Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ФОТОРЕПОРТАЖ

Ларс фон Триер последователен: вслед за пришествием «Антихриста» должен наступить Армагеддон.
Копирайтер от бога Жюстин (Кирстен Данст) саботирует собственную свадьбу.
Торжественно прекрасную космическую катастрофу Триер показывает уже в прологе, тут же выводя население Земли за скобки: камерный крах мироздания (лучший повод для подведения итогов) всегда страшнее, а самую страшную картину можно получить, вглядываясь в частный случай помутившегося рассудка.
Торжественно прекрасную космическую катастрофу Триер показывает уже в прологе, тут же выводя население Земли за скобки: камерный крах мироздания (лучший повод для подведения итогов) всегда страшнее, а самую страшную картину можно получить, вглядываясь в частный случай помутившегося рассудка.
И Армагеддон наступает – не то в масштабах планеты, не то в отдельно взятой семье.
В первом акте двухчастного полотна, озаглавленном «Жюстин», члены семьи и гости в духе винтерберговского «Торжества» дружно превращают в конец света праздничный ужин.
Ларс фон Триер последователен: вслед за пришествием «Антихриста» должен наступить Армагеддон.
Копирайтер от бога Жюстин (Кирстен Данст) саботирует собственную свадьбу.
Торжественно прекрасную космическую катастрофу Триер показывает уже в прологе, тут же выводя население Земли за скобки: камерный крах мироздания (лучший повод для подведения итогов) всегда страшнее, а самую страшную картину можно получить, вглядываясь в частный случай помутившегося рассудка.
Торжественно прекрасную космическую катастрофу Триер показывает уже в прологе, тут же выводя население Земли за скобки: камерный крах мироздания (лучший повод для подведения итогов) всегда страшнее, а самую страшную картину можно получить, вглядываясь в частный случай помутившегося рассудка.
И Армагеддон наступает – не то в масштабах планеты, не то в отдельно взятой семье.
В первом акте двухчастного полотна, озаглавленном «Жюстин», члены семьи и гости в духе винтерберговского «Торжества» дружно превращают в конец света праздничный ужин.
  • Ларс фон Триер последователен: вслед за пришествием «Антихриста» должен наступить Армагеддон.
  • Копирайтер от бога Жюстин (Кирстен Данст) саботирует собственную свадьбу.
  • Торжественно прекрасную космическую катастрофу Триер показывает уже в прологе, тут же выводя население Земли за скобки: камерный крах мироздания (лучший повод для подведения итогов) всегда страшнее, а самую страшную картину можно получить, вглядываясь в частный случай помутившегося рассудка.
  • Торжественно прекрасную космическую катастрофу Триер показывает уже в прологе, тут же выводя население Земли за скобки: камерный крах мироздания (лучший повод для подведения итогов) всегда страшнее, а самую страшную картину можно получить, вглядываясь в частный случай помутившегося рассудка.
  • И Армагеддон наступает – не то в масштабах планеты, не то в отдельно взятой семье.
  • В первом акте двухчастного полотна, озаглавленном «Жюстин», члены семьи и гости в духе винтерберговского «Торжества» дружно превращают в конец света праздничный ужин.
1 14

Кадры из фильма «Меланхолия» Ларса фон Триера

В прокате «Меланхолия» Ларса фон Триера, в которой вслед за позапрошлогодним «Антихристом» приходит настоящий Армагеддон.