Новости

Агитвагонзавод на забытом пути

Как людей труда из Нижнего Тагила отблагодарили за поддержку Владимира Путина во время президентской кампании

Избирательная кампания Владимира Путина в феврале 2012 года прошла под знаменем Уралвагонзавода. Рабочие из Нижнего Тагила даже ездили в Москву на специальном агитпоезде, чтобы поддержать будущего президента. Спустя полгода после выборов корреспондент «Газеты.Ru» побывала в городе, чтобы узнать, поддержала ли в ответ власть человека труда.

Нижний Тагил встречает приезжих устремленными ввысь серыми трубами Нижнетагильского металлургического комбината — НТМК, который в городе часто называют по имени компании-собственника — «Евраз».

НТМК и Уралвагонзавод (УВЗ) — крупнейшие предприятия, вокруг которых строится вся жизнь города.

Несмотря на то что официально оба промышленных гиганта отрицают какое-либо свое участие в политике, на деле именно их соперничество за власть и влияние в городе и в Свердловской области является движущей силой многих общественно-политических процессов в Нижнем Тагиле, пояснили собеседники «Газеты.Ru» — городские и областные политики, чиновники и сами тагильчане.

Еще в одном все нижнетагильские собеседники корреспондента «Газеты.Ru» были солидарны — в оценке последствий участия УВЗ в последней агитационной кампании Путина.

— Ничего здесь не изменилось, — мрачно говорят горожане.

Журналист газеты «Тагильский вариант», городской общественный деятель Егор Бычков в доказательство этих слов привел цифры нижнетагильского бюджета:

— Хотя у нас в городе два крупных развивающихся предприятия — УВЗ и «Евраз», — все деньги уходят в областной бюджет, такая у нас «мудрая» система. И городу приходится потом их выпрашивать обратно. В итоге выделяют суммы, которые практически полностью уходят на выплаты бюджетникам, — рассказал Бычков. — А теперь смотрите: в 2012 году у нас на бюджетные выплаты было заложено 75% бюджета, а 25% —на развитие города, а в новом, 2013-м, у нас на выплаты бюджетникам уйдет уже 81% бюджета, на развитие города останется 19%. Вот вам и весь ответ на поддержку.

История с предвыборными митингами уральских рабочих в поддержку Путина связана прежде всего с Уралвагонзаводом: именно из недр этого предприятия исходили основные инициативы в противовес «болотным» выступлениям рассерженных горожан в Москве — от организации поездки рабочих в Москву на специальном агитпоезде до создания движения «В поддержку человека труда».

Но на самом деле политикой Уралвагонзавод, как и НТМК, занимался уже давно, так как Нижний Тагил — город заводской, и крупные предприятия неминуемо становятся центрами влияния, рассказал собеседник «Газеты.Ru», близкий к руководству НТМК.

— «Евраз» действует менее агрессивно, это все-таки частная компания, а государственному УВЗ поддерживать провластную политику сам бог велел, — пояснил он. — Вообще исторически на различных выборах НТМК делает ставку в основном на одномандатников, а УВЗ помогает вести кампанию партии власти, в ее списках на выборах в гордуму и облдуму вы всегда найдете сотрудников этого завода.

С точки зрения политической конкуренции двух предприятий кампания «Рабочие в поддержку Путина» дала все-таки более очевидный, видимый невооруженным глазом результат:

Уралвагонзавод многократно усилил свои позиции в городе, и именно при его публичной поддержке Сергей Носов триумфально победил в прошедшее воскресенье в борьбе за пост мэра Нижнего Тагила с результатом 92,5%.

(Носов — известнейший в городе политик, некогда возглавлявший НТМК и «спасший» комбинат в начале нулевых от банкротства, но ушедший с этого поста в результате конкуренции с экс-губернатором Эдуардом Росселем. Подробнее о Носове, нынешних выборах мэра Нижнего Тагила, а также о роли УВЗ в избирательной кампании читайте в предыдущем материале «Газеты.Ru»).

Еще одним итогом соперничества двух заводов стало то, что в Свердловской области Нижний Тагил стали нередко называть Путинградом.

«Политизация УВЗ на федеральном уровне началась год назад»

Противостояние промышленных гигантов периодически приводило к далеко идущим последствиям не только для городской, но и для всей уральской политики. Так, прошлые мэрские выборы 2008 года в Нижнем Тагиле обернулись крупным политическим скандалом: друг с другом на них конкурировали сразу 5 единороссов.

Формального победителя партийных праймериз, Андрея Чеканова, тогда поддерживал экс-губернатор Эдуард Россель и Уралвагонзавод, однако против него внезапно взбунтовались его однопартийцы, которые выставили в качестве самовыдвиженцев своих альтернативных кандидатов.

Так, Валентина Исаева пользовалась благосклонностью «Евраза», а Вячеслав Погудин — поддержкой экс-мэра Тагила Диденко, рассказал «Газете.Ru» собеседник, близкий к НТМК. Эту же историю в Нижнем Тагиле рассказывают все: от местных коммунистов до сотрудников обладминистрации. В результате ожесточенной предвыборной борьбы, результат которой не был непредсказуем до последнего дня, победила Исаева, а Чеканов занял лишь третье место.

Многие собеседники «Газеты.Ru» отмечают, что именно тот провал в Нижнем Тагиле дал импульс для последующей отставки с губернаторского поста титана уральской политики Росселя.

В таком режиме вялотекущей борьбы за власть УВЗ и «Евраз» существовали до последних лет.

— Политизация Уралвагонзавода в том виде, в каком вы ее знаете, началась только в 2011 году, — рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» депутат гордумы от КПРФ Алексей Кубасов. — Такой тотальной поддержки «Единой России» и применения админресурса тоже раньше не было: например, в 2010 году на выборах в облдуму в Дзержинском районе, где находится Уралвагонзавод, КПРФ вообще получила больше «Единой России».

Кубасов сам работает на Уралвагонзаводе и говорит, что раньше идеологической пропаганды среди рабочих особо заметно не было: руководство завода состояло в «Единой России», а он держал на предприятии «красный уголок», где лежала литература КПРФ… Все изменилось в кризисные 2009—2010 годы, когда завод оказался на грани банкротства и рабочим начали задерживать зарплату.

УВЗ спасли от банкротства в 2011 году контракты с ОАО РЖД, рассказал Кубасов, решение принималось на самом высоком государственном уровне, а вскоре завод начал открыто заниматься политикой.

— Эта неприкрытая игра в публичную политику и выход на федеральный уровень начался с приходом на предприятие нового руководства в лице директора Олега Сиенко и его зама Алексея Жарича, — припомнил Кубасов.— В 2011 году, после того как губернатор Александр Мишарин в последние дни думской кампании попал в серьезную аварию, когда его кортеж ехал по встречной полосе, это отрицательно сказалось и на результатах ЕР на выборах, и на рейтинге его самого. Так вот, УВЗ взвалил нагрузку по президентской кампании на себя, завод быстро нашел общий язык с полпредом президента в Уральской федеральном округе Евгением Куйвашевым, который неформально руководил штабом Путина, и они начали большую игру, в которой «люди труда», «рабочие» выступили главной силой, которая Путина поддерживает.

Результат Путина на президентских выборах на Урале оказался несравним с результатом «Единой России» на декабрьских выборах в Госдуму, полпред Куйвашев стал новым губернатором Свердловской области, активист с Уралвагонзавода Игорь Холманских — полпредом в Уральском федеральном округе, а УВЗ выиграл очередной раунд борьбы за влияние в городе и в области.

Как уже отмечалось, в самом городе жители никаких перемен от того, что участвовали в митингах в поддержку Путина, не ощутили, однако в политической жизни Нового Тагила, напротив, наступил резкий поворот.

«Теперь Нижний Тагил — символ…»

Что случается с моногородом, когда он попадает в федеральную политическую повестку?

— Нижний Тагил стал для людей символом города рабочих, поддержавших Путина, — сказал «Газете.Ru» первый замглавы областной администрации Алексей Багаряков.

В это воскресенье 14 октября в Путинграде намечались выборы мэра, в которых уже приготовились участвовать многие городские политики, ожидая такой же интересной и конкурентной борьбы, как и 4 года назад.

Идет ли острая политическая конкуренция равнозначных политиков на пользу самому городу? В случае с Нижнем Тагилом хочется ответить утвердительно: мэрство Валентины Исаевой, выигравшей предыдущие выборы, оказалось неудачным, и

горожане настроены были выбрать нового главу, исходя из как можно более рациональных соображений.

— Люди разуверились в политиках, которые обещают. Мы открыли приемную сразу после того, как меня избрали в гордуму, прием граждан в отличие от других депутатов ведем ежедневно. Люди приходят со своими проблемами, заранее разочарованные, и удивляются, когда мы начинаем им помогать, они хотят от политиков реальных дел и во всем изверились, — сказал депутат гордумы Тагила от ЛДПР Владимир Гаев.

Однако конкурентные выборы в Путинграде власти устроить не могли: в Нижнем Тагиле «Единой России» нужна была только победа.

— Мы понимаем, какое внимание приковано к Тагилу, и, конечно, надо было не просто выставить кандидата и отработать кампанию, но найти того, кто победит. Губернатор составил набор требований к потенциальному кандидату: харизма, сравнительно молодой возраст, опыт управленца, профессионализм. После того как Нижний Тагил стал центральным городом в кампании Путина, конечно, нас особенно заботит его судьба, — сказал Алексей Багаряков. В результате кандидатом стал экс-директор НТМК Сергей Носов, чей рейтинг в городе выше, чем у Путина.

Выборы прошли фактически по сценарию президентской кампании: Носов опирался на поддержку рабочих, другие участники выборов не смогли составить ему конкуренции в силу несопоставимости масштаба влияния и известности. Носов действительно оказался популярнее Путина, став мэром с 92,5% голосов. Политики городского масштаба были вынуждены уйти в тень.

Относительно честные, хотя не конкурентные по своей сути выборы по путинскому сценарию — еще одна цена, которую Нижний Тагил заплатил за право быть Путинградом.

Могла ли судьба этого города сложиться иначе? Вице-мэр Нижнего Тагила по экономике Андрей Ларин считает, что иного пути не было.

— Городу необходимо развиваться, а Нижний Тагил — это моногород, чье благосостояние напрямую зависит от заводов. Денег, которые выделяет областной бюджет, на развитие не хватает. Даже дороги отремонтировать невозможно. На федеральном уровне есть специальная программа «Моногород», но, чтобы войти в нее, нужны связи на высоком уровне. И рано или поздно все равно выбор оказывается простой: или действовать, чтобы эти связи на федеральном уровне получить, или же смириться с тем, что город будет покидать молодежь, дороги станут все хуже и хуже, здания будут годами ждать ремонта и так далее. А найти альтернативный вариант развития для моногорода практически невозможно, — объяснил Ларин.

Подобные объяснения корреспондент «Газеты.Ru» уже слышала несколько месяцев назад, когда в городе Касимов Рязанской области в горсовет баллотировался высокопоставленный единоросс Алексей Чеснаков, и «Газета.Ru» выясняла у местных жителей и политиков, зачем Касимову нужен политик федерального уровня в муниципалитете. Те отвечали: вариантов нет, для того чтобы получить доступ к бюджету, которого хватит больше, чем просто на выживание, надо искать вход в большую политику.

Вопросы о том, почему в Нижнем Тагиле после поддержки Путина ничего не изменилось, корреспондент задал и Носову, и Багарякову.

— А вы думаете, за полгода возможны серьезные перемены? Да, город сложный, будем работать, определим план развития, будем искать бюджеты, — сказал Носов «Газете.Ru».

— Мы понимаем, что жители ждут отдачи за поддержку Путина, однако, возможно, проблема в том, что их ожидания были не вполне реалистичными.

Нельзя ведь просто взять и дать городу сумму денег ни на что, верно? В будущем году деньги в Тагил придут, они есть в областном бюджете. Но сперва надо определиться, на что город их потратит: у Нижнего Тагила нет ни плана развития, ни списка объектов первоочередных инвестиций в городское хозяйство, ни даже оценки того, сколько денег на что надо. Сейчас новый мэр приступит к этой работе, деньги мы найдем, соответственно, это бюджет 2013 года. Реальные результаты люди увидят в 2014 году, — пообещал Багаряков.

А пока Нижний Тагил остается Путинградом.