Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Серые и синие

В «болотном деле» возник переодевающийся полицейский

Состоялись первые в этом году заседания по «делу восьми» (до декабрьской амнистии — «двенадцати»), выделенному в отдельное производство в рамках «болотного дела». В четверг и пятницу сторона защиты продолжала опрашивать свидетелей.

На этой неделе в Замоскворецком суде прошло два заседания по «делу восьми», выделенному из дела о столкновениях демонстрантов с полицией 6 мая 2012 года.

На слушаниях в четверг свидетели и адвокаты занимались экспертизой фотографий. Первым разбирали случай фигуранта Артема Савелова. Свидетель защиты Денис Ли был задержан практически одновременно с Артемом в самые первые минуты после начала давки. Он предоставил протокол своего административного дела, в котором указано, что в его задержании принимал участие сотрудник 2-го оперативного полка полиции (ОПП) Александр Гоголев. Этот же сотрудник полиции, по словам обвинения, задержал Савелова и даже является потерпевшим, потому что Савелов больно ударил его по руке.

Денис Ли предоставил фотографию собственного задержания, которое действительно осуществляет Гоголев, одетый в характерную темно-серую полицейскую форму и черный бронежилет. Однако приобщить эту фотографию к делу оказалось непросто: обвинение заявило, что «обстоятельства задержания Ли не имеют отношения к существу дела», а судья Наталья Никишина сообщила, что у нее «нет уверенности, что снимки относятся к событиям 6 мая 2012 года на Болотной». То, что на фоне фотографии легко узнается место событий, равно как и то, что свидетель находится под угрозой уголовной ответственности за дачу ложных показаний, уверенности ей не прибавило.

А вот то, что обстоятельства задержания Ли имеют самое прямое отношение к Савелову, выяснилось после опроса следующего свидетеля, Дмитрия Щедрина, который снимал его задержание. На предоставленной им фотографии видно, что Савелова задерживают трое омоновцев в пестро-синей форме и, словно для сравнения, рядом кого-то еще задерживают сотрудники 2-го ОПП в своей фирменной серой одежде. То есть

либо полицейский Гоголев лжесвидетельствовал, когда утверждал, что задерживал Артема Савелова, а Савелов больно бил его по руке, либо успел переодеться из серой формы 2-го ОПП в пестрый синий омоновский камуфляж.

Корреспондент агентства «Ридус» Тимофей Васильев, который вел с болотной онлайн-репортаж, тоже заснял момент задержания Савелова — его тащили от входа в парк трое сотрудников ОМОНа — в классической пятнистой форме. То есть снова не Гоголев.

Показания Тимофея Васильева были интересны для исследования обвинения еще одного фигуранта — Степана Зимина, которого обвиняют в том, что он кидал в ОМОН куски асфальта. Корреспондент вел онлайн-репортаж непрерывно, и в какой-то момент камера оказывается на земле, а за кадром слышны его слова «полетели камни». Васильев сообщил, что в этот момент он поставил камеру под ноги, чтобы надеть мотоциклетный шлем. «Я достаточно осторожен и, когда почувствовал некоторую опасность для себя, тут же защитился, — цитирует Васильева общественный защитник в «болотном процессе» Дмитрий Борко на сайте «Грани.Ру». — До этого момента я такой опасности не ощущал, значит, ничего не бросали. Кстати, газ распыляли тоже после этого. И вообще активные действия начали происходить уже к концу моей записи».

Васильев снял задержание Степана Зимина, причем оно происходит до того, как он поставил камеру на землю. То есть

Степан был задержан до того, как в полицию полетели камни. Что противоречит показаниям свидетелей-полицейских, которые утверждают, что видели, как Зимин кидает асфальт, причем многократно.

Свидетель Николай Алексеев фотографировал фигуранта Андрея Барабанова, причем дважды — в 18.58 у сцены, где обвиняемый сидел на асфальте, и в 19.25 вместе с его женой возле двух палаток на набережной. И там и там нет ни малейших признаков беспорядков. Однако приобщить эти фотографии к делу также не удалось: обвинение посчитало, что фото не имеет отношения к существу дела, а судья снова заявила, что «отсутствуют сведения, способные соотнести события 6 мая на Болотной с этим кадром, и он не имеет отношения к обстоятельствам обвинения».

И снова обвинение оказалось неправо — фотографии имели самое прямое отношение к существу дела.

Адвокат Белоусова Екатерина Горяинова предложила суду «платежку» на покупку в РИА «Новости» фотографии задержания Ярослава, которая датирована с точностью до минуты: «6 мая, Болотная, 19.58».

Пятница, 10 января, стала днем ходатайств. «(Сергей) Кривов заявлял много ходатайств, — рассказал «Газете.Ru» адвокат Дмитрий Аграновский. Мы заявили по Белоусову».

Кроме того, были допрошены два свидетеля по ходатайству адвоката Макарова. Михаил Кузнецов рассказал, что во время столкновений полиции и демонстрантов правоохранители применяли электрошокеры.

Второй свидетель также рассказывал о том, что полиция действовала крайне жестко. «Упал, ударили ногой, обутой в военный ботинок, в печень, поволокли в автозак, — цитирует его в твиттере «Комитет 6 мая». —

Там были избитые люди, один с тяжелой травмой».

«Мы говорим, что не было массовых беспорядков, а был разгон демонстрации — термин известный по советским передачам, — рассказал «Газете.Ru» Аграновский. — Это он и был. Причем повода для него не было. И мы пытаемся выяснить, кто и как расположил полицейские силы таким образом, чтобы люди попали в затор и начался разгон. Европейский суд, кстати, тоже склоняется к тому, что это был разгон демонстрации властями».

Адвокат выразил надежду, что в понедельник суд перейдет к допросу обвиняемых.

«Сейчас категорически не нужно затягивать процесс, и вроде все готовы перейти к допросу подсудимых», — сообщил он.

Также в пятницу о своей амнистии сообщила Анастасия Рыбаченко, которая скрывалась от уголовного преследования в Таллине. Ее обвиняли в участии в массовых беспорядках. Все остальные участники «болотного дела», которым было вменено только это обвинение, уже амнистированы: это Владимир Акименков, Олег Архипенков, Мария Баронова, Федор Бахов, Николай Кавказский, Леонид Ковязин и Дмитрий Рукавишников.