Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Развозжаева разрабатывает известная гадина»

«Газета.Ru» разбиралась, что в иркутском СИЗО происходит с фигурантом «дела Удальцова» Леонидом Развозжаевым

Активист «Левого фронта» Леонид Развозжаев остается единственным арестованным по делу о подготовке массовых беспорядков в рамках «дела Удальцова». Оппозиционер все еще находится в иркутском СИЗО по истекшему по сроку давности делу о разбое, хотя следствие обещало этапировать его обратно в Москву. По утверждению адвокатов, к нему применяются самые разнообразные меры давления, чтобы склонить к даче признательных показаний. Правозащитники называют иркутское СИЗО «территорией пыток».

Активист «Левого фронта» Леонид Развозжаев остается единственным фигурантом уголовного дела по подготовке к организации массовых беспорядков, находящимся в тюрьме. В отношении двух других фигурантов дела, координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова и левого активиста Константина Лебедева, как мера пресечения избран домашний арест, а грузинский политик Гиви Таргамадзе объявлен в федеральный розыск.

Развозжаев сейчас находится в СИЗО Иркутска, куда он был этапирован в середине декабря прошлого года по делу 1997 года о разбое. Следствие утверждает, что Развозжаев с неизвестными лицами совершил разбойное нападение в Ангарске (Иркутская область) и похитил 500 меховых шапок. Срок давности по этому делу истек еще в декабре 2012 года, адвокат Дмитрий Аграновский утверждает, что дело закрыто еще 21 января. Тем не менее Развозжаева не торопятся переводить обратно в Москву.

Помимо уголовного дела о подготовке организации массовых беспорядков и разбоя Развозжаева обвиняют еще по двум статьям УК — о незаконном пересечении границы и заведомо ложном доносе.

Развозжаев в иркутском СИЗО: версия защиты

Впервые о необходимости этапирования оппозиционера в Ангарск для проведения следственных действий по делу 15-летней давности представители СК заговорили во время суда по мере пресечения — 12 декабря. Тогда же забила тревогу защита: Аграновский заявил, что в случае этапирования в Иркутскую область подзащитному будет угрожать опасность. Через неделю команде защиты стало известно, что Развозжаева увезли из московского СИЗО. Несколько дней о нем не было никакой информации, но в итоге он оказался в Челябинске, в Иркутской же области Развозжаев очутился только после новогодних праздников

Сначала оппозиционера отправили в СИЗО-6 Ангарска. «Это такой спокойный тюремный блок, который находится на территории одной из колоний. Там все было спокойно. А потом его перевели в СИЗО-1 Иркутска», — рассказал «Газете.Ru» адвокат Вячеслав Иванец. Он добавил, что примерно в это же время в область приехали следователи из Москвы и у Развозжаева начались проблемы.

«Начали потихоньку завинчивать гаечки. Сначала Леня был на тюрьме, потом его перевели в больницу. При этом любые жалобы Развозжаева использовали против него. Жалуется на здоровье, хорошо, переведем в больницу на обследование. А там для него уже сформировали камеры «разработчиков» (так в иркутском СИЗО называют заключенных, которые оказывают давление на сокамерников и принуждают к даче признательных показаний. – «Газета.Ru») или они уже были», — объясняет адвокат.

По его словам, защитников Развозжаева ограничили в общении со своим подопечным. «В первую неделю мы встречались с Леней каждый день, во вторую — уже два раза в неделю, в третью – один раз, в четвертую уже ни разу. Поэтому мы и просили приехать сюда московских адвокатов», — рассказывает Иванец.

«Ему говорят: вот, ты жаловался на боли в спине — значит, будешь лежать. Или ему говорят: у тебя прогулка совпадает со встречами с адвокатами — давай ты будешь гулять с утра, напиши ходатайство. Он пишет. А на следующий день заставляют гулять рано утром всю камеру — по холоду. У нас разница в температуре утром и днем может быть десять градусов. А это лишний повод для претензий к Лене со стороны сокамерников», — приводит пример адвокат.

Администрация СИЗО неоднократно оправдывала невозможность встречи с Развозжаевым тем, что их клиент проходит лечение. «Например, мы приходим в СИЗО, а нам говорят – он на процедурах. Мы ждем час, два, три. Его могут привести минут на 15. А он нам рассказывает, что процедуры продолжаются всего пару минут», — отмечает Иванец, который убежден, что администрация предпринимает максимум усилий по изоляции Развозжаева от внешнего мира.

За время пребывания в больнице оппозиционер сменил уже три камеры. «Сначала он сидел в 318-й камере, там были более-менее культурные «разработчики», которые старались действовать уговорами. Он пожаловался администрации, что не сошелся с ними характерами, тогда его перевели в 319-ю, где сидят уголовники, их пять человек, на которых клеймо негде ставить. И они уже были замечены в других случаях склонения к признанию своей вины», — говорит Иванец.

По его словам, Развозжаев, находящийся под постоянным давлением, в итоге согласился дать показания.

«Его не били, но постоянно угрожали и требовали признать вину. 8 февраля он написал бумагу, что готов давать показания. Тогда из Москвы прилетел Габдулин (Рустам Габдулин – глава следственной группы по «болотному делу» и «делу Удальцова», объединенным в одно производство. — «Газета.Ru»), но мы смогли убедить Леонида, чтобы он этого не делал», — утверждает защитник.

В пятницу со слов еще одного иркутского адвоката Дмитрия Дмитриева стало известно, что администрация удовлетворила ходатайство Развозжаева о переводе в другую камеру. «Теперь он в 301-й, полуподвальной камере. Сидит с гражданином с психическим расстройством, который ходит под себя. Это не самое приятное соседство», — утверждает Иванец. Он опасается, что Развозжаев может подвергнуться нападению или быть спровоцирован на какие-то насильственные действия.

«У него постоянная стрессовая ситуация, нервные срывы, ему там очень тяжело приходится. Выглядит он плохо, когда выходит в старой, стираной тюремной пижаме на короткие встречи с адвокатами», — отмечает Иванец.

На этой неделе сотрудники администрации сообщили Развозжаеву, что по результатам анализа у него обнаружен гепатит С, о чем он и рассказал адвокатам. В то же время администрация тюрьмы тут же опровергла информацию о болезни, из чего защитники сделали вывод, что это может быть еще одним из приемов давления на активиста «Левого фронта».

Адвокат Аграновский, как и Иванец, не исключает, что в отношении Развозжаева будет осуществлена какая-то провокация, которая позволит задержать его в иркутском СИЗО. «Например, произойдет внутрикамерная драка, а значит, возбудят еще одно дело. Допускаю, что его просто могут побить, признают потерпевшим и оставят в Иркутске. Именно поэтому мы не стали писать заявление, когда Развозжаева ударили в коридоре», — вспоминает Аграновский об инциденте 11 февраля. При этом он оговаривается, что лично у него и московских адвокатов к администрации СИЗО нет никаких претензий.

Аграновский убежден, что по закону Развозжаева должны в ближайшее время этапировать в Москву. «Начнем с того, что его незаконно вывезли в Иркутск. Несмотря на то что он не отказывался от закрытия дела (по разбою – «Газета.Ru») по сроку давности, а именно это оговаривает УПК, его увезли в Иркутск, где удерживают силой. Но во время последней поездки (13 февраля. – «Газета.Ru») начальник СИЗО нам сказал, что уже есть постановление о его этапировании в Москву. Когда почтой документ доставят к ним, они начнут его (это постановление) осуществлять», — говорит Аграновский.

Позиция администрации

Сотрудники СИЗО-1 Иркутска категорически отвергают все обвинения защиты, оперативно публикуя на своем сайте пресс-релизы с опровержениями якобы имевших место фактов давления на арестанта. «Адвокаты говорят, что их не пускают. Но 13 февраля у Развозжаева были московские адвокаты, а 14 февраля приходил Дмитриев. Но он приходил до обеда, а Развозжаев как раз был на прогулке. Дмитриев не дождался и ушел, в этот день так и не возвратившись», — рассказала «Газете.Ru» глава пресс-службы Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по Иркутской области Ольга Хинданова. По ее словам, во время личного приема начальником СИЗО Развозжаев не подтвердил ни одного факта давления, которому его якобы подвергают сокамерники. Тем не менее администрация СИЗО пошла навстречу пожеланиям оппозиционера о переводе в другие камеры.

«Во всей этой истории с движением из камеры в камеру много надуманного. Например, мы предлагали проконсультироваться у психолога, двое сокамерников Развозжаева были у специалиста, а он сам отказался. При этом он говорит, что ему не нравится, что сокамерники курят. К сожалению, у нас пока нет раздельного содержания курящих и некурящих», — объясняет Хинданова.

Она отметила, что из-за жалоб на здоровье Развозжаев и был переведен в больницу, где прошел обследование. «Ему было назначено лечение, в настоящее время оно продолжается», — сказа глава пресс-службы местного ФСИН. Раскрывать подробности, от какой болезни конкретно лечат оппозиционера, Хинданова отказалась, сославшись на медицинскую тайну.

«На следующей неделе планируется, что лечение будет закончено, и Развозжаев будет возвращен в общую камеру», — отметила представитель ФСИН. При этом она опровергла существование уведомления об этапировании Развозжаева в Москву, сказав, что ей ничего об этом не известно.

«Всем известно, что здесь пресс-хаты»

Иркутский СИЗО-1 давно вызывает претензии у правозащитников. Адвокат и координатор проекта Gulagu.net Наталья Казанцева рассказала «Газете.Ru» о жалобах на иркутский СИЗО со стороны заключенных. «Да всем известно, что здесь есть пресс-хаты, в которых сидят так называемые разработчики», — поясняет она. Очень часто в изолятор не пускают адвокатов, когда те хотят всего лишь убедиться, что с их подзащитными все в порядке. «Попав в камеру к разработчику, некоторые люди сразу вскрывают вены, чтобы не подвергнуться пыткам и унижениям, — объясняет Казанцева. — В камере им могут угрожать изнасилованиями, избивать. Давление начинается постепенно. Как только человек попадает в такую камеру, ему сразу дают понять, что здесь происходит, на примере других сокамерников, которых при них бьют и подвергают всяческим унижениям. После такой психологической обработки начинают заходить издалека, расспрашивать о деле, потом начинаются угрозы». Со стороны администрации к заключенным часто насильно применяется особая унизительная процедура — «промывка». Во время нее под предлогом поиска запрещенных предметов арестанту вставляют в задний проход шланг и заливают внутрь воду. «Была даже жалоба, когда человеку этот шланг подключали к батарее с ржавой водой. Потом заключенный должен сесть над тазиком и слить воду, якобы чтобы доказать, что у него ничего в заднем проходе не спрятано», — рассказала правозащитница.

По словам Казанцевой, на содержание в больнице СИЗО, куда помещен сейчас Развозжаев, также много жалоб. Часто заключенные жалуются, что их намеренно размещают в камерах с больными туберкулезом.

«Развозжаева разрабатывает на больничке известная на Централе гадина Андрей Комар (Фиалковский). Каждый день ходит в оперчасть за героином. Колется прямо в кабинете оперов», — такой комментарий появился на сайте Совета иркутских правозащитников под текстом адвоката Дмитрия Дмитриева о посещении им Развозжаева в следственном изоляторе, опубликованном 11 февраля.

Источники «Газеты.Ru» в СИЗО-1 подтвердили, что заключенный по прозвищу Комар действительно считается приближенным к администрации и недавно был переведен в больницу.

Правозащитники ранее неоднократно поднимали вопрос о насилии над заключенными в иркутском СИЗО и указывали на укрывательство этих фактов со стороны начальника регионального управления ФСИН Павла Радченко. В докладе фонда «За права заключенных» упоминается его причастность к пыткам несовершеннолетних заключенных, причем в форме сексуального насилия. Якобы в конце июля 2008 года, после бунта в воспитательной колонии Ангарска, туда прибыл лично Радченко и отдал распоряжение о вводе спецназа, бойцы которого избили подростков. Затем более 40 малолеток вывезли и в иркутское СИЗО, где «все они были подвергнуты пыткам, избиениям и действиям сексуального характера со стороны оперативников, воспитателей и взрослых заключенных-активистов». Адвокат Сергей Беляк утверждает, что после этого некоторые жертвы насилия и их родственники написали заявления в следственные органы.

Так, одного из несовершеннолетних поместили ко взрослым осужденным, где его в течение суток избивали. «В избиении принимал участие сотрудник учреждения Б., которые привел еще троих осужденных (клички Татарин, Кот, третий неизвестен), которые по указанию сотрудника учреждения совершили в отношении *** действия сексуального характера», — цитируется одно из таких заявлений в докладе фонда «За права заключенных».

Там же указано, что после изнасилований с несовершеннолетних даже взяли расписки на имя начальника о якобы добровольном согласии на вступление в «противоестественные отношения с другими осужденными».

По данным отчета правозащитников, «метод запугиваний и применения физического насилия в виде пыток или сексуального домогательства заключенных используется практически во всех исправительных учреждениях ГУФСИН России по Иркутской области».

Ситуации в СИЗО-1 был посвящен документальный фильм «Иркутское СИЗО: территория пыток», автором и продюсером которого выступил адвокат Беляк. ФСИН тогда объявила, что все изложенные факты касаются событий 2009 года, организованная тогда проверка никаких нарушений не выявила, а сами правозащитники действовали по указке лидеров Братской преступной группировки, которые и являются «инициаторами и спонсорами создания фильма». «Ни один факт из этого лживого фильма не подтвердился. Поэтому утверждения о том, что у СИЗО-1 печальная известна, неверные», — отметила в разговоре с «Газетой.Ru» представитель ФСИН Хинданова.

Картина дня