Около 185 тысяч жителей Приднестровья подписали обращение о вхождении в состав России
Около 185 тысяч жителей Приднестровья подписали обращение о вхождении в состав России
ИТАР-ТАСС

Приднестровская игра Москвы

Около 185 тысяч жителей самопровозглашенной республики подписали обращение о вхождении в состав России

Полина Матвеева, Дмитрий Карцев

Более 185 тыс. жителей Приднестровья подписали просьбу о вхождении в РФ. Документ в Москву привез вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Однако инициатива приднестровцев может обернуться против самих же жителей республики, отмечают эксперты.

Жители Приднестровья обратились к Москве с просьбой принять непризнанную республику в состав России. Подписи под документом поставили около 185 тыс. человек. Всего, по данным последней переписи, в республике проживают 555 тыс. человек.

«Подписаться успела лишь треть населения, так как акция была инициативой гражданского общества и проходила достаточно недолго, в течение двух недель. Силами активистов не удалось посетить каждый дом, где есть, например, пожилые или инвалиды», — заявила председатель Союза русских общин Приднестровья Виорика Кохтарева.

По словам Кохтаревой, обращение было передано 9 мая в Тирасполе вице-премьеру РФ Дмитрию Рогозину. Правда, на обратном пути в Москву власти Молдавии задержали самолет вице-премьера и изъяли подписи в поддержку признания ПМР.

«Эти материалы были задержаны компетентными органами для анализа их соответствия действующему законодательству», — пояснили позже в молдавском МИДе.

Однако в Москву большинство подписей все же было доставлено.

«Подписи приднестровцев о признании республики находятся в Москве. Молдавским спецслужбам, задержавшим и обыскавшим наш борт в Кишиневе, досталась лишь малая часть груза. Об основном грузе мы позаботились», — написал Рогозин на своей странице в фейсбуке, уточнив, что с борта самолета забрали лишь около 30 тыс. подписей.


Ранее лидер Приднестровья Евгений Шевчук уже призывал молдавские власти «цивилизованно разойтись» по вопросу о будущем ПМР: «Наша мечта — процветающее, независимое Приднестровье вместе с Россией. Предлагаем молдавским политикам сделать ответственный шаг и юридически оформить фактическое положение дел, то есть признать Приднестровье. Разойтись можно по примеру Чехии и Словакии».

А в апреле нынешнего года свою позицию по ПМР обрисовал и российский президент. «В Приднестровье живет большое количество российских граждан, у людей собственное представление о том, как строить свою судьбу. Это проявление демократии, если мы позволим этим людям сделать так, как они хотят», — заявил Владимир Путин.

Однако высказывание российского лидера допускает разнообразные толкования и вовсе не означает, что Москва в Приднестровье собралась разыгрывать «крымскую карту».

«Сам Рогозин, находясь в Тирасполе, заявил, что несмотря ни на что вопрос о признании республики сейчас никак не стоит. Он подчеркнул, что аналогий с Крымом не надо потому, что в Крыму была прямая угроза жизни людей, а здесь такого нет. Но совершенно очевидно дал понять, что если вдруг что… И как раз это самое «если вдруг что» сдерживает присутствие известных «вежливых людей» на постоянной основе», — говорит заместитель главы Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«И сколько бы к нам ни было претензий со стороны Европы и США, факт остается фактом: единственное, что там произошло, — один выстрел по пьяному в дым», — продолжает эксперт.

По мнению члена научного совета Московского центра Карнеги Алексея Малашенко, Россия ведет в Приднестровье «весьма пикантную игру»: «Дмитрий Рогозин при некоторой кажущейся политической инфантильности отлично понимает и уровень своей ответственности, и уровень своей безответственности, — обращает внимание эксперт. — С одной стороны, он вице-премьер, человек, приближенный к высшему руководству страны. С другой, впрямую за сферу внешней политики не отвечающий».

Такое двойственное положение неформального эмиссара, по мнению Малашенко, дает Москве возможность двояко же разыграть и итоги его миссии. В одном случае можно подчеркивать, что такова свободная воля приднестровского народа. В другом — сделать акцент на том, что президент и официальная дипломатия тут ни при чем.

«Рогозин — это такой Жириновский от внешней политики, — объясняет политолог. — Вроде бы и ничего серьезного, а вроде бы и зондирование почвы под потенциальные будущие мероприятия».

По словам Малашенко, в определенных кругах руководства страны может быть соблазн превратить Приднестровье в «южный Калининград», но куда более прагматично использовать пророссийские настроения местного населения для того, что подвесить Запад на еще один крючок.

«Запад ведь фактически проглотил Крым, поскольку тут же возникли сложности на юго-востоке Украины. А тут еще Приднестровье. Чем больше точек обострения, тем выше растерянность оппонентов России». Стоит напомнить, что в 2006 году в Приднестровье уже проводился референдум, и тогда 97% участников высказались за отделение республики и дальнейшее присоединение к России. Но ни к каким реальным последствиям это не привело.


Тем более что, по мнению Владимира Жарихина, признание или, тем более, включение в состав России ничего не даст, учитывая оторванность Приднестровья от России: «Возможна значительно большая блокировка, а значит — ухудшение положения приднестровцев».

С тем, что инициатива приднестровцев может обернуться против самих же жителей республики, согласен и директор Института стран СНГ Константин Затулин. «Не до конца определившейся остается позиция России по этому вопросу, так как она отчетливо понимает риски, связанные с таким решением, в том числе и риски для самого Приднестровья, по-прежнему отделенного от России территорией Украины», — считает Затулин.

«Мне эта ситуация представляется какой-то неопределенной пока, хотя нет никаких сомнений в желании и готовности жителей республики войти в Россию. Это желание было высказано задолго до нынешних событий на Украине, — продолжает эксперт. —

Связано оно прежде всего с несовместимостью ориентаций Молдовы и Приднестровья и отсутствием всяких гарантий для Приднестровья в условиях, когда Молдова и Румыния явно сговариваются о грядущем объединении.

По крайней мере, политические элиты Молдовы демонстрируют такую готовность».

При этом Затулин не исключил, что так же, как и в ситуации с Крымом, у России может не остаться иного выбора, как пойти навстречу Приднестровью.

В настоящее время численность российских миротворцев в зоне молдавско-приднестровского конфликта составляет около 400 человек. Однако Одесским соглашением от 1998 года предусмотрено, что их численность может быть увеличена до 2700 человек. Возможно, в свете обострения ситуации в регионе это может быть сделано в недалеком будущем.