Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Скандал

Депутат Госдумы Алексей Кнышов
Депутат Госдумы Алексей Кнышов
ИТАР-ТАСС

Компроматное перемирие

Думская комиссия по проверке деклараций о доходах решила продолжить проверку единоросса Кнышова

Екатерина Винокурова

Решение вопроса о том, останется ли единоросс Алексей Кнышов депутатом, отложено до окончания проверки Следственного комитета. Депутаты устали от «войны компроматов» по вопросу участия коллег в бизнесе — проверки в отношении целого ряда единороссов проводиться не будут. За заседанием думской комиссии по проверке доходов депутатов наблюдала «Газета.Ru».

В Госдуме состоялось очередное заседание комиссии по проверке деклараций о доходах депутатов, которую возглавляет единоросс Владимир Васильев. Заседания этой комиссии проходят каждую неделю начиная с сентября, когда она сыграла решающую роль в возникновении процедуры досудебного лишения депутатов полномочий путем голосования нижней палаты. Это происходит в случае, если у думского большинства в лице единороссов возникают основания полагать, что депутат участвует в прямом управлении каким-либо бизнесом, что запрещено законом. Первой и пока единственной «жертвой» комиссии стал «эсер» Геннадий Гудков.

Лишение мандата Гудкова стало началом «войны компроматов» между партиями: депутаты начали активно жаловаться на политических оппонентов, обвиняя их в фактическом участии в управлении самыми различными активами, находя их в реестрах ЕГРЮЛ в качестве действующих гендиректоров, обращая внимание на приобретение ими акций в период исполнения депутатских полномочий, а также на владение 100% акций разных ООО, что делает владельца единственным выгодополучателем.

Таким образом, уже к октябрю у комиссии оказались на руках требования проверить почти три десятка депутатов, чем она постепенно и занимается до сих пор. Правда, работала она в совершенно ином режиме, нежели это происходило при решении дела Гудкова. Так, заседания по делам депутатов-единороссов первоначально вообще были закрытыми, и только под давлением общественности и СМИ прессу допустили на заседания. По наблюдениям корреспондента «Газеты.Ru», комиссия подходит к разбору каждого дела крайне тщательно. Так, рассмотрение дела единороссов Григория Аникеева и Айрата Хайруллина заняло около трех недель, так как депутаты из комиссии Васильева внимательно знакомились со всеми документами и давали возможность «подозреваемым» предоставить документы в ответ на все вновь возникающие вопросы.

Впрочем, в этот раз в центре проверки оказались не эти два дела, а вопрос, касающийся результатов проверки единоросса Алексея Кнышова. Ранее депутат от «Справедливой России» Александр Агеев направил в Следственный комитет запрос относительно депутата от Кнышова с просьбой проверить его на причастность к управлению словацкой компании Inbister s.r.o. Параллельно он обратился в думскую комиссию по проверке доходов депутатов, и та начала проверку.

За день до заседания комиссии Следственный комитет опубликовал на своем сайте сообщение о том, что «по имеющимся в распоряжении следствия сведениям, А. Кнышов в период с 17 сентября 2010 года по 30 августа 2012 года входил в состав органа управления, то есть являлся членом совета директоров, учрежденного им совместно с гражданином России В. Кирсановым в Словацкой республике в форме общества с ограниченной ответственностью, коммерческой организации Inbister s.r.o.» (Братислава). По версии следствия, Кнышов также зарегистрирован в качестве учредителя или соучредителя 12 коммерческих предприятий. А по данным Федеральной налоговой службы, он является директором двух учрежденных им предприятий: ОАО «Группа строительных компаний «Дон» и ЗАО «Производственное объединение «Ростовстройматериалы».

Исходя из полученных данных, следствие полагает, что депутатом Госдумы А. Кнышовым нарушены положения Конституции РФ и федерального закона «О статусе члена Совета федерации и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации»,

в соответствии с которыми депутат Государственной думы не вправе заниматься предпринимательской или другой оплачиваемой деятельностью, а также не вправе состоять членом органа управления хозяйственного общества или иной коммерческой организации».

На практике выяснилось, что «имеющиеся данные» следствие получило из открытых источников в интернете. В частности, представители Следственного комитета Анатолий Васильев и Сергей Чернышов объяснили, что обратились к генпрокурору с просьбой официально запросить у Словакии все материалы по Кнышову. При этом на сайте словацкого Минюста они сами обнаружили запись об этой компании, согласно которой Кнышов был ее управляющим директором до августа 2012 года, а согласно российскому ЕГРЮЛ, до 21 декабря 2012 года он являлся гендиректором еще ряда других компаний, зарегистрированных в Ростовской области.

«Я действительно учредил компанию Inbister s.r.o. в 2010 году с моими партнерами, однако я не был ее гендиректором, перевод, которым пользуется Следственный комитет, неверен, — сказал в свое оправдание Кнышов. — Этот термин означает «учредитель», а не «гендиректор».

«Как только я стал депутатом Госдумы, — продолжил депутат, — я передал свою долю в доверительное управление своему партнеру Владимиру Кирсанову, точно так же я поступил с российскими компаниями: 13-го числа, в пятницу, мне пришло уведомление от ЦИК о необходимости передать все компании, в которых у меня есть доля, в доверительное управление. Это была пятница, в понедельник я уже направил все необходимые бумаги в Минюст и в сами компании. Согласно Трудовому кодексу, мои полномочия считаются прекращенными с момента подписания бумаг об этом, а не тогда, когда обновился ЕГРЮЛ».

«Но если в этой бумаге написано, что вы принимали участие в управлении, вы с полной ответственностью заявляете в присутствии нас, своих коллег и прессы, что этого не было? – спросил Владимир Васильев. —

В вашем деле есть общий с делом Гудкова квалифицирующий признак: вы говорите, что не принимали участия в управлении, но появляются документы, говорящие не в вашу пользу».

«В этой бумаге – выписке с сайта словацкого минюста – указана должность именно «генеральный директор», — недоверчиво отметил единоросс Владимир Поневежский.

Пререкания внутри «Единой России» прекратила представитель «Справедливой России» Татьяна Москалькова, поинтересовавшаяся у представителей Следственного комитета, готовы ли они уже сейчас сказать со всей уверенностью, что в делах Кнышова есть все признаки нарушения закона и что уже сейчас надо ставить вопрос о том, чтобы лишить его мандата на голосовании палаты. Следователи ответили, что проверка будет продолжена, так как сейчас таких оснований нет.

Пререкаться стало не из-за чего, и комиссия проголосовала за то, чтобы отложить решение вопроса Кнышова до ее окончания.

Таким образом, проверка Кнышова идет уже почти месяц, так как запрос Агеева был направлен в СК в начале октября. Проверка по делу Геннадия Гудкова, для сравнения, проводилась три дня, включая выходные.

Другие дела слушались куда быстрее. Комиссия решила, что объяснения по поводу долей в различных предприятиях и передачи их в доверительное управление единороссов Григория Аникеева, Айрата Хайруллина, Владимира Плигина и Гаджимета Сафаралиева, а также депутатов от ЛДПР Юрия Напсо и Сергея Фургала являются исчерпывающими и доказывают их невиновность в оперативном участии в бизнесе.

Возражали только коммунисты, обращая внимание на каждую букву в договорах доверительного управления, которая могла свидетельствовать о непосредственном участии депутата в бизнесе.

— Посмотрите, в одном из пунктов договора доверительного управления компаниями депутата Сафаралиева написано, что он может требовать от управляющего замены сотрудников, осуществляющих действия по доверительному управлению. Что это, как не непосредственное участие в руководстве компанией? – воскликнул коммунист Николай Рябов.

— Не волнуйтесь, ведь тут не говорится ничего, что бы могло задеть ваше достоинство, — ответил Васильев. — Если есть предложения по изменению законодательства – мы всегда готовы их выслушать, давайте работать над этим.

По вопросу Сафаралиева, как и по остальным, коммунисты остались ни с чем: большинством представителей единороссов и ЛДПР проверку было решено не проводить ни в отношении Сафаралиева, ни в отношении других депутатов от этих партий, чьи дела слушались на этом заседании.

— «Единая Россия», как всегда, принимает решения в свою пользу, — прокомментировал Рябов.

— Держите свои дела в порядке, чтобы не возникало вопросов, — невозмутимо напутствовал депутатов от бизнеса Васильев на прощание.

Еще одна заминка в работе комиссии случилась при рассмотрении дела единоросса Айрата Хайруллина, которого и лидер «Яблока» Сергей Митрохин, и лидер «Справедливой России» Сергей Миронов подозревали в активном управлении бизнесом.
Сам депутат пояснил «Газете.Ru», что передал свои активы в доверительное управление еще в 2003 году, перед тем как впервые занять депутатское кресло. На предыдущем заседании комиссии депутат Москалькова анонсировала, что во фракции СР есть дополнительные материалы по Хайруллину, которые могут свидетельствовать о том, что реальное положение дел все-таки иное, однако до заседания эти документы не дошли. Москалькова пояснила, что, согласно регламенту, правом дать комиссии новые документы по своему запросу обладает только лидер фракции Миронов, он же такие документы не направил, поэтому СР настаивать на лишении Хайруллина мандата не будет.

Источник «Газеты.Ru» во фракции «Справедливая Россия» пояснил причины, по которым Миронов не стал предоставлять комиссии дополнительные документы.

— Он считает, что развернувшаяся «война компроматов» не идет на пользу никому и что она превратилась в сведение счетов между политическими противниками, только отвлекающее депутатов от основной законотворческой работы. Поэтому «Справедливая Россия» не станет активно продвигать эту тему, чтобы ситуация в парламенте нормализовалась, — говорит источник.

Именно справедливороссы, в частности депутаты Илья Пономарев и Дмитрий Гудков, месяц назад опубликовали данные по декларациям депутатов-единороссов, выписки из ЕГРЮЛ, согласно которым они значатся действующими гендиректорами предприятий, а также другие материалы, которые легли в основу запросов Миронова и Митрохина по десяткам парламентариев в комиссию Васильева, а также запроса их коллеги справедливоросса Александра Агеева по депутату Кнышову в Следственный комитет.

— Мы продолжим публиковать материалы наших расследований по бизнесу единороссов, потому что это не компромат, а информация о том, что парламентарии от «Единой России» нарушают закон, — сказал «Газете.Ru» Дмитрий Гудков.