«Институт сбора подписей умирает»

ЦИК задумался о реформе процесса сбора подписей для партий и самовыдвиженцев на выборах

Вечером Центризбирком закончит принимать подписи граждан в поддержку партий, а комиссии на местах — в поддержку самовыдвиженцев-одномандатников. Из 60 партий без подписной льготы до финиша имеют шансы дойти всего четыре. Глава ЦИК Элла Памфилова не исключает, что систему нужно реформировать. «Газета.Ru» разбиралась, почему институт сбора подписей превратился в атавизм избирательных процессов.

Из 74 зарегистрированных в России партий только у 14 есть право не собирать подписи в свою поддержку. Льготы имеют политические объединения, получившие на последних выборах в Госдуму более 3% голосов, а также те организации, которые имеют фракцию хотя бы в одном региональном парламенте. Кто не имеет льготы, должны набрать для регистрации списков на выборах в Думу 200 тыс. подписей. Чтобы участвовать в выборах в одномандатных округах, нужно заручиться 3% от общего числа подписей. Крайний срок — 3 августа.

Председатель Центризбиркома Элла Памфилова не видит ничего страшного в этой статистике, поскольку из 60 партий, не имеющих подписной льготы, только десять вообще собирались на выборы.

Впрочем, она не исключает реформирования института сбора подписей, но в будущем, после анализа кампании. «По итогам того, что произойдет, посмотрим, как они соберут, сейчас еще рано говорить, — сказала она «Газете.Ru». — Пройдет кампания, мы подготовим пакет предложений и для президента, и для Федерального собрания».

Задержания и обыски

На трудности при сборе подписей жалуются в общественном движении «Открытая Россия» (ОР).

Большинство кандидатов от ОР идут по квоте ПАРНАС, однако некоторые кандидаты в Москве и Санкт-Петербурге выдвигаются в Думу и заксобрание самостоятельно, а значит, собирают подписи.

В Петербурге накануне был обыскан и задержан сборщик движения Ефим Минькович, рассказывает «Газете.Ru» Мария Галицкая, представитель пресс-службы «Открытой России». 27 июля ТИК Адмиралтейского района изъял агитационные материалы у кандидата ОР Александра Шуршева. В Санкт-Петербурге 6 июля были задержаны кандидаты «Открытой России» в заксобрание: муниципальные депутаты Даниил Кен и Сергей Кузин. Руководство района на протяжении трех месяцев отказывало им в установке агитационных кубов более 37 раз.

Член Центризбиркома Евгений Колюшин говорит «Газете.Ru», что ему неизвестно о жалобах, связанных со сбором подписей. ЦИК принимает только жалобы на нижестоящие комиссии, поэтому в его компетенции будет разбор претензий самовыдвиженцев на отказ в регистрации, но для них пока рано: подписи не сданы.

Самовыдвиженец Мария Баронова идет от «Открытой России» в ЦАО Москвы и говорит, что в штаб засылали сборщиков-вредителей, которые, по ее словам, нарочно «приносили рисовку».

«Потом мы стали всех заставлять подписывать, что они ознакомлены со статьей 142 УК и не против, если в случае обнаружения фальшивых подписей, мы подадим на них заявление, — рассказала кандидат. — И все, кто собирался «рисовать», стали разбегаться».

Как объяснил «Газете.Ru» политтехнолог Вячеслав Смирнов, «вредители» могут быть обычными людьми, которые рассматривают «рисовку» подписей как сезонную подработку. Хотя иногда фальсификациями не брезгуют и сами штабы.

Другой проблемой в кампании Бароновой стал массовый отказ москвичей предоставлять сборщикам паспортные данные.

Граждане боятся, что на их паспорт «возьмут кредит». В итоге штаб распространил листовку с фотокопией паспорта самой Бароновой и призывом: я не боюсь показать вам свой паспорт, покажите и вы свой. Кандидат уверяет, что это подействовало и люди стали чаще оставлять подписи.

Излишек брака и «мертвый сезон»

У «Союза труда» проблем со сбором подписей не было, рассказал «Газете.Ru» лидер московского отделения этой партии Александр Кляшторин. Его организация связана с провластной Федерацией независимых профсоюзов России. Лидер списка — Светлана Антропова, один из организаторов знаменитых протестов в Пикалево в 2009 году. К 30 июля партия с помощью профсоюзников собрала в поддержку своего списка кандидатов 194 тыс. подписей, которые в последние дни перед подачей документов в Центризбирком проходят проверку на юридическую чистоту. Брака оказалось много: несмотря на большой объем собранных подписей, к 1 августа партийцы получили около 100 тыс. «чистых» автографов.

По словам Кляшторина, «административный ресурс» не чинил никаких препятствий в сборе подписей».

Тем не менее собирать автографы все равно было тяжело из-за сжатых сроков и «мертвого» летнего сезона, добавил собеседник «Газеты.Ru».

Несмотря на то что пока нужного числа подписей нет, «Союз труда» намерен оперативно «дособрать» еще 100 тыс. автографов и сдать их в ЦИК.

Иногда партии жалуются не на власти, а на оппозиционных конкурентов. Так, сборщики партии «Великое Отечество» (ПВО) столкнулись с КПРФ, рассказал «Газете.Ru» лидер прокремлевской партии Николай Стариков. В ЮВАО, на улице Юных Ленинцев партийцы выставили палатку для сбора подписей, однако, по их словам, коммунисты на этой же «точке» решили раздавать агитпродукцию. Скандал закончился вызовом полиции. Эта территория входит в 199-й (Люблинский) одномандатный округ, где развернулась жесткая борьба между телеведущим Петром Толстым (от «Единой России») и главой столичного горкома КПРФ Валерием Рашкиным, «Великое Отечество» просто оказалось еще одним игроком на этой шахматной доске.

Стариков уверяет, что «удалось собрать подписи с большим запасом». Кстати, сама ПВО столкнулась с обвинениями в фальсификациях от «Открытой России». В штабе Марии Бароновой заподозрили, что якобы фальсифицируются подписные листы партии «Великое Отечество» на выборы в Мособлдуму и в Госдуму через сайт одноразовых заказов YouDo. Николай Стариков уверяет, что ему неизвестно о фальсификациях. «Открытая Россия» подала заявления в ЦИК и Следственный комитет.

Административное понимание

Иногда власти вообще помогают сбору автографов — по крайней мере, если верить руководителю Федерального координационного совета Родной партии Александру Самохину.

Родная партия — это политическая оболочка ньюэйджерского движения «Звенящие кедры России» (ЗКР) Владимира Мегре. В партийной идеологии сквозит полурелигиозная подоплека, поэтому многие считают Родную партию видом секты, например специалист по сектам Александр Дворкин.

Самохин утверждает, что подписи собирали в сельской местности, где у Родной партии есть так называемые родовые поместья, их насчитывается более 300 по стране. «Близлежащие поселения мы знаем и с администрацией знакомы, потому что в процессе создания поселения пришлось контактировать. Поэтому и сбор подписей шел намного проще», — говорит Самохин.

К концу прошлой рабочей недели было собрано 170 тыс. автографов, уверяют в Родной партии.

«Институт сбора подписей умирает»

Политолог Аббас Галлямов считает нынешний институт сбора подписей механизмом по недопущению неугодных кандидатов к выборам. При желании, рассуждает эксперт, власти могли бы сделать этот механизм прозрачным, запустив на сайте ЦИК сервис предварительной проверки подписей.

Сейчас на сайте ФМС можно проверить по серии и номеру паспорта, не значится ли документ в списке недействительных. Но вот имя, фамилию и адрес там проверить нельзя. А попытки их проверить другим путем могут обойтись дорого: в 2015 году в Костроме на главу штаба ПАРНАС Андрея Пивоварова было заведено уголовное дело за попытку получить доступ к базе данных МВД. Он рассчитывал таким образом проверить сомнительные автографы до сдачи в избирком.

«Институт сбора подписей умирает, но он и рожден был мертвым, просто на это закрывали глаза, — говорит «Газете.Ru» политтехнолог Вячеслав Смирнов. — Работники избиркомов прекрасно знают, что подписи рисованные, но закрывают на это глаза, точнее, не открывают их».

Проверка проходит на соответствие формальным требованиям ГАС «Выборы» и базе ФМС, а в ней могут быть неточности. Например, название улицы с орфографической ошибкой. По мнению Смирнова, вместо подписей лучше вернуть избирательный залог.

Однако воспользоваться залогом было бы просто некому. Из 60 партий, которым для регистрации кандидатов нужен сбор подписей, попытались это сделать только четыре. В 2003–2007 годах желающих было больше, притом что самих партий было гораздо меньше.

Фильтры и страховочные механизмы в политической системе срабатывают гораздо раньше, чем дело дойдет до сбора подписей: например, при всем обилии политических сил Партию прогресса оппозиционера Алексея Навального так и не зарегистрировал Минюст. А на политическом рынке избыток предложения: в 2011 году в выборах участвовало семь партий, сейчас — как минимум в два раза больше.

Такого количества публичных политиков в стране на все партии просто нет. Поэтому партии сами ищут ресурсных кандидатов. Практически любой желающий попробовать себя, скажем, в роли одномандатника без труда договорится с одной из партий, имеющих льготы по выдвижению. Легальная система вобрала в себя почти всех, а собирать автографы в этих условиях остается либо несистемным оппозиционерам (как представителям «Открытой России»), либо маргинальным структурам.