Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Выбор в трех партиях

Исход выборов в Великобритании будут определять либерал-демократы

В четверг в Великобритании сменится власть. Британские лейбористы, как ожидается, проиграют всеобщие выборы, и спустя 13 лет к власти вернутся консерваторы. Однако в этот раз карты путает «третья сила» — либерал-демократы во главе с Ником Клеггом, которые провели хорошую кампанию и могут всерьез повлиять на формирование кабинета.

В четверг Великобритания выберет новый парламент. 650 депутатов палаты общин избираются исключительно на одномандатной основе, и в каждом из округов идет собственная предвыборная гонка. Это вносит определенную долю непредсказуемости в итоговый результат, хотя предварительные расклады известны.

Опросы общественного мнения показывают, что за день до выборов консерваторы во главе с Дэвидом Кэмероном могут рассчитывать на 35—37% голосов, лейбористы, ведомые нынешним премьером Гордоном Брауном, — на 26—29%. Столько же могут получить и либерал-демократы Ника Клегга.

Несмотря на примерно одинаковую популярность по всей Британии, лейбористы могут получить в 2,5 раза больше депутатских мест, чем либерал-демократы: 240—260 мандатов против порядка 90. От 280 до 320 отходят пока консерваторам.

Победившая партия из своего состава должна будет выбрать премьер-министра, утверждаемого королевой Елизаветой II. Новый глава правительства сформирует кабинет, в который теоретически он вправе пригласить как своих однопартийцев, так и независимые фигуры.

Большинства в 326 голосов новому премьеру для утверждения не требуется, но «правительство меньшинства» рискует напороться при реализации своей программы на сопротивление двух оставшихся партий. Феноменальный всплеск популярности партии Клегга, который был зафиксирован после первых телевизионных дебатов 15 апреля, сделал эту перспективу наиболее реальной.

И консерваторы, и лейбористы, спорившие до этого между собой, в последние дни опомнились и теперь мобилизуют под свои знамена избирателей, ранее отпавших от них и прибившихся к либерал-демократам. Выбор «третьей силы», убеждают обе партии, не даст либерал-демократам преимущества перед лейбористами, но помешает крупнейшим партиям собрать достаточно мандатов, чтобы сформировать дееспособное правительство.

«Подвешенный парламент» будет означать перманентный правительственный кризис и потенциальный паралич государственной власти, повторяют в обеих крупнейших партиях.

Министр внутренних дел Алан Джонсон в среду даже заявил, что наблюдает отток избирателей от Клегга и возвращение их к лейбористам. От тори с призывами не голосовать за либерал-демократов выступает теневой министр образования Майкл Гоув, называющий голосование за либерал-демократов «свиданием вслепую». «Проголосовав за Клегга, вы не знаете, в чьей постели проснетесь: премьер-министром может стать Эд Боллз (лейбористский министр образования), Харриет Харман (лейбористский лидер палаты общин) или Дэвид Милибэнд (глава МИДа в правительстве Брауна)», — заявил он.

Браун, пытаясь переломить ситуацию, признал все провалы собственного кабинета и даже призвал голосовать не за себя как лидера лейбористов, а за его партию как партию «честных людей».

А Кэмерон в последний день перед выборами устроил беспрецедентный марафон. Всю ночь он разъезжал на своем предвыборном автобусе по округам, где еще не определился лидер гонки, агитируя за кандидатов-консерваторов и урывая по часу сна между остановками.

По данным исследовательского центра ComRes, работающего по заказу газеты The Independent и телеканала ITV News, целых 38% избирателей еще не решили, кого поддержат на выборах. От трети до двух пятых электоратов трех ведущих партий также не исключают, что переметнутся в последний момент. Британцы помнят скандалы с налоговыми вычетами, которые из бюджета представители всех партий в парламенте требовали за любые свои расходы, от уборки дома до платы за порнографию. Почти треть жителей островов предпочли бы голосовать за независимого кандидата, а не представителя одной из политических партий.

Для либерал-демократов главная цель на этих выборах — получение такого результата, который прямо или косвенно позволит влиять на формирование правительства.

Набрав достаточное число мест в парламенте, они смогут или непосредственно вступить в коалицию, или, поддержав своими голосами новый кабинет министров, требовать с него впоследствии отчетности.

При этом либерал-демократы по-прежнему видят своим главным соперником лейбористов. Они опираются на опросы общественного мнения, половина из которых отводит однопартийцам Брауна только третье место, и наотрез отказываются говорить о вхождении в правительство меньшинства, если те получат в совокупности меньше голосов, чем сами либерал-демократы.

Аргументом ожидаемо называется «воля народа». «Наше желание вести переговоры с другими партиями будет зависеть от того, как проголосует народ», — заявил накануне в эфире четвертой радиостанции BBC теневой глава казначейства Винс Кейбл.

Заявления о бессмысленности голосования за либерал-демократов Клегг и его команда предпочитают не замечать. «У вас есть выбор между старой политикой и двумя старыми партиями… и чем-то другим, чем-то новым, что предлагают либерал-демократы», — продолжает убеждать он.

Несмотря на то что либерал-демократы все-таки ближе по воззрениям к тори, к тому же взявшим на вооружение лозунг «сочувственного консерватизма», программы двух партий имеют существенные различия. Это касается и иммиграционной политики, и внешнеполитического курса. Клегг по-прежнему выступает за отказ от модернизации британского ядерного щита, считая это бесполезной тратой денег, в то время как Кэмерон пытается походить на «железную леди» Маргарет Тэтчер и проповедует жесткую внешнюю политику. К тому же либерал-демократы рассчитывают добиться реформы избирательной системы и внесения в нее возможности голосовать по партийным спискам, о чем и тори, и лейбористы говорить категорически отказываются.

Картина дня