Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть

ИТАР-ТАСС

Попросили расслабиться

Непарламентские партии попросили Медведева послаблений во всем

Алия Самигуллина, Светлана Бочарова

Непарламентские партии попросили президента отменить подписи на выборах, изменить правила ЕГЭ, защитить ученых от ФСБ, а бизнес — от властей. О судьбе Михаила Ходорковского никто не спросил, говорили о судах в целом, рассказывают участники встречи. Президент оппозиции понравился.

Президент встретился в подмосковной резиденции Барвиха с представителями трех непарламентских партий — «Правое дело», «Яблоко» и «Патриоты России». В беседе участвовали по три представителя от каждой организации и первый замруководителя администрации президента Владислав Сурков. Позицию «Патриотов России» представляли Геннадий Семигин, Надежда Корнеева и Сергей Глотов, «Яблоко» — Григорий Явлинский, Сергей Митрохин и Сергей Иваненко, а недавно созданную партию «Правое дело» три сопредседателя — Борис Титов, Георгий Бовт и Леонид Гозман.

Медведев объяснил собравшимся, что образовался новый формат общения с политическими партиями — за полтора месяца он побеседовал с членами «Единой России», «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР.

«Сегодня черед тех, кто, к сожалению, не имеет представителей в парламенте, но рано или поздно получит такую возможность», — поприветствовал гостей Медведев.

Лидер «Патриотов России» Семигин сказал, что есть пять критериев, которые усложняют жизнь небольшим партиям: нет никакой господдержки, непарламентские партии должны возвращать долги за бесплатный эфир, нет равного доступа к цифровым СМИ, обязательный сбор подписей и отсутствие представителей непарламентских партий в избиркомах. Митрохин сказал, что разделяет точку зрения Семигина.

Медведев отметил, что есть «элемент справедливости» в том, что положение парламентских партий несколько лучше, чем у тех, кто не смог пройти в Госдуму. Однако согласился, что, например, такая процедура, как сбор подписей, «несовершенна».

Медведев заверил, что готов обсуждать вопрос об отмене сбора подписей: «У нас есть ряд инициатив на эту тему». «В конечном счете мы, конечно, должны стремиться либо минимизировать число таких подписей, либо вообще отказаться», — обнадежил он партийцев.

На финансирование всех партий государство сейчас не готово пойти, заявил Медведев. Однако отметил, что «тем не менее это не отрицается как идея». Говоря о новом законе о равном доступе парламентских партий к СМИ, Медведев напомнил, что почти все участники предыдущих встреч жаловались на него. Поэтому глава государства еще раз повторил, что закон «пробный, он принят для защиты прав оппозиционных партий, тех, кто не находится у кормила власти, но тех, кто прошел в парламент»: «Давайте посмотрим, как он будет применяться».

Митрохин жаловался на вертикаль власти.

«Главная сила торможения — идеология вертикали власти, которая доминирует в политической элите, произошло чрезмерное разбухание этой вертикали, дисбаланс между исполнительной властью с одной стороны и законодательной и судебной — с другой. Полная бесконтрольность чиновников — нет системы сдержек и противовесов», — перечислил он.

«Дело не в термине и в приеме административного регулирования, такое соподчинение принято во всем мире. Исполнительная власть должна быть консолидирована, а когда в регионах не выполняют решения исполнительной власти — это признак коллапса в государстве», — ответил ему Медведев. Но согласился, что действия многих чиновников зачастую никак не контролируются: «Тут есть поле для работы».

Не все внимательно слушали. Президент, отвечая на реплики представителя «Правого дела» Титова, вдруг обратился к Явлинскому: «Григорий Алексеевич, вам что, не интересно? Я понимаю, что не ваша партия говорит, и известно, что вы правых не любите». После чего Медведев объявил начало закрытой части встречи.

Бовт рассказал, что в закрытом режиме общение с президентом проходило в таком же формате, как в открытом — представители партий высказывались, а президент внимательно слушал и комментировал услышанное. Диалог был «очень откровенным, еще более откровенным, чем в открытой части», сказал Гозман. «Лично я сказал президенту все, о чем хотел сказать, безо всякой цензуры», — сказал Гозман. Президент выслушал всех участников встречи без исключения, добавил Бовт.

Реакции президента на слова непарламентской оппозиции показались Гозману «абсолютно конструктивными», а сам президент предстал «очень информированным и компетентным» человеком. «Эта встреча не была протокольным мероприятием», — заявил Гозман. «Президент действительно интересуется тем, что происходит», — отметил Бовт.

Бовт, по словам участников встречи, поднял вопрос об отмене регистрации по месту жительства и пребывания для граждан России, а также о введении рабочих виз для иностранцев, как это делается в других странах. Эти антикризисные меры ранее выдвигало «Правое дело». Президент выслушал эти предложения доброжелательно, но ничего конкретного не ответил. Бовт говорил о необходимости повышения прозрачности процедур, связанных с проведением единого госэкзамена, — в частности, предоставления возможности подачи апелляции по результатам экзамена. Президент дал понять, что в ближайшее время эти вопросы будут урегулированы.

Гозман передал президенту два письма — от академика Виталия Гинзбурга в защиту ученых, обвиняемых в шпионаже, а также от организации «Бизнес-солидарность» о неправовых действиях в отношении бизнеса с конкретными примерами. Кроме того, Гозман говорил о несовершенстве нынешней судебной системы — тема, которую и сам президент не раз затрагивал.

Вопроса о судьбе экс-главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского президенту не задал никто.

Представители «Правого дела» рассчитывали, что тему Ходорковского поднимет «Яблоко», у которого, по их мнению, больше моральных обязательств перед экс-главой ЮКОСа, однако представители «Яблока» тоже этого не сделали. «Президенту и так известны все наши позиции по этому вопросу», — сказал «Газете.Ru» один из участников встречи.

«Я говорил об ученых-«шпионах», в частности, о Валентине Данилове, поскольку я перед ним чувствую личную ответственность, ведь он был членом Союза правых сил», — сказал Гозман.

Наконец, Митрохин получил согласие президента на включение представителей оппозиционных партий в состав Совета при президенте РФ по противодействию коррупции, сообщает пресс-служба «Яблока». «Представители оппозиционных партий смогут привлекать независимых экспертов, чья позиция не связана с интересами чиновников», — обосновал свое предложение Митрохин.

Следующая серия встреч с представителями партий, если состоится, то не раньше осени.