Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Оппозиция

Андрей Стенин

Задымились от гнева

В Москве прошла акция «День народного гнева»

Иван Смирнов, Любовь Ковалева (Нижний Новгород), Татьяна Горячева (Санкт-Петербург)

Организованная коалицией «Левый фронт» акция «День народного гнева» показала сомнительную силу народного недовольства, поскольку была малочисленной и скучной. В Москве от митинговавших в какой-то момент даже пошел дым, но и это оказалось провокацией.

В субботу в Москве состоялся «День гнева». Под таким названием в городе прошел митинг, которым новое политическое образование — «Левый фронт» --обозначило свое политическое присутствие.

«Левый фронт» — это АКМ, РКП-КПСС, СКМ, РКСМ, РКРП-РПК, КПРФ, ВКПБ, а также нацболы и анархисты. Вместе с этими организациями в «Дне гнева» приняли участие движения «Оборона» и «Смена». Пришли дольщики.

Власти города дали оппозиции разрешение на митинг на Триумфальной площади.

Накануне события центр города был оклеен стикерами с рекламой мероприятия. О нем много писали в блогах. Создавалось впечатление, что город ждет нечто масштабное, может быть, даже «Марш несогласных» в исполнении левых.

Очевидно, в столичном ГУВД тоже это предполагали. Поэтому Триумфальная площадь к 17.00 мск была взята под усиленный контроль милиции. Автобусы с ОМОНом стояли на виду, но больше их пряталось по дворам. Площадка внутри ограждений медленно наполнялась профессиональными революционерами, пенсионерами и штатскими. Публика с удовольствием общалась, медленно распутывая свертки с лозунгами. Звучали песни, написанные явно очень недовольным человеком, упоминались «проститутки, наркоманы, хулиганы и жулье», заклиналось --«стукачом родился — стукачом помрет» и др. Но на «Марш несогласных» было не похоже. Собравшиеся явно намеревались действовать строго в рамках действующего законодательства, отчего фоторепортеры заскучали и отправились снимать старушек с плакатами разной степени разгневанности.

Митинг начался с опозданием. Все ждали грузовика со звуковой аппаратурой. Потом технику настраивали. Потом составляли списки выступающих. Насаживали на гибкие удилища флаги организаций. Наконец, приступили к речам.

Тон задал лидер АКМ Сергей Удальцов — он рассказал о городских проблемах и потребовал отставки мэра Москвы. Услышав это, несколько молодых людей, стоявших под знаменами АКМ, достали пачку бумаги с распечаткой фотографии градоначальника и зажгли файеры.

— Лужкова – в отставку! – повторяли они вслед за Удальцовым и сжигали фотолицо мэра.

Лидер АКМ, стоя на грузовике, очевидно, заметил нервную реакцию милиции, и поспешил объяснить происходящее.

— Товарищи, уважаемые москвичи, — сказал он. – Действительно, нас сегодня переполняет гнев. Из-за того, что повсеместно нарушаются наши права. И мы с вами сегодня начинаем процесс нового городского референдума, на котором поставим вопросы о том, почему с нами не согласовывают решения по застройке, почему вырубают наши леса и парки…

Бумага горела хорошо. Недогоревшие фрагменты топтали ногами. Удальцова не слушали и он занервничал.

— У меня просьба затушить уже, затушить гнев…

Внезапно всю площадь заволок удушливый дым. Недалеко от грузовика плавился полиэтиленовый пакет, в котором оказалась дымовая шашка. Рядом кто-то зажег вторую и быстро отошел. В тумане терялись шеренги милиции, зажженные файера и пепел от мэра.

— Это провокация! – внезапно догадались левые, побросав файера.

— Это московская власть пытается скрыть за этим туманом свое беззаконие, — гремел со сцены голос Удальцова. — Давайте еще раз скажем — «Лужкова в отставку!»

У металлических ограждений зажимали носы и кашляли солдаты. В сизом тумане мелькнули нашивки ОМОНа. Дымящиеся шашки милиционеры пинками перебросили за ограждения. За него же вытащили активиста «России молодой» Антона Демидова. Он шел в автобус без эмоций. Провокацию с дымовыми шашками организаторы митинга возложили на кремлевскую организацию (позже в «России молодой» отвергли свое участие. Присутствие Демидова на митинге политических противников в организации объяснили простым любопытством).

Митинг завершался уже в сумерках. Участники все еще переживали инцидент с шашками. Ораторы говорили каждый о своем.

Какая-то женщина рассказала, что спецслужбы облучают ее психотропным оружием и даже подвигла толпу на скандирование лозунга «Долой психотропное оружие!». О референдуме все забыли.

В Петербурге митинг прошел совсем скучно — под памятником Ленину у Финляндского вокзала. Согласованное властями место проведения вполне соответствовало характеру митингующих. Под постаментом вождю собрались люди преимущественно левых взглядов и околопенсионного возраста. Над собравшимися развевались знамена КПРФ, РКРП, «Авангарда красной молодежи». Среди красных полотнищ одиноко белел флаг «Яблока».

В митинге участвовали не больше 200 человек. Невеликое число протестующих отчасти объяснялось скверной погодой — морось, сильный ветер, холод. Представителей правоохранительных органов тоже собралось совсем немного, милиционеры скучали и просили не бросать окурки под ноги.

Выступавшие говорили о «волках из новой буржуазии», «классе собственников», а также о «гадине капитализма». Но более всего — об уплотнительной застройке, вырубке скверов и постройке возмутительных супер-проектов: небоскреба «Газпрома» на Охте, насыпных территорий Васильевского острова в Финском заливе, и других архитектурных излишествах.

Самыми титулованными участниками митинга оказались глава местной КПРФ Владимир Федоров, а также лидер петербургского «Яблока» Максим Резник.

В Нижнем Новгороде организаторы провели акцию на площади Ленина. Собрались не менее 250 стражей порядка: бойцы ОМОН и внутренних войск. Из числа организаторов пришло около 40 человек, еще 10 участников были пенсионерами. По рассказам журналистов, на подходе к площади милиционеры останавливали прохожих и интересовались, куда они направляются.

Около 40 минут оппозиционеры критиковали экономическую политику государства, призывали народ объединяться. Скандировать заявленные лозунги даже не стали. Некоторые представители «Другой России» четко следили за выступлениями коллег, в нужный момент предупреждая о необходимости быть осторожными в высказываниях.