Удвоение личности

На выборах-2013 избиратель продолжил голосовать за личности, а не за партии

Появление новых партийных брендов на выборах 2013 года в регионах осталось практически не замеченным избирателями: голосовали за личности, а не за партии. Такого мнения придерживаются и экспертное сообщество, и власть. Администрация президента объявляет курс на усиление роли личности в политике; эксперты отмечают, что с одиночками власти проще договориться.

Несмотря на обилие партий — участниц осенних выборов-2013, этот цикл не привел к появлению новых сильных партийных брендов: все определяли личности политиков. Об этом говорят и собеседники «Газеты.Ru», близкие к администрации президента и в администрации президента, а также экспертное сообщество.

Знаковыми итогами этих выборов стали не только победа на выборах мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, выдвигавшегося от «Гражданской платформы», или высокий результат Алексея Навального на выборах мэра Москвы, выдвинутого партией РПР-ПАРНАС. (Оба кандидата партийные бренды в своей агитации не использовали. — «Газета.Ru»).

В облдуму Ярославской области придет работать один из сопредседателей РПР-ПАРНАС Борис Немцов, в гордуме Красноярска большинство получила партия «Патриоты России», которую на выборы вел известный предприниматель Анатолий Быков.

«Один из принципов «новой политики Кремля» — это ставка на личности и усиление роли в политике именно личностного фактора, чтобы оживить ее после долгого застоя», — отмечает собеседник издания, близкий к администрации президента.

Экс-руководитель управления внутренней политики администрации, ныне глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин объясняет все происходящее тем, что в российской политике личность всегда решала больше, чем бренд.

«Сейчас партии можно разделить на несколько категорий. «Старые» партии — к ним относятся не только парламентские партии, но и, например, «Яблоко» или «Патриоты России». Вторая категория — это новые партии, которые участвуют в выборах; и третья категория — это новые партии, которые в выборах не участвуют.

Год назад мы в докладе нашего фонда говорили, что вот эти условные «партийные лиги» придут в движение, но пока движения не видно. Ряд новых партий, например «Гражданская платформа», «Родина», в меньшей степени РПР-ПАРНАС, имеют шансы в итоге приблизиться к старожилам, но пока это неочевидно. Думаю, что примерный партийный состав следующей Госдумы мы будем понимать только после региональных выборов в следующем году, учитывая, что в 2016 только половина депутатов будет избираться по партспискам, а другая половина — по одномандатным округам», — отмечает Костин.

Ставка в политике на личности выгодна власти в преддверии выборов в Госдуму: с одной стороны, одиночные победы оппозиционеров легитимизируют выборы, с другой стороны, те же депутаты-одномандатники – люди управляемые, объясняет вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«На региональных выборах по-прежнему побеждают личности, и нынешние выборы показали проблему отсутствия доверия у избирателя к брендам.

В той же Ярославской области, если бы «Гражданская платформа» была зарегистрирована, избиратель бы голосовал все равно не за партию, а за конкретного человека, с которым она ассоциируется, – арестованного мэра Ярославля Евгения Урлашова. Что касается изменений политического вектора, то при Суркове делали ставку на управляемую партийную систему, теперь же на конкретных людей. С депутатами-одномандатниками власти довольно легко договориться, так как у них всех есть свои региональные интересы, и убедить их голосовать по ключевым для власти вопросам так, как ей нужно, относительно нетрудно», — полагает Макаркин.

Проблема российских политических партий, в том числе новых, в том, что пока они работают по схеме ресторанов быстрого питания McDonald's, иронизирует глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

«Партий много, но они просто торгуют своими региональными франшизами, что не добавляет влиятельности бренду в целом. Для того чтобы возникли новые раскрученные федеральные бренды, должны появиться новые раскрученные федеральные политики. Теоретически претендентом на это звание является Алексей Навальный, хотя в регионах его знают и поддерживают хуже, чем в Москве», — считает Минченко.

Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев отмечает, что, по исследованиям, которые проводит его группа, избирателя вообще мало сейчас интересуют бренды.

«У людей есть общее разочарование в партийной системе.

На наших фокус-группах вопросы людей сводились к «скажите, так эта партия за власть или против?» и «кто ее возглавляет?». 2013 год не стал повторением ситуации 1995 года, когда люди голосовали за бренды или названия, — их интересуют конкретные персоналии. Исключением может являться голосование за КПСС в Волгограде (на выборах в гордуму эта партия набрала 5,04%. — «Газета.Ru»), но люди опять-таки голосовали не за ностальгический бренд, а в знак протеста против других партий — участниц выборов и других участников. Что касается перспектив, то мне кажется, к примеру, если в каких-то выборах примет участие «список Навального» при поддержке этого политика (неважно, под каким партийным брендом), он может набрать хороший процент», — отмечает Калачев.