Новости

«Сжать зубы и проглотить обиду»

,
Российские эксперты и политики, опрошенные «Газетой.Ru», уверены: объявление независимости Косово сулит проблемы Европе, а принципиальная позиция Москвы мало на что может реально повлиять.

Михаил Маргелов, председатель комитета Совета федерации по международным делам

Косово объявило независимость вопреки международному праву и морали. Это опасный прецедент. Сепаратизм — явление не правовое. Нет международных и национальных правовых документов, которые одностороннее отделение «этнически обозначенных» территорий поддерживали бы и поощряли. Действия косовских властей отличаются особой бесцеремонностью: здесь речь идет об объявлении «независимости» от Сербии сербской же территории, и только потому, что на ней живут албанцы. И эту возмутительную с позиций права акцию готовы поддержать США и ряд стран Евросоюза. Уверен, что в Евросоюзе единства в признании независимости Косово не будет. Вот уже баскские сепаратисты высоко оценили косовский сценарий. И Испания вряд ли признает новообразование на Балканах независимым государством. Индонезия, по понятным причинам, поступит так же.

Сегодня, пожалуй, нет ни одного государства в мире, в котором бы не жили национальные меньшинства. Так что в латентной форме сепаратизм присутствует всюду. А косовский прецедент вполне может вывести его в форму открытую.

Потенциально во всем мире насчитывается до двух сотен территорий, готовых примерить косовский опыт на себе. В том числе в таких регионах, где все вопросы и в наше время решаются резней и геноцидом.

Совет Безопасности ООН должен лишить самопровозглашенную независимость Косовао легитимности: косовский пример способен погрузить мир в хаос. Россия знает, что это такое: мы прошли уже через ужасы террористического сепаратизма на Северном Кавказе.

Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США

Мне непонятна принципиальность российской позиции по косовской проблеме. Экономические интересы нашего государства в этом регионе вполне защищены. Кажется, что главная цель России — стать головной болью для стран Запада. И Косово — очередной повод.

Процессы в этом крае выходят за рамки рекомендаций ООН и Совета Безопасности, в результате подрывается авторитет международных организаций.

Конфликт в Косово будет развиваться вне зависимости от юридических решений, которые примет Совбез, и все будет зависеть от умения европейцев разрулить ситуацию на практике.

Ни у США, ни у России такого влияния в этом регионе, как у европейцев, нет.

Константин Затулин, директор Института стран СНГ, депутат Государственной думы

Тут напрашивается аналогия с 1938 годом, когда в мирное время при всеобщем молчании отторгается территория от Чехословакии. Вы помните, чем это закончилось? Нужно учиться на уроках истории и серьезнее относиться к таким предупреждениям.

Уверен, что Россия не отступится от своей позиции. Тем более что другие страны тоже разделяют ее, например, Китай. Да и остальные страны, которые поддержали решение о принятии независимости, испытывают большие внутренние сомнения.

В Великобритании сильны сепаратистские движения в Северной Ирландии и в Шотландии, во Франции тоже на границе с басками неспокойно.

Есть и более близкие примеры, когда национальные меньшинства гораздо дольше по времени, чем в Косово, добиваются своей независимости — это Приднестровье, Карабах, Южная Осетия, Абхазия. В то же время, сколько бы ни объявляли в Косово о независимости, Сербия никогда не перестанет искать возможность вернуть себе эту территорию, и мир в Косово неизбежно будет поддерживаться оккупационными властями.

Николай Кавешников, научный сотрудник Отдела европейской интеграции Института Европы РАН

Позиция Москвы по Косово высветила разногласия по поводу того, как трактовать основополагающие принципы международного права, права народа на самоопределение и право государств защищать свою территориальную целостность. У России позиция в этом плане — железобетонная: ничего не может случиться, если обе стороны конфликта не придут к согласию.

В ЕС же отсутствует единая позиция по этому вопросу. Насколько мне известно, пять стран — членов Союза испытывают значительные затруднения с этим и вообще относятся к случаю Косово со скепсисом. Этот факт частичного признания Косово со стороны ЕС и позволит, на мой взгляд, не ухудшить отношения Москвы с Евросоюзом.

В принципе легко найти точки пересечения между казусом Косово и конфликтами на территории СНГ. Россия заявляет об абсолютной приверженности принципам международного права, но они существуют только до тех пор, пока их придерживаются большинство внешнеполитических игроков. Отмирание принципа нерушимости границ в Европе делает пересмотр позиций Москвы в Закавказье и Приднестровье вполне естественным.

Мне кажется безусловным, что позиция России по замороженным конфликтам на территории СНГ должна будет претерпеть изменения. Будут сделаны те или иные шаги к признанию квазигосударственных образований на территории СНГ, но это будут промежуточные шаги.

Например, один из вариантов — открытие в Абхазии и Южной Осетии дипломатических представительств, а не посольств как таковых.

Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН

Признание Косово со стороны западных стран не повлечет коренных изменений во внешней политике России. По моему глубокому убеждению, нельзя строить политику по принципу «раз вы так — то и мы так». Политика Запада на Балканах — это политика абсолютной безответственности, ее необходимо осуждать и препятствовать признанию этого самопровозглашенного государственного образования, что и делается в ООН.

Отвечать тем же в Абхазии и Южной Осетии значит создавать себе такие же проблемы в зоне стратегических интересов, в Закавказье, и одновременно значит присоединяться к разрушению основ существующего мирового правопорядка.

Необходимо, впрочем, понимать, что позиция Евросоюза по косовскому вопросу не есть плод какого-то grande design, великого замысла. Здесь имеет место политическая близорукость. Неслучайно, те, кто собирается признавать независимость Косово, — это те же самые страны, что начали военную операцию против Югославии в 1999 году.

Для них отказать албанцам Косово в независимости равнозначно расписаться в ошибочности своих действий девять лет назад, дать повод считать бомбардировки Сербии безответственными и преступными.

Албанские меньшинства в Черногории, Македонии получат завидный пример. Будут серьезно обеспокоены Греция и Кипр с его нерешенной проблемой турецкого квазигосударства на севере острова. И Россия при случае не преминет упомянуть, что европейцы сами виноваты в том, с чем они столкнутся.

Елена Гуськова, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН

Я глубоко убеждена, что то, что происходит сейчас вокруг Косово и Метохии — это большая российская победа и российская удача. За минувший год, с тех пор как Россия сказала в Совете Безопасности ООН твердое «нет» планам по отделению Косово, была сделана большая работа: принципиальная позиция российского руководства, похоже, дает плоды, и период международного политико-правового бесправия, который длился 17 лет, подходит к концу.

Главная победа России — признание ряда стран, что международные отношения необходимо вернуть на рельсы международного права, положить конец той атмосфере бесправия, которая господствовала и при «урегулировании» балканского кризиса, как то понимали на Западе.

Косово де-факто не становится независимым.

Как и в 1990 году, с первым провозглашением суверенитета края, которое никто 17 лет не замечал, сегодня перспектива полной правосубъектности Косово и Метохии остается такой же сомнительной.

Признание независимости — это, в первую очередь, решение Генеральной Ассамблеи ООН по предложению Совета Безопасности, а Совбез благодаря России никогда не пойдет на это.

Тимофей Бордачев, Директор Центра комплексных европейских и международных исследований

В краткосрочной и среднесрочной перспективе мы будем наблюдать сохранение статус-кво, поэтому мы не можем заявить, что одна из сторон — Запад, поддерживающий Косово, или Россия, противостоящая независимости края, — выиграла или проиграла.

Однако полное признание Косово — это вопрос не десятилетий, а нескольких лет, поэтому надо быть готовым, что позиция России продемонстрирует серьезные слабости.

В первую очередь, это будет связано с тем, что в Косово Россия не оставила своих миротворцев.

У России очень мало союзников на планете, и хоть Китай зачастую выступает в такой роли, наши реальные интересы сосредоточены в Европе и на Западе как таковом. Поэтому «да», которое «по факту» говорит Москва Абхазии и Южной Осетии, никогда не прозвучит с международной трибуны как признание независимости эти регионов.

В то же время для всех возникает один вопрос: албанцы — разделенный народ, который проживает и в Греции, и в Македонии. И только нервозность связанная с этим — единственный вопрос, который может реально беспокоить Европейский союз. Другая проблема — наделение моральной легитимностью притязаний басков и каталонцев на независимость. Но как и в случае с Сербией, в отношении которой ЕС готов показать, что выгоды от вступления в европейские структуры будут выше, чем горечь от потери края, в Брюсселе уверены: европейская перспектива достаточно соблазнительна, чтобы уберечь страны — члены Союза от распада.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги

Для России прогнозировавшийся исход косовского кризиса — и не победа, и не поражение. Как можно серьезно рассуждать о поражении, если его невозможно было предотвратить, а о победе можно было и не мечтать? Так что независимое Косово — это проблема для Москвы.

Беда России в том, что она оказалась в тяжелом положении в Закавказье. То, что она не признает Южную Осетию и Абхазию — вероятность 99,99%, хотя в Государственной думе будут и шум, и крик, и обычный вопль.

И тот факт, что от России не последует никаких конкретных шагов на этом направлении, а в этом я точно уверен, сильно отразится на ее авторитете, потому что это будет воспринято как слабость. Единственное, что остается Москве — это сжать зубы и проглотить обиду.

Россия, на мой взгляд, является естественным участником европейского концерта, а любая иная позиция, противоречие из самого чувства противоречия неминуемо загоняют ее в тупик, что с успехом и продемонстрировала независимость Косово, с которой Москва ничего не могла и не может поделать.

Даже если брать страны, которые получили от России безусловную моральную поддержку, не только Сербию, но и Республику Сербскую, то их путь лежит в Европу. Газовые и нефтяные соглашения не должны обманывать: если перед Белградом встанет вопрос определения в глобальном мире «С кем вы? С Россией или Европой?», то ответ будет: «С Европой». И последние президентские выборы в Сербии это наглядно продемонстрировали.

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока

Объявление независимости Косово — это ящик Пандоры: открыть его легко, закрыть трудно. Из-за глупости европейских политиков может рассыпаться множество государств, подверженных сепаратизму. Позиция России достаточно взвешенна, мы ведем себя осторожно в отношении права наций на самоопределение.

Похоже, европейцы хотят иметь еще одно мусульманское государство возле своих границ, но, к сожалению, позиция России ни к чему не ведет.

Косовский прецедент будет тиражироваться, и первой на очереди стоит Грузия. Теперь Абхазия и Южная Осетия начнут требовать независимости от Тбилиси. По-новому придется взглянуть на карабахский конфликт, активизируются сепаратисты в Каталонии и Галисии.

Косово — это мина, которая может взорвать всю европейскую систему. Вспомните: все глобальные проблемы в Европе начинались именно с Балкан. Когда стреляли в эрцгерцога Фердинанда, никто и не подозревал, к чему это может привести. К сожалению, как тогда, так и сейчас политики в своих поступках руководствуются исключительно своими интересами, а их интересуют власть и деньги. Управлять маленькой страной, стоящей в очереди с протянутой рукой, легче, чем единой и сильной Югославией. Косово — это некое завершение трагического и с поучительной точки зрения малоосмысленного балканского эксперимента.

Картина дня