Новости

Украина теряет силовиков

Лидеры страны обвиняют армию и правоохранителей в симпатиях к повстанцам

,
И.о. президента Украины Александр Турчинов назвал одной из причин пробуксовки антитеррористической операции на юго-востоке страны сочувствие многих тамошних силовиков сепаратистам. А премьер-министр Арсений Яценюк обвинил одесскую милицию в бездействии во время пятничной трагедии. Эксперты сходятся в том, что Киев теряет контроль над силовиками, и предрекают, что дальше будет только хуже.

По мере радикализации событий на Украине силовики в восточных регионах проявляют всю большую нелояльность в отношении центральной власти, которая не в силах сдержать эти процессы. О массовом дезертирстве из украинской армии и полицейских структур речи не идет, но, судя по материалам украинских СМИ, военные и полицейские достаточно формально выполняют приказы своего начальства. Глава Центра изучения мировой торговли оружием, военный политолог Игорь Коротченко называет их действия «итальянской забастовкой».

По его словам, украинские военнослужащие «не хотят играть роль зондеркоманды».

«Единственные, кто выполняет силовые функции, это национальная гвардия, но они могут быть эффективны лишь в полицейских функциях, когда основное сопротивление подавлено», — отмечает Коротченко.

В свою очередь, ведущий эксперт Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев утверждает, что на сотрудников украинской милиции оказал большое влияние факт унижения со стороны новых властей. Он вспоминает, как сотрудников «Беркута» из Львова заставили стоять на коленях после событий на Майдане, и отмечает, что сегодня на Украине «идет переформатирование всех силовых структур», а политическую поддержку получают вчерашние боевики.

«Получается, что «Правый сектор» (организация запрещена в России) выше, чем вооруженные силы», — размышляет Перенджиев.

Руководитель Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук говорит, что в настоящий момент общее число сепаратистов, противостоящих силовикам в Славянске, достигает 1500 человек. По его словам, проблема «антитеррористической операции» в том, что непосредственно командования на месте проведения нет.

«Вновь огромной проблемой становится отсутствие взаимодействия между задействованными подразделениями силовых структур, отсутствие боевых приказов и постановки задач по применению сил и средств», — констатирует эксперт.

«Например, во время ночного (с 3 на 4 мая) боя близ Константиновки подразделение силовиков, подвергшееся нападению террористов, вооруженных в том числе пулеметами и гранатометами, на протяжении трех часов не могло получить подкрепление на бронетехнике. В итоге семь бойцов спецназа СБУ получили ранения», — приводит пример Тымчук.

«Вечером 4 мая силовики оставили Краматорск, вместо того чтобы закончить операцию по его освобождению от террористов или хотя бы блокировать места их нахождения, — добавляет он. — В подобных условиях операция снова превращается в фарс».

«Активизация антитеррористической операции 1 мая удивительным образом совпала с прибытием в зону проведения операции руководства МВД, минобороны и администрации президента Украины. Однако очень скоро операция опять стала пробуксовывать. На фоне этих «совпадений» возникает все больше вопросов к руководству операции, которое почему-то опять находится вне зоны проведения операции, — резюмирует эксперт. — Почему-то руководство операции панически боится давать четкие боевые приказы. Приказ — это документ, в котором четко указываются задача, порядок сил, взаимодействие с другими спецподразделениями. В нашей ситуации мы наблюдаем отсутствие взаимодействия».

Директор информационно-консалтинговой компании Defence Express, военный эксперт Сергей Згурец полагает, что антитеррористическая операция буксует из-за того, что власти Украины отказываются вводить режим военного положения в том регионе, в котором они ее проводят. «Однако руководство страны не решается пойти на это, опасаясь сорвать президентские выборы 25 мая», – уточняет Згурец.

Эксперт также отмечает низкий боевой дух украинских силовиков. «Внутренние войска из-за последствий Майдана сейчас слабы, а бойцы спецподразделения СБУ «Альфа» готовы выполнять задачу только в том случае, если им поставят конкретную задачу, обеспечат выполнение разведки местности и прикрытия», — говорит он.

По словам заместителя главы Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, в нынешней ситуации на Украине у центрального руководства, по сути, не остается возможности сохранить лояльность армии. Первые случаи массового перехода украинских военных на сторону России произошли после отделения Крыма.

В марте министр обороны России Сергей Шойгу сообщил президенту России Владимиру Путину, что в Вооруженные силы России перешли 72 части украинских военнослужащих. Среди них были и представители высшего командного состава, в частности ВМФ Украины — Денис Березовский).

Молодой для такого высокого ранга человек, 1974 года рождения, он не имел опыта службы в советской армии, чем можно было бы в других случаях объяснить переход на российскую сторону. Александр Храмчихин объясняет решение офицера желанием «служить в нормальном флоте».

Некогда солдаты-украинцы были элитой советских вооруженных сил, а сегодня о плачевном состоянии украинской армии не говорит только ленивый. «На Украине нет армии», — такие слова, находясь на Украине, можно было услышать от политологов и экспертов самых различных взглядов. «Такие случаи будут учащаться — в любом случае уже поздно что-то делать», — констатирует Храмчихин.

С этими выводами согласен и Игорь Коротченко: «В министерстве обороны сидят враждебные России люди, но их приказы не выполняют, так как в армии нищенские зарплаты и она доведена до ручки. Не за что воевать», — говорит эксперт.

Очевидно, что проблемы в украинской армии возникли не вчера, а события на юго-востоке лишь ярко высветили их.

«Армия на Украине формировалась по остаточному принципу», — рассказывает Перенджиев, вспоминая, как украинский коллега жаловался ему, что до сих пор ходит в старом камуфляже, а довольствие очень плохое.

«Военные всегда не очень были родными для власти и понимали, что они больше служат народу», — говорит эксперт.


В связи с этим украинский политический эксперт Алексей Блюминов делает предположение, что киевские власти хотят использовать ситуацию на востоке страны, чтобы «избавиться от неугодных регионов». По мнению политолога, Киеву для стабилизации ситуации нужно было бы пойти навстречу протестующим и провести общенациональный референдум о самоопределении регионов. Но этого не происходит, потому что новая власть, равно как и Янукович, «понимает только язык силы».

«Будет очень жаль, если в Киеве предпочтут «маленькую страну» большой, лишь бы не делать никаких уступок тем, кто не поддержал Майдан», — констатирует он.

В свою очередь Александр Храмчихин отмечает, что случай Украины не уникален и при возникновении внутреннего конфликта в России действия российской армии тоже могут оказаться непредсказуемыми. «Ни одна армия от этого не застрахована», — говорит политолог, вспоминая, что глава чеченских сепаратистов Джохар Дудаев дослужился до звания генерала советской армии.