Госдумой по Бандере

Госдума приняла во втором чтении законопроект, запрещающий «бандеровскую атрибутику»

Во вторник Госдума приняла во втором чтении законопроект о запрете использования «бандеровской атрибутики». Эксперты опасаются, что символы украинской государственности могут оказаться в нашей стране вне закона, и в итоге инициатива перерастет в открытую борьбу с инакомыслием.

Во вторник во втором чтении Госдума приняла во втором чтении закон об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне, которые запрещают пропаганду или публичную демонстрацию символики организаций, сотрудничавших с группами, организациями, движениями или лицами, осужденными по приговору Нюрнбергского трибунала либо приговорами национальных, военных или оккупационных трибуналов, основанными на его решениях. Законопроект в марте этого года внес замруководителя думской фракции «Единой России» Сергей Железняк.

Правда, тогда он предлагал внести лишь изменения в КоАП, в статью 20.3, в которой прописаны штрафы до 100 тыс. руб. за пропаганду, публичную демонстрацию, изготовление, сбыт и приобретение нацистской символики и символики экстремистских организаций. Единоросс предлагал расширить формулировку статьи, дополнив ее организациями, сотрудничавшими с фашистами или сотрудничающих с теми, кто ставит под сомнение Нюрнбергский приговор. В таком виде законопроект был принят Думой в первом чтении, а ко второму, которое пройдет сегодня, пополнился поправками в принятый в мае 1995 года закон об увековечении победы, запрещающий в России использование нацистcкой символики.

Теперь запрету подлежат опознавательные знаки всех нацистских коллаборантов.

Поскольку в этот список может угодить и российский триколор, использовавшийся Русской освободительной армией генерала Андрея Власова, а также символика Исламской Республики Иран (бывший президент которой, Махмуд Ахмадинежад, неоднократно ставил под сомнение осужденный Нюрнбергскими процессами холокост), то право составлять его, во избежание неудобных правовых коллизий, оставило за собой российское правительство.

Поправки Железняка вызваны к жизни украинским Майданом, свергнувшим Виктора Януковича. Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, в качестве подлежащей запрету символики в частности рассматриваются атрибуты и знаки отличия Организации украинских националистов – Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА), которые под руководством Степана Бандеры и Романа Шухевича принимали в годы войны участие в карательных и войсковых операциях вермахта и подразделений СС, а после ее окончания сопротивлялись установлению на Украине советского режима.

Атрибутикой ОУН-УПА активно пользовались представители националистического «Правого сектора» — одной из движущих сил «евромайдана». По мнению Сергея Железняка, она оскорбляет память жертв фашизма, поэтому ее использование необходимо запретить.

По словам Сергея Железняка, какая именно символика попадет под запрет, должно определить Министерство юстиции. «В законе не может быть четкого описания запрещенной атрибутики. Поэтому в законе указано, что определять, какие организации, символы организаций, которые действовали на стороне фашистов, должны быть запрещены, а в качестве уполномоченного органа исполнительной власти будет Минюст».

Однако, с одной стороны ОУН-УПА, несмотря на сотрудничество с нацистами, не была осуждена Нюрнбергским судом. Как и не проводилось никакого отдельного суда над руководителями и участниками украинского националистического движения в Советском Союзе. Таким образом, если Министерство юстиции решит, что оно вправе без судебного разбирательства вносить в запретительный реестр ту или иную организацию, оно фактически возьмет на себя полномочия международного трибунала. С другой — атрибутика ОУН-УПА во многом совпадает с символикой современного украинского государства. Так, милиция ОУН использовала желто-голубые повязки, а знаком УПА был «трезубец князя Владимира», который сейчас используется в качестве герба независимой Украины. Попадут ли в запретительный список флаг и герб украинского государства, Железняк сказать затруднился.

Сегодня же первый зампред комитета ГД по делам общественных организаций Михаил Маркелов («Единая Россия») направил запрос на имя главы МИДа Сергея Лаврова, в котором потребовал добиваться через структуры ООН и другие международные организации полного запрета на деятельность ОУН-УПА на Украине и в других странах. Также, по мнению парламентария, необходимо запретить праворадикальную Украинскую национальную ассамблею – Украинскую народную самооборону (УНА-УНСО (организация запрещена в России)). По версии СК РФ, многие активисты УНА-УНСО — Дмитрий Корчинский, Олег Тягнибок, Дмитрий Ярош — воевали в Чечне против российской армии в первую чеченскую кампанию. Против них в России возбуждены уголовные дела за бандитизм. Однако УНА-УНСО прекратила свое существование в марте этого года, став организационной основой партии «Правый сектор».

Эксперты опасаются, что атрибуты украинской государственности могут быть объявлены в нашей стране вне закона.

«Прописать в законе все нюансы использования атрибутики невозможно. И раз этот список будет составлять Минюст, во внесудебном порядке, то, понятное дело, это будет довольно произвольный процесс, от случая к случаю. Иначе пришлось бы при нем создавать отдельную постоянную комиссию экспертов, историков, которая анализировала бы все нюансы. Проще всего вообще не принимать этот закон», — говорит директор правозащитного центра «Сова» Александр Верховский.

Правозащитники неоднократно опасаются, то такая борьба с экстремизмом может превратиться в открытую борьбу с инакомыслием: начав с табуирования «бандеровского» тризуба, довольно быстро можно перейти, например, к запрету на использование символики Соединенных Штатов, которая олицетворяет «нетрадиционные для русского человека ценности» и «несет угрозу его духовной и национальной идентичности».

«Так можно и красную звезду запретить. Ее носили чекисты, энкавэдэшники, которые убивали людей без суда и следствия», — говорит председатель Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

Он указывает, что борьба с экстремизмом способствует нагнетанию истерии в обществе.

«У нас уже хватают садовников, которые обустраивают клумбы: у них, бывает, получаются сочетания украинского государственного флага. Людей хватают, приезжает полиция, а они понятия ни о каком флаге не имеют. Это самая главная проблема в нашей стране — воевать с символикой, с цветами, сочетаниями цветов», — иронически заключил Хомяков.

Размытость формулировок российского антиэкстремистского законодательства, на которую уже неоднократно указывали как профессиональные юристы, как судьи Верховного суда, так и авторитетные международные организации, оставляет широчайший простор для злоупотреблений.