Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть

Здание вокзала в Волгограде
Здание вокзала в Волгограде
Кирилл Брага/РИА Новости

Настройки безопасности

Госдума займется ужесточением борьбы с терроризмом

Наталья Галимова, Константин Новиков

Дополнительные меры по борьбе с терроризмом разработали ФСБ, МВД и Росфинмониторинг. Пакет подготовленных ими законопроектов в среду будет внесен в Госдуму группой депутатов. Предложенные антитеррористические новшества в числе прочего расширяют полномочия ФСБ, ужесточают уголовную ответственность по ряду статей вплоть до пожизненного заключения, а также усложняют операции по переводу денег с помощью неперсонализированных платежных средств.

Пакет антитеррористических мер был разработан после терактов в Волгограде и состоит из трех законопроектов. В Думу его внесут представители всех четырех парламентских фракций: Ирина Яровая («Единая Россия»), Олег Денисенко (КПРФ), Андрей Луговой (ЛДПР), Леонид Левин («Справедливая Россия»).

Пожизненное заключение будут требовать чаще

Первый законопроект направлен на усиление уголовной ответственности за терроризм и мер по борьбе с ним. Документ состоит из целого комплекса инициатив.

Предусматривается внесение поправки в закон о ФСБ, в соответствии с которой сотрудники данной спецслужбы получат право на личный досмотр граждан и автотранспорта.

Основание для досмотра предлагается весьма обтекаемое: подозрение, что тот или иной гражданин (граждане) могут совершить противоправные действия.

Предусмотрено и внесение серии поправок в Уголовный кодекс.

Cт. 63 УК («Обстоятельства, отягчающие наказание») пополнится еще одним отягчающим обстоятельством — «Совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма».

В 12 статьях УК предложено оставить только один вид уголовной ответственности — лишение свободы. По ним не может быть назначено наказание ниже низшего предела либо заменено на более мягкое наказание, исправительные работы например. По данным статьям не предусматривается условный срок, освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, не может применяться отсрочка наказания (в частности, женщинам, имеющим несовершеннолетних детей).

Речь идет о ст. 205 («Теракт»), ст. 205.1 («Содействие террористической деятельности»), ст. 205.2 («Публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма»), ст. 205.3 («Обучение террористической деятельности»), ст. 205.4 («Организация террористического сообщества и участие в нем»), ст. 205.5 («Организация деятельности террористической организации и участие в ней»), ст. 206 («Захват заложника»), ст. 211 («Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава»), ст. 277 («Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»), ст. 278 («Насильственный захват власти»), ст. 279 («Вооруженный мятеж»), ст. 360 («Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой»).

В шести статьях УК предусматривается ужесточение наказания вплоть до пожизненного заключения.

Это статья «Обучение террористической деятельности» (сейчас срок заключения составляет от 5 до 10 лет, предполагается, что будет от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение); статья «Организация террористического сообщества и участие в нем», а также «Организация деятельности террористической организации и участие в ней» (сейчас от 15 до 20 лет, добавится пожизненное заключение); статья «Организация незаконного вооруженного формирования» (сейчас от 3 до 10 лет, предлагается от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение); ч. 3 статьи «Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава» (сейчас от 8 до 15 лет, предлагается от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение).

Кроме того, в статью «Содействие террористической деятельности» будет добавлена ч. 4, предусматривающая в том числе ответственность за организацию финансирования терроризма и лишение свободы на срок от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение.

«Ужесточение УК поможет убрать нижние пороги наказания для членов незаконных вооруженных формирований, которые были задержаны силовиками, но которым, кроме участия в бандформированиях, предъявить нечего», — отмечает источник в одной из силовых структур, непосредственно задействованных в борьбе с терроризмом.

«Впоследствии эти люди попадают в исправительные учреждения, вербуют новых сторонников, выходят и продолжают ту же деятельность. Увеличение сроков уголовной ответственности в таких случаях скорее необходимость. В целом практически все меры, о которых идет речь, имеют очень серьезное значение для борьбы с терроризмом.

Однако эти изменения не столько дают что-то новое, сколько возвращают в законодательство систему, которая действовала в Советском Союзе до того, как были введены либеральные нормы права.

Фактически это возврат к оценкам экстремистской деятельности, которые были в СССР.

Поправка в закон о ФСБ, позволяющая производить досмотр граждан и транспорта, также оправданна. Сейчас на каждую операцию сотрудникам ФСБ приходится таскать полицейских: чтобы закрепить изъятие, обеспечить документирование... Но после принятия поправки информация о мероприятиях, которые проводит ФСБ, не будет уходить туда, куда не надо. Однако это опять же не новая норма, а очень старая, которая в том или ином виде действовала в советское время», — указывает собеседник «Газеты.Ru».

«Я считаю, что это (поправки в УК. — «Газета.Ru») неконституционно. Есть понятие верховенства закона, а здесь двойные стандарты: по одним составам можно применять УДО, по другим нельзя», — говорит Владимир Жеребенков, адвокат, бывший старший следователь Следственного комитета при МВД РФ. —

Это несвойственно демократическому обществу, по сути, речь идет о строительстве полицейского государства. Об этом в первую очередь говорит ужесточение судопроизводства.

А законодатели опять идут на поводу у силовиков. Им дают все больше полномочий, а ситуация становится все хуже.

И еще, обратите внимание, идет тенденция на ужесточение, а контроля нет — ни общественного, ни прокурорского. На террористическую активность предложенные меры не повлияют. Террорист не боится наказания, он о нем не думает».

За финансирование терроризма накажут рублем

В первый законопроект включены и другие инициативы. Административный кодекс предлагается дополнить новой статьей — «Финансирование терроризма». В соответствии с ней для юридических лиц вводится ответственность «за предоставление, сбор средств и оказание финансовых услуг, если они предназначены для организаций», готовивших преступления террористического характера. Ответственность такова: штраф в размере от 1 млн до 60 млн руб. либо приостановление деятельности юрлица на срок до 90 суток.

Вводятся штрафы и за невыполнение решений «коллегиальных органов, координирующих деятельность по борьбе с терроризмом», то есть региональных антитеррористических комиссий и Национального антитеррористического комитета. Для граждан размер штрафов будет составлять от 3 тыс. до 5 тыс. руб., для должностных лиц — от 30 тыс. до 50 тыс., для юрлиц — от 300 тыс. до 1 млн. руб.

В законе о противодействии терроризму пропишут полномочия губернаторов и их администраций в сфере антитеррора.

Непосредственно за главами регионов закрепят реализацию госполитики в области борьбы с террором, координацию деятельности органов госвласти по противодействию терроризму, а также организацию деятельности региональных антитеррористических комиссий.

«Я вижу два возможных варианта, зачем вводят норму, касающуюся глав регионов», — заявил «Газете.Ru» Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика».

«Либо губернаторы, у которых сегодня нет реального инструментария для борьбы с терроризмом, получат инструменты воздействия на силовые структуры, либо это попытка разделить ответственность силовиков с губернаторами в случае терактов.

Преодолеть раскоординированность между региональной исполнительной властью и правоохранительными структурами, безусловно, нужно, но силовики пока не готовы признать губернатора первым лицом области, которое командует и ими тоже».

Все ходы записаны

Второй законопроект из антитеррористического пакета касается поправок в закон о связи и носит рамочный характер. Иначе говоря, в нем прописан только смысл инициативы, детализирована же она будет позже.

Речь идет о том, что «физическое и юридическое лицо, которое осуществляет деятельность по организации распространения и передачи информации», должно в течение шести месяцев хранить сведения о действиях пользователей.

Эти сведения нужно будет представлять по запросу силовых структур. В свою очередь силовики смогут направлять запросы в рамках закона об оперативно-разыскной деятельности.

Кто конкретно подпадет под определение вышеназванных физических и юридических лиц — только ли хостинг-провайдеры или также владельцы сайтов, лица, организующие сообщества в соцсетях, — пока неясно. Это должен будет сформулировать Роскомнадзор, а затем принято специальное постановление правительства. В нем же будет прописано, какие конкретно сведения о действиях пользователей придется хранить и как этих самых пользователей идентифицировать.

Но это еще не все.

Предполагается, что зарегистрированные за рубежом сайты, пользователями которых являются российские граждане, например Google и Facebook, должны будут наравне с российскими интернет-площадками в течение шести месяцев хранить информацию о действиях россиян и представлять ее по запросу силовиков.

И ответственность они будут нести также наравне с отечественными провайдерами. За отказ в представлении сведений о действиях пользователей предлагается ввести штрафы в размере 3–5 тыс. руб. для физических лиц и 100–200 тыс. руб. — для юридических.

Каким образом можно будет заставить владельцев зарубежных сайтов или хостинг-провайдеров соблюдать данный закон, неизвестно.

«Предлагаемые изменения в закон о связи — это разработка под запуск ССОРМ (система содействия оперативно-разыскным мероприятиям. — «Газета.Ru») третьего поколения», — считает Владимир Рязанский, эксперт по IT, создатель системы управления сайтами райотделов полиции.

«Суть этой системы в записи того, что человек делает в своих интернет-запросах. ССОРМ записывает большой массив данных, сортируемых по IP, по времени, в том числе протоколирует все http-запросы. Любой провайдер для получения лицензии обязан быть подключенным к ССОРМ.

ССОРМ-3, о котором, похоже, идет речь в законопроекте, будет не только писать логи (журналы) действий пользователя, но и сам трафик.

«Любые начинания в формате «давайте мы попытаемся контролировать интернет» обречены на неудачу просто потому, что весь интернет — это слишком много, — считает эксперт. —

Никто не сможет его контролировать. Единственное, что возможно, — точечное ручное вмешательство, которое никакого системного эффекта не может иметь по определению.

И, естественно, никак на борьбу с терроризмом эти меры не повлияют».

Контролируемый перевод

Третий законопроект из пакета контртеррористических мер предусматривает внесение изменений в законы о противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем, и о национальной платежной системе.

Для НКО снижается сумма подлежащего контролю соответствующих органов денежного перевода из-за рубежа — с 200 тыс. до 100 тыс. руб.

Операции по переводу денег c помощью неперсонализированных платежных средств, например интернет-кошельков и предоплаченных платежных карт, усложняются.

Сейчас максимальная сумма, которую можно перевести через тот же интернет-кошелек, составляет не более 40 тыс. руб. в месяц. Предлагается сократить эту сумму до 1 тыс. руб. в день, но не более 15 тыс. в месяц. В случае превышения данного лимита или поступления денег из-за рубежа операторы электронных средств не смогут проводить платежи. Точнее, им будет это запрещено законом.

«В сознании наших чиновников это, наверное, эффективный инструмент борьбы с терроризмом. А на самом деле — нет, — говорит Нарек Авакян, аналитик ФК «Афорекс». —

Террорист, если надо, будет работать по «серым» схемам и в результате получит свое. Через предлагаемые схемы проследить потоки финансирования терроризма невозможно».

Меры, касающиеся платежей через неперсонализированные средства, разве что повысят прозрачность платежей, полагает Авакян. Например, в тот же уличный терминал можно дополнительно внедрить требование о вводе личной информации, чтобы идентифицировать получателя и того, кто переводит средства. Это уже делается, например, в случае погашения через терминалы кредитов.