Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Суд открывается пресс-картой

Верховный суд запретит судьям не пускать на процессы журналистов

Пленум ВС обяжет российские суды действовать по новым правилам открытости и гласности судопроизводства: судьи не смогут удалять журналистов из зала по своему усмотрению и будут обязаны организовывать трансляции заседаний, если помещение, где идет процесс, не вмещает представителей прессы. Глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов приветствовал инициативу.

Пленум Верховного суда в четверг должен проголосовать за принятие постановления «Об открытости и гласности судопроизводства», направленного на облегчение работы освещающих судебные процессы журналистов. На обсуждении документа в ВС во вторник никаких претензий к нему не было, он будет принят в нынешнем виде и станет обязательным для исполнения российскими судьями.

Согласно проекту постановления ВС, гласность судопроизводства, отмеченная практически в каждом из 35 пунктов документа, обеспечивают журналисты. Соответственно, и проводить открытые судебные процессы в помещениях, не способных вместить прессу, нельзя.

«Открытое судебное разбирательство — одно из основных средств поддержания доверия общества к суду. Судам следует создавать все необходимые условия для доступа к судебной информации», — констатируют в ВС.

Верховный суд также запрещает «чинить препятствия журналистам» и самовольно не допускать их в зал суда, если только дело не рассматривается в закрытом порядке. «Не допускается чинение препятствий и отказ журналистам в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации и (или) по иным основаниям, не предусмотренным законом. Посетителям со звукозаписывающей, кино-, фото- и видеоаппаратурой, представителям редакций средств массовой информации (журналистам) должен быть обеспечен свободный вход в здание суда», — отмечают в ВС.

«В случае недостаточной вместимости зала, в котором проводится слушание дела, надлежит осуществлять трансляцию хода судебного заседания в здании суда в режиме реального времени с использованием технических средств», — отмечают в ВС.

«Это хорошая инициатива. Но лучше бы в постановлении призвали исполнительную власть или судебный департамент ВС обратить внимание на необходимость увеличения залов суда, от этого было бы больше толку», — считает адвокат Вадим Прохоров, часто представляющий в суде интересы оппозиционеров Бориса Немцова и Ильи Яшина. «Ничего сильно нового я не услышал, потому что трансляции и сейчас можно проводить», — отметил он в разговоре с «Газетой.Ru». Однако, как отмечает пресс-секретарь Московского городского суда Анна Усачева, комментируя нынешний порядок вещей, так как «законодательной обязанности транслировать судебное заседание у судов нет, то ставить суду в вину, что он не провел онлайн-трансляцию, все равно что обвинять в том, что журналистам не налили чай».

По данным Верховного суда, сейчас около 2850 судебных залов оборудованы системами видеопротокола, а к 2020 году этими системами намерены оборудовать все районные суды России. «Это вполне достижимо, у нас говорили, что камерами нельзя избирательные участки оборудовать, но ничего — оборудовали. Это вполне реально с тем нефтяным дождем, который до сих пор продолжает проливаться», — считает Прохоров.

ВС напоминает, что положения ч. 7 ст. 10 ГПК, ч. 3 ст. 24.3 КоАП и ч. 5 ст. 241 УПК не обязывают присутствующих уведомлять суд и получать у него разрешение на фиксацию хода судебного разбирательства. При этом «к письменной форме фиксации хода разбирательства относятся в том числе ведение текстовых записей непосредственно в интернете, осуществляемых с помощью компьютерных и иных технических средств, а также зарисовки судебного процесса». Между тем в феврале этого года координатора общества «синих ведерок» Петра Шкуматова удалили из суда за записи в его микроблоге в Twitter, которые суд счел оскорбительными. «Прокурор читал мою трансляцию, и какой-то твит его оскорбил, наверное, тот, где говорится про расценки решений прокурора. Он показал свой iPhone судье, судья посмотрел и сказал мне выйти из зала», — рассказал тогда Шкуматов «Газете.Ru».

Что касается дел, рассматриваемых в закрытом порядке, ВС настаивает, что информация о них «также должна быть общедоступна». Высшая судебная инстанция не уточняет, каким образом этого можно добиться, но, скорее всего, речь идет о работе пресс-служб.

Им в постановлении посвящен целый раздел. Сейчас в большинстве районных судов должности пресс-секретарей совмещают помощники председателей судов, а в регионах пресс-службы фактически не функционируют. ВС призывает исправить эту ситуацию. По его мнению, сотрудникам пресс-служб необходимо «проявлять инициативу в распространении в СМИ сведений» о судебных решениях по резонансным делам, способствовать проведению видеотрансляций заседаний в интернете и участвовать в подготовке выступлений судей по актуальным проблемам судебной и правовой реформ.

Весной 2011 года судебный департамент при ВС разработал и выставил на общественную экспертизу единые правила пребывания посетителей во всех судах общей юрисдикции (СОЮ). Они в том числе предполагали, что «судья самостоятельно решает вопрос допуска лиц или ограничения допуска лиц в зал судебного заседания». «Насколько мне известно, формально они утверждены не были и носят только рекомендательный характер», — пояснила «Газете.Ru» руководитель службы правовой информации СОЮ РАПСИ Мария Гусарова, отметив, что постановление пленума ВС имеет гораздо большую юридическую силу. При этом на прошлой неделе стало известно, что в Госдуме готовится законопроект, по которому судьи смогут сами закрывать процессы для СМИ, однако в профильный комитет документ пока не поступал, открестился от инициативы единоросс Владимир Плигин.

Глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов заявил на заседании пленума ВС, что новое постановление ВС, разработанное совместно с СПЧ, стало еще одним шагом на пути большей открытости судебной системы. С ним согласен и его новый коллега, глава правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков, подчеркивающий, что «в последние несколько месяцев судебная власть пытается активизировать работу, направленную на улучшение имиджа судов, проводит невообразимые ранее действия — пресс-конференции судей, поясняющих свои решения. Имеется в виду в том числе пресс-конференция судей Мосгорсуда после обжалования приговора Pussy Riot. «Судьи вышли к народу — это явно новая практика», — подчеркнул Чиков.

В Мосгорсуде также уверены, что предложения ВС способны повысить интерес к судебной системе со стороны общества. «Мы видим исключительный интерес к тому или иному делу, и если оно рассматривается в открытом судебном заседании и стороны не возражают, то проводим онлайн-трансляции. Это делается для того, чтобы СМИ было удобно освещать дела, а граждане могли увидеть, как осуществляется правосудие на данном судебном процессе, хотя закон нас к этому не обязывает», — заявила «Газете.Ru» Усачева.

«Я лично не могу сказать, что суды в целом чинят препятствия судебным корреспондентам и главная проблема в невозможности записать всех желающих журналистов на резонансные процессы», — уверен недавно вошедший в состав СПЧ Чиков. Однако сложности в освещении подобных громких дел стали делом обычным, особенно четко это обозначилось на процессе над панк-группой Pussy Riot в Хамовническом суде. Если на стадии продления ареста участницам панк-группы представители СМИ имели возможность попасть в зал суда, то на самом процессе доступ на заседания был значительно ограничен. Большой зал председателя Хамовнического суда Виктора Данилкина, перешедший на время процесса Марины Сыровой, не мог вместить всех желающих: на лестнице перед входом в зал образовывались гигантские очереди из журналистов.

На третий день процесса прессе вообще хотели запретить вести интернет-трансляции из зала, чтобы не повлиять на свидетелей, ожидающих допроса. В пользу этого ранее даже высказался полномочный представитель правительства в высших судах Михаил Барщевский. По его мнению, «дословная передача показаний свидетелей в виде стенограммы вредит правосудию». Однако потом от этой идеи отказались. Онлайн-трансляцию на сайте Хамовнического суда по просьбе прокурора свернули уже в первый день.

Коллега Чикова по «Агоре» адвокат Фарит Муртазин уверен, что если бы не максимальный доступ журналистов к процессу Pussy Riot, то приговор был бы более жестким.

«При закрытых судебных заседаниях не всегда люди понимают, что происходит на самом деле», — заявил «Газете.Ru» адвокат, ссылаясь на пример своего подзащитного, одного из фигурантов «болотного дела» Артема Савелова. «Он обычный гражданин, как мы с вами. Органы следствия показывают его как хулигана, дебошира и преступника, как государственного изменника за то, что он вышел на Болотную площадь», — говорит он, утверждая, что без открытости этого процесса для СМИ впечатление от Савелова могло бы быть иным. «Иногда чего-то удается добиться исключительно благодаря гласности, ведь любой беспредел всегда ее боится. Но сильно большой объективности присутствие журналистов не прибавляет», — отмечает Прохоров.