ольфакторные ассоциации вызывает Россия у именитых парфюмеров.

Chanel, Cuir de Russie 

В 1924 году парфюмер Эрнест Бо создал для дома Chanel аромат Cuir de Russie, который по сей день считается знаковым. Габриэль Шанель называла Cuir de Russie «мужским ароматом для женщин» за необычное сочетание нот табака и кожи, в то время как современные парфюмеры относят композицию к разряду «унисекс».

«Береза, а именно березовый деготь – та нота, которая определяет характер ароматов под родовым названием «русская кожа». Каждая национальная культура имела свои способы дубления и обработки кож, и в России для этого использовался березовый деготь. Ароматы под названием Cuir de Russie с характерным кожано-дымным аккордом выпускались разными марками, начиная с девятнадцатого века. Теперь самый знаменитый из них – Cuir de Russie Chanel», — делится Галина Анни.

Roja Parfums, Diaghilev, Karenina и Oligarch

Профессор парфюмерии Роже Дав называет свои ароматы «инвестициями». В его коллекции Roja Parfums – три аромата, посвященных русской культуре. Фужерный Diaghilev – ода русскому балету, цветочный Karenina – героине романа Льва Толстого и древесно-цитрусовый Oligarch, посвященный русским олигархам.

«Рожа Дав впечатлялся не самими ароматами, связанными с Россией, а литературными персонажами, культовыми фигурами. Сергей Дягилев любил герленовский Mitsouko – вот традиционный шипр с фруктовыми нотами. Аромат «Каренина» – отсылка к многообразной парфюмерной классике от Coty до Caron. «Олигарх» – парадоксальный символ России нулевых», — считает Галина Анни.

Francis Kurkdjian, Ciel de Gum Maison

Парфюмер Франсис Кюркджян во время поездки в Москву впечатлился архитектурой главного столичного универмага — и к 120-летию ГУМа выпустил аромат Ciel de Gum. «Небо ГУМа» – отсылка к куполу здания, Кюркджян сравнил его с небесным сводом и воспроизвел на коробке флакона. Композиция состоит из нот жасмина, розы, перца, ванили и корицы.

«В «Небе ГУМа» мне видится сплетение византийской идеи России с урбанистической – пышная пряная цветочность и строгость камня и металла», — говорит Галина Анни.

Frederic Malle, Russian Nights

Свечу «Русские ночи» создала для Frederic Malle парфюмер София Гройсман. Своими первыми ольфакторными воспоминаниями София называет фиалки и розы, которые росли в саду ее родного дома в Белоруссии. Свеча пахнет мускатным орехом, корицей, ирисом и ладаном.

«Для создания образа России парфюмеры часто обращаются к теме чаепития. В трактовке Гройсман — это элегантное чаепитие а-ля рюсс в кафе «Пушкин». Пряники с корицей и мускатным орехом, черный чай из серебряного самовара – и тут же представляется русская печь, в которой весело потрескивают березовые поленца», — делится Галина Анни.

MEMO, Russian Leather

И снова ода русской коже. Основатель марки MEMO Джон Маллой побывал в Сибири, вдохновился дикой природой и передал свои эмоции в аромате Russian Leather. Дух сибирских морозов, оленьих упряжек и бескрайних лесов передают ноты кедра, кипариса, кожи и сосны. Флакон украшен изображением одинокого волка, воющего на луну где-то под холодным сибирским небом.

«Тему «русской кожи» выбрала для марки MEMO Алиенор Массене, вдохновившись сибирской тайгой. Получился ароматический фужер с кожаными нотами», — отмечает Галина Анни.

Поделиться: