Новости

«Грузия спонсировала оппозицию, но не Удальцова»

Грузинские политики рассказали «Газете.Ru» о «революции на экспорт» Гиви Таргамадзе

,
Грузинский парламентарий Гиви Таргамадзе, по версии Следственного комитета, финансировавший беспорядки в России, заменил Бориса Березовского на посту врага России № 1. К такому выводу пришли грузинские политики, ознакомившись с «Анатомией протеста 2». Представители «Грузинской мечты», сформировавшей большинство в парламенте республики, полагают, что вскоре «экспортер революции» в страны СНГ может предстать перед судом, но не в связи с обвинениями российских властей.

Во вторник активисту «Левого фронта» Леониду Развозжаеву предъявлено обвинение по делу об организации массовых беспорядков, а его соратник Сергей Удальцов получил повестку в Следственный комитет на 26 октября для предъявления аналогичных обвинений. Еще одному российскому оппозиционеру левого толка Константину Лебедеву вменили организацию беспорядков: он, как и Развозжаев, находится в одиночной камере в СИЗО без доступа к нему родственников и адвокатов. Тяжесть предъявляемых обвинений предполагает до 12 лет лишения свободы. Претензии следственных органов между тем основаны на фильме НТВ «Анатомия протеста 2» и репутации грузинского политика Гиви Таргамадзе. Доверенное лицо президента Михаила Саакашвили и глава парламентского комитета по обороне и безопасности якобы финансировал подготовку беспорядков в России.

Грузинские политики, эксперты и бывшие сотрудники спецслужб, проанализировав фильм, пришли к выводу, что Россия не стала изобретать новых «врагов стабильности», а просто заменила врага № 1 Бориса Березовского на несколько подзабытого Таргамадзе, еще несколько лет назад славившегося на территории СНГ как автор идеи «экспорта революции».

«Мне кажется, фильм «Анатомия протеста 2» искажает реальную ситуацию. Я знаю, что грузинские власти связаны с российской оппозицией, но не со всей и уж точно не с Удальцовым. Удальцов просто не тот уровень, — рассказал лидер оппозиционной Саакашвили партии «Свободная Грузия» Грузии Каха Кукава.

— Речь, скорее, идет о связях с Гарри Каспаровым, Валерией Новодворской и Константином Боровым — это частые гости в Тбилиси. Причем, когда они приезжают в Грузию, они встречаются в основном с силовыми властями, их видели вместе с бывшим главой МВД и премьер-министром Вано Мерабишвили».

Один из демократов первой волны Боровой не стал отрицать в беседе с «Газетой.Ru», что благосклонно относится к президенту Саакашвили и ездил в Грузию, но от каких-то финансовых отношений с командой президента открестился.

«Грузия — бедная страна, спонсировать что-то она не может. Чтобы поехать в Грузию три года назад, мы с Валерией Новодворской из собственного кармана платили визовые сборы. Правда, Саакашвили нам подарил вина по две бутылочки в пакетике, и еще Каха Бендукидзе подарил по бутылке. Мы ездили, хотели понять, правда ли то, что мы знаем о Грузии. Но вот спонсорства мы не искали, и никто его не предлагал. При всем своем отношении к Путину мы так далеко не продвинулись, чтобы исполнять заказы», — рассказал Боровой.

Политолог Гия Нодия сказал, что вполне может допустить связь российской оппозиции с Таргамадзе: «Он специализируется на мирных революциях. Но трудно себе представить, что контакты с ним могли серьезно повлиять на что-то в России. Обычно действия Таргамадзе все-таки ограничиваются консультациями, он не обладает такими ресурсами, чтобы спонсировать революцию, тем более в России».

«Таргамадзе уже столько раз обвиняли в организации революций на территории СНГ, что спонсирование очередного оппозиционера вполне укладывается в его образ. Но факты, изложенные в фильме, слишком натянуты. Складывается впечатление, что НТВ, а затем и следователи воспользовались нелестной славой Таргамадзе, чтобы обвинить Удальцова. Заодно в стране сменился враг № 1 — с Березовского на Таргамадзе», — пояснил «Газете.Ru» депутат, основатель оппозиционной «Республиканской партии», а в советское время диссидент Леван Бердзенишвили.

Таргамадзе восемь лет возглавлял в грузинском парламенте комитет по обороне. В понедельник он вошел в состав парламента нового созыва по спискам партии Саакашвили «Единое национальное движение» и вновь возглавил тот же комитет. Но Таргамадзе на постсоветском пространстве больше известен как идейный вдохновитель мирных революций. Начал он на родине, приняв деятельное участие в «революции роз» в 2003 году и навсегда став соратником Михаила Саакашвили. Затем в сентябре 2004 года Таргамадзе поспел к волнениям в Киргизии, вылившимся в «тюльпановую революцию». Он приехал в Бишкек в сопровождении парламентариев Кахи Гетсадзе и Темура Нергадзе. Как рассказал тогда киргизским СМИ Таргамадзе, они «прибыли поддержать «братскую» киргизскую революцию». «Мы помним его во время волнений в Киргизии в начале 2000-х, когда он, не найдя другого способа, оседлав осла, «маршировал» в сторону столицы Киргизии (есть такие кадры по ТВ)», — вспомнил Сосо Цискаришвили, президент Независимого клуба экспертов.

«Таргамадзе возглавил группу либеральных организаций, самая крупная из которых — грузинский «Институт свободы», все они финансируются через USAID, — изложил свою версию Кукава. — Он руководил так называемыми зондер-группами — людьми, которых власти официально не вооружали, но которые участвовали в провокациях и уличных столкновениях. С 2004 года Саакашвили назначает его куратором проекта «Экспорт грузинской революции». С тех пор он открыто участвовал в «оранжевой революции» на Украине, официально являлся советником Ющенко. Но самый крупный проект — это президентские выборы 2010 года на Украине». В 2010 году украинские власти обвинили Таргамадзе в том, что он привез 400 бойцов спецназа МВД Грузии под видом наблюдателей в Донецк. Годом раньше украинские СМИ распространяли записи телефонных переговоров Таргамадзе с грузинскими криминальными авторитетами Лашей Шушанашвили (Лаша) и Гией Хмелидзе (Хмело). Из записей следовало, что Лаша и Хмело должны были работать в Донецке как грузинские наблюдатели. Что они должны были делать, не совсем понятно, но предполагается, что агитировать за Тимошенко и подкупать избирателей.

«После провала на Украине он старался скрыться от внимания СМИ, стал закрытым, непубличным человеком», — продолжил Кукава. Украина была крупным, но не единственным провалом, рассказали противники Таргамадзе.

В 2010 году молдавские СМИ во время парламентских выборов обвинили Таргамадзе в разработке политтехнологий для национальной Либеральной партии (ЛПМ). А за четыре года до этого Михаил Леонтьев в передаче «Однако» прокрутил полученные, по его словам, от источника в грузинских спецслужбах записи телефонных разговоров Гиви Таргамадзе с собеседниками, находящимися в Вильнюсе и США. Голос, который Леонтьев приписал грузинскому депутату, обещал собеседнику организовать убийство белорусского оппозиционера Александра Милинкевича. «Известны кадры, как он грозит неудачливому кандидату в президенты от оппозиции и грозится убить его, если тот вяло будет продолжать свое дело. И вот дошло дело до России», — сказал Сосо Цискарешвили.

Бывший сотрудник грузинских спецслужб Бесо Аладашвили также поделился с «Газетой.Ru» впечатлением от просмотра кадров «Анатомии протеста 2»: «Чтобы предъявлять обвинения, у следователей должны быть более веские основания, чем кадры, показанные в фильме. Снять встречу российской оппозиции с Таргамадзе могли спецслужбы России и Грузии. В Грузии очень сильны российские спецслужбы, они здесь работают».

В июне 2012 года в грузинском интернете была опубликована запись телефонных переговоров Таргамадзе с грузинским бизнесменом Кобой Накопиа. Там некто рассказывает Накопия о своем разговоре с Удальцовым, он говорит о событиях 5 марта на Пушкинской площади. «Также нельзя исключать, что запись встречи троих российских оппозиционеров и Таргамадзе в Минске не была сделана белорусскими спецслужбами», — сказал Бесо Аладашвили.

Представители «Грузинской мечты», отправившей 1 октября Саакашвили и его партию в оппозицию, не исключают, что Таргамадзе станет фигурантом уголовного дела, но не в связи с обвинением российских властей.

«Скорее всего, он поменяет парламентское кресло на следственное», — заявил кинорежиссер, активный деятель оппозиции Георгий Хаиндрава, бывший министр по делам реинтеграции. Он сам в сентябре пережил обвинение МВД Грузии в «связях с криминальным миром и возможной причастности к организации госпереворота». Была обнародована видеозапись, из которой следовало, что Хаиндрава в 2011 году встречался с криминальным авторитетом Ревазом Лорткипанидзе, а ранее его обвиняли в получении денег от Бориса Березовского.

«Власти постсоветских стран ничему не учатся и продолжают бороться с оппозицией чекистскими методами как в России, так и в Грузии при Саакашвили», — отметил Хаиндрава. «У нас тоже есть на Таргамадзе затаенная старая обида. В 2007 году он курировал информационную кампанию против грузинской оппозиции, некоторых лидеров называли «русскими шпионами», в том числе меня. Было начато расследование, но потом дела развалились. Мы сейчас освобождаем суды, полицию, тюрьмы от коррупционеров, все будет расследоваться. Скорее всего, всплывут сведения и о Таргамадзе, но вряд ли это будет касаться России», — добавил Леван Бердзенишвили.

Созар Субари, кандидат на пост министра по исполнению наказаний, пробации и юридическим вопросам в новом правительстве Грузии, в разговоре с «Газетой.Ru» сообщил: «Мои слова неправильно интерпретировали в российской прессе. Мы не собираемся проверять факты, изложенные в «Анатомии протеста 2». Тем временем в Грузии создается парламентская следственная комиссия. Она будет проверять факты коррупции и связей с криминалом грузинских чиновников. Вполне вероятно, что подобные факты поступят и на Таргамадзе».

Для Таргамадзе, прошедшего в парламент нового созыва, мандат — это прежде всего неприкосновенность, предположил Каха Кукава: «Если начнется расследование в отношении соратников Саакашвили, как и было обещано «Мечтой», то Таргамадзе будет первым, кто попадет под следствие, он ведь не скрывал своих связей с ворами. На это неделе идет процесс передачи власти, уже на следующей неделе они могут начать осуществлять обещанное».