Путину предложили поговорить о климате

Путина пригласили на климатическую конференцию в Париж

Франсуа Олланд пригласил Владимира Путина принять участие в климатической конференции ООН, которая пройдет в Париже. Путин пока не ответил — во всяком случае, публично — на приглашение коллеги, однако тема изменения климата ему не чужда. Выступая в ООН в сентябре, он заявлял о возможности кардинального снижения выбросов Россией к 2030 году. Но добиться этого можно лишь в случае, если «стук кулаком по столу» материализуется в политическую волю.

Олланд официально пригласил Владимира Путина на климатическую конференцию, запланированную на конец года в Париже. Французский президент заявил: несмотря на то что между Москвой и Парижем есть «разногласия по некоторым вопросам», тема климата должна объединять государства.

«В том, что касается климата, мы должны быть все вместе», — сказал Олланд в интервью французской радиостанции Europe 1.

Пока не ясно, примет ли российский президент приглашение французского коллеги. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков ранее заявлял, что Россия будет представлена на должном уровне. Однако ранее Путин давал понять, что проблема климата его волнует.

Выступая с речью на Генассамблее ООН в сентябре, он уделил вопросам климата часть выступления.

Подчеркнув, что Россия «заинтересована в результативности» парижской конференции, Путин заявил, что наша страна планирует ограничить выбросы парниковых газов до 70–75% от уровня 1990 года.

Правда, президент добавил, что сделать это планируется к 2030 году. Соответственно, пока трудно предположить, будут ли эти планы воплощены в жизнь.

По мнению сопредседателя Координационного совета Экологической палаты России Владимира Семенова, заявленные Путиным цели могут быть «реалистичными» при условии изменения отношения к экологии и внедрения новых экологических технологий.

«Нужно не просто ударить по столу кулаком, но провести соответствующую реформу, а это сложная цивилизационная задача.

Так как Россия — активный участник мировых процессов и мы заявили экологическую стратегию, нам нужны деньги и политическая воля», — заявил Семенов «Газете.Ru».

Стоит отметить, что Россия уже брала на себя обязательства по ограничению выбросов, ратифицировав в 2005 году Киотский протокол.

Но в то время уровень промышленного спада по сравнению с 1990 годом был достаточно большим, и это позволило стране не только придерживаться достаточно низкого уровня выбросов, но и вовсю торговать своими собственными квотами.

В 2012 году Россия из протокола вышла. Кстати, бывший помощник президента Путина Андрей Илларионов, впоследствии перешедший в жесткую оппозицию Кремлю, во многих своих выступлениях называл Киотский протокол «экономическим Освенцимом».

Владимир Семенов считает, что скептическое отношение многих российских чиновников и экспертов к Киотскому протоколу появилось во многом благодаря большой шумихе вокруг «глобального потепления» на Западе.

«Тема глобального потепления была долгое время любимой игрушкой наших западных партнеров», — говорит эксперт, признаваясь, что его собственное отношение к этой теме было «неоднозначным».

«Это напоминало продажу индульгенций — когда одно общество продает другому права на нарушение правил.

Это как бы если Голландия продавала одной стране право на нарушение прав человека, а Швеция — на коррупцию», — приводит аналогию эксперт.

Впрочем, и сам Путин в своем выступлении в ООН дал понять, что не слишком верит, будто квотами на вредные выбросы можно решить проблему изменения климата кардинальным образом: «Нам нужны качественно иные подходы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природ подобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволяют восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой», — говорил президент в Нью-Йорке.

Глобальное потепление: Терминатор против ЦРУ

Тема климата иногда становится возможностью для политика заявить о себе во время предвыборной кампании. Например, несмотря на то, что одной из главных тем политических дебатов кандидатов в президенты США стали проблемы Ближнего Востока, в дискуссиях нашлось место и для климата.

Так, после высказывания одного из кандидатов от республиканцев Бен Карсона о том, что «изменений климата» не существует, он получил письмо от губернатора Калифорнии Джерри Брауна, который попросил его обратить внимание на тысячи научных статей, написанных на эту тему. Чтобы не быть голословным, Браун даже приложил к письму флешку, где собрал 3 тыс. научных работ на тему изменения климата.

«Это не просто слова — последствия более чем реальны», — закончил письмо на патетической ноте губернатор.

Активным поборником вопросов экологии и изменения климата был и предшественник Брауна на посту губернатора Калифорнии Арнольд Шварценеггер. В бытность главой штата он стал инициатором жестких мер по снижению парниковых газов в Калифорнии, а в 2011 году основал некоммерческую организацию R20 Regions of Climate Action, которая занималась продвижением сотрудничества между правительствами разных стран для снижения выбросов парниковых газов.

В том же русле работал и бывший вице-президент США во время президентства Билла Клинтона Альберт Гор. В 2007 году за свои усилия он получил Нобелевскую премию мира, а созданный им фильм «Неудобная правда» на тему изменений климата получил премию «Оскар».

Между тем в мае этого года свою климатическую лабораторию закрыло ЦРУ.

Речь идет о так называемой программе «Медея», которая занималась мониторингом состояния климата и того, как его изменение влияет на глобальные конфликты по всему миру. Программа появилась в конце 80-х годов при президенте-республиканце Джордже Буше-старшем, была приостановлена во время правления его сына Джорджа Буша-младшего, возобновлена при президентстве Барака Обамы, а теперь вновь закрыта.

Ранее о том, что климатические изменения представляют серьезную опасность, говорил госсекретарь США Джон Керри. Он назвал «изменение климата, возможно, самым опасным оружием массового уничтожения». Правда, оппоненты Керри заявили, что за подобные высказывания его следует уволить с поста госсекретаря в связи с профнепригодностью.