Новости

Потеряла родину и мужа: как сложилась судьба афганской «Моны Лизы»

Афганская «Мона Лиза» получила убежище в Италии

В Италию из Афганистана эвакуирована Шарбат Гула — «афганская девочка с зелеными глазами» с обложки National Geographic 1985 года. Жительница лагеря беженцев в Пакистане, она долгие годы символизировала страдания народа Афганистана, да и вообще всех простых людей, кто оказывается в гуще вооруженных конфликтов. Однако всемирная слава не принесла ей счастья.

Женщина, чьи пронзительные зеленые глаза в середине 80-х стали символизировать для всего Запада страдания народа Афганистана, будет жить в Италии. Как сообщило итальянское правительство, в страну эвакуирована Шарбат Гула, которая в 1985 году в возрасте примерно 12 лет стала героиней обложки журнала National Geographic.

«В 1985 году благодаря фотографии Стива Маккарри, который за год до этого сфотографировал ее в лагере беженцев в Пешаваре для обложки журнала National Geographic, Шарбат Гула обрела всемирную славу и стала символизировать невзгоды и конфликты, которые Афганистан и его жители переживали в то время», — цитирует заявление кабинета премьер-министра Италии Марио Драги CNN.

Как уточняется в сообщении, Шарбат Гула была эвакуирована из Афганистана и получила статус беженки в Италии после того, как от ее имени подали прошение некоммерческие организации.

«Отвечая на просьбы представителей гражданского общества и благотворительных организаций, действующих сейчас в Афганистане, после событий последнего августа, а также получив просьбу о помощи в отъезде из страны от Шарбат Гулы, премьер-министр проявил личное участие и организовал ее переезд в Италию в рамках широкой программы эвакуации афганских граждан и правительственного плана по их приему и интеграции», — сообщает правительство Италии.

В середине 80-х Шарбат Гула была безымянной сиротой из лагеря Назир Бах в Пакистане, где жили афганцы, бежавшие от войны с СССР. Портрет девочки, которую на родине позже назовут «афганской Моной Лизой», американский фотограф сделал в 1984-м наряду с другими снимками в школе лагеря. Однако имени не спросил.

Позже, в 2016 году, Стив Маккарри расскажет CNN о портрете: «Я знал, что у нее необычайная внешность, пронзительный взгляд. Но вокруг нас было множество людей, вокруг кружилась пыль, а дело происходило до изобретения цифровых камер, так что ты никогда не знал, что получится. Когда же я проявил пленку, я понял, что это особенный снимок. Я показал его редактору National Geographic, тот хлопнул себя по коленям и воскликнул: «Вот наша следующая обложка!»

В течение 90-х годов фотограф пытался найти свою девушку с обложки — но безуспешно. И только в 2002-м экспедиция National Geographic смогла отыскать ее — ей было чуть меньше 30, она была замужем, жила в афганской деревне в горах провинции Нангархар, у нее было трое детей (четвертый умер в младенчестве).

В своей статье, посвященной поискам девочки с обложки, в 2002 году журнал писал: «Она помнит момент. Фотограф ее снимает. Она помнит, что злится. Человек — незнакомец. Ее никогда раньше не фотографировали. До тех пор, пока они не встретятся снова 17 лет спустя, ее и не будут больше фотографировать».

Найти Шарбат Гулу удалось благодаря воспоминаниям человека, знавшего ее в детстве и по-прежнему жившего в лагере Назир Бах, который в 2002 году как раз должен был закрыться. Он рассказал членам команды National Geographic, что девочка вышла замуж в возрасте от 13 до 16 лет и уехала в Афганистан. Вскоре Стиву Маккарри удалось встретиться со своей героиней.

В статье об этой встрече говорится, что годы сильно изменили девочку с зелеными глазами — кожа огрубела, опустились уголки губ, — но взгляд ее остался таким же пронзительным. Фотограф сразу понял, что это она, но для того, чтобы это подтвердить, специалисты провели экспертизу по радужной оболочке глаз.

Оказалось, что в середине 90-х Шарбат Гула вернулась в родную горную деревню в штате Нангархар, откуда бежала с началом войны в шестилетнем возрасте вместе с бабушкой и троими братьями (родители их погибли при бомбежках).

Деревня была окружена террасами, засеянными кукурузой, рисом и пшеницей, но вокруг не было ни школы, ни больницы, ни асфальтированных дорог. Жизнь женщины состояла из работы по дому и воспитания трех дочерей, 13-летней Робины, трехлетней Захиды и годовалой Алии. Муж Шарбат Гулы, Рахмат Гул, работал в пекарне в Пешаваре, чтобы содержать семью. Грамоты женщина практически не знала — она умела написать свое имя, но читать не могла. А еще она была очень религиозна — и, в основном, ходила в парандже.

В 2012 году муж Шарбат Гулы скончался от гепатита С. Следующее, что о ней известно — это то, что в 2014 году она оказалась в Пакистане, но нелегально. В 2015-м власти Пакистана объявили, что ее вид на жительство, а также виды на жительство двоих мужчин, зарегистрированных как ее сыновья, отменены, поскольку были получены нелегально. В 2016 году бывшую «афганскую девочку с зелеными глазами» задержали за нарушение миграционного законодательства и подделку документов. Она пробыла в заключении 15 дней. Вынося приговор — депортация, — суд принял во внимание состояние здоровья женщины: она больна гепатитом С и нуждалась в лечении. Это помогло ей избежать 14-летнего тюремного срока и штрафа в размере $5 тыс..

В ноябре 2016 года Шарбат Гулу депортировали в Афганистан — в аэропорту Кабула ее встречал президент страны Ашраф Гани.

«Она очень невинна, — рассказывал тогда CNN племянник женщины Неймат Гул. — Она никогда не осознавала своей славы или ее причин, вот почему она не заработала на этом. В противном случае она никогда не оказалась бы в подобной ситуации».

В Афганистане ее поселили в кабульской квартире, ключи от которой своей Моне Лизе торжественно выдали правительственные чиновники. Однако деревенской жительнице в ней было некомфортно. К тому же Неймат Гул жаловался афганским СМИ, что правительство не оплачивает аренду жилья — это чиновники отрицали.

Наконец в ноябре 2017 года Шарбат Гула получила в свое распоряжение дом в Кабуле по своему вкусу. В качестве ежемесячного содержания женщине, которой было тогда 45, выделили $700 и пообещали оплачивать все медицинские расходы. Кроме того, ей предоставили охрану из опасений, что консервативно настроенная часть населения может осудить ее как женщину, фотография которой была на обложке журнала. Тем не менее, это был момент славы. Как рассказывал Неймат Гул Nation Geographic, вдохновленные ее примером соотечественники начали приходить с ней с подарками, чтобы вместе сфотографироваться.

«Она счастлива, потому что Афганистан ее уважает», — заявлял племянник «афганской Моны Лизы».

Загрузка