Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Егор Кончаловский заканчивает работу над мультфильмом «Кракатук»

Егор Кончаловский заканчивает работу над анимационным фильмом о Щелкунчике «Кракатук», рассказал режиссер РИА Новости.

«То, что мы с отцом, Андреем Кончаловским, практически одновременно взялись за гофмановскую историю о Щелкунчике, чистая случайность, и работаем мы в разных жанрах», - признался режиссер.

«Мой «Кракатук» - веселая рисованная история, старая сказка, рассказанная на современный лад. Это «Щелкунчик» без Гофмана и Чайковского, музыку к фильму написал Максим Фадеев. А у отца - вынашиваемый в течении пятнадцати лет проект, - классический масштабный мюзикл с огромным бюджетом. Я при всем желании мюзикл снять не в состоянии - ни слуха, ни голоса. И все же, когда он узнал, что я тоже работаю над Щелкунчиком, то поначалу рассердился. Решил, что мы его идею украли. Но потом понял, что проекты совсем разные. И все же мне приятно, что мой Щелкунчик выйдет раньше, премьера намечена на 25 октября», - добавил Егор Кончаловский.

Премьера мюзикла Андрея Кончаловского «Щелкунчик - нерассказанная история» с Джорджом Туртурро, Ричардом Грантом и женой Кончаловского-старшего Юлией Высоцкой назначена на декабрь 2008 года. Стоимость проекта - около 65 миллионов долларов. Мультфильм же обошелся его создателям много дешевле.

«Бюджет анимационного фильма «Кракатук», основанного на сказочной истории о Щелкунчике, более 3 миллионов долларов: он стоит дороже большинства художественных фильмов, которые я снимал, и уж точно дороже «Антикиллера-1» и «Антикиллера-2», - сказал режиссер.

«Основу мультфильма - фильм с актерами - мы сняли еще в 2004 году, потом его рисовали в 3D анимации два с половиной года, стараясь передать пластику и мимику реальных людей. Главный режиссер аниматоров Роман Стариков - замечательный художник, понимающий суть эклектики: ему каким-то чудом удалось объединить кибер-молодежь, ар-деко и анимационный мейнстрим и наложить это все на современный сюжет из жизни подростков. Я считаю, что в этом проекте его роль намного важнее, чем моя. Собственно его кропотливость и преданность картине меня подстегивали в работе, - рассказал Кончаловский. - Если честно, то поначалу я не хотел браться за мультфильм. И не взялся, если бы это был мой собственный проект (здесь я выступаю только как режиссер, причем на льготных условиях - работа в свободное время). Но я авантюрист по натуре, и поддался на уговоры продюсеров».

В анимационной версии Щелкунчика западных звезд не будет - исполнителями главных ролей в фильме стали Михаил Галустян, Сергей Светлаков и Любовь Толкалина.

«Что до выбора актеров, то опять все скажут, что Кончаловский снимает свою жену. Ведь не поверит никто, что перед тем, как я принял решение снять Любу в главной роли, я провел кастинг 40 девушек, но ни одна не подошла. Ну что я дурак тратить свое время, которое у режиссера - деньги, если с самого начала решил снимать жену?», - посетовал автор картины.

На вопрос о том, приходилось ли ему когда-нибудь работать с «навязанными» актрисами Кончаловский признался: «Меня трудно обязать к чему-то. Впрочем, раз в моей практике был случай, когда меня «обязали» взять проект с Амалией Мордвиновой в главной роли. Вернее предложили проект, с условием, что главную роль сыграет она. Хочешь - бери, не хочешь - не бери. При всей моей любви к Амалии я понимал, что эта картина («Затворник») не для нее. Но раз уж согласился, пришлось переписать сценарий под актрису. Я конечно не конформист, но считаю, что компромисс - движущая сила созидательного процесса. А в кино - особенно, так как в одиночку здесь делать нечего, кино - искусство коллективное».

Говоря об отличии российского и западного кинематографа, Егор Кончаловский, которому довелось поработать и там и здесь, пояснил: «У нас не те бюджеты и не тот рынок. Бюджет, это не только деньги, но, прежде всего, способность мыслить масштабно, понимать требования максимально широких слоев общества, работать с фокус-группами. У нас такого понимания нет, хотя разговоры российских продюсеров частенько сводятся к следующему: «Что снимаешь? Блокбастер «Идиот». А я - блокбастер «Вишневый сад». Когда вся эта шелуха спадет, то возможно мы получим органично присущий России масштаб производства. На самом деле я рад всему, что здесь происходит. Так как прекрасно помню время, когда «Мосфильм» зиял выбитыми дверьми, и были всего три железные, за которыми ваяли рекламные ролики Тигран Кеосаян, Федя Бондарчук и я».

Кончаловский признался, что его личный вкус в анимации весьма специфический - он любит манге и творения Хаяо Миядзаки.
«Лично я не сторонник блокбастеров ни в художественном кино, ни в анимации, но понимаю причину популярности таких проектов как «Шрек». Его авторам пришлось взять англосаксонские ценности, пропустить их через мясорубку локальных историй, и получить усредненный продукт, понятный всему миру. Но обратная сторона популярности состоит в том, что если хочешь всем нравиться, то приходится выдавать усредненный продукт, МакДональдс от искусства. Вот почему русские сказки-мультфильмы из нашего детства так ценны, они уникальны, созданы только для нас. Кроме того, успех «Шрека» в игре на человеческих страстишках.

Режиссер признался, что если бы сам снимал анимационную ленту, то сделал бы «Незнайку на Луне» - драму в преломлении олигархического общества. А пока он собирается снимать небольшие картины для себя, а деньги зарабатывать продюсированием блокбастеров, раз уж их все так любят.