Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Принц Мухаммед Бин Салман
Принц Мухаммед Бин Салман
Jacquelyn Martin/AP

Трудный новый друг Москвы

Почему новый наследник саудовского престола предлагает дружбу России

31-летний арабский принц Мухаммед бин Салман, недавно назначенный главным наследником саудовского престола, в последние недели сделал ряд демонстративных шагов навстречу России. Он закрыл глаза на множество противоречий с Москвой и давний союз Саудовской Аравии с США. Чем чревата для России неожиданная дружба, объясняет эксперт Российского совета по международным делам — аналитического центра, близкого к МИД РФ.

Назначение 31-летнего Мухаммеда бин Салмана наследником престола в конце июня стало еще одним подтверждением огромной роли принца в управлении королевством. Учитывая весьма почтенный возраст нынешнего монарха, именно Мухаммеду бин Салману предстоит определять внешнюю политику Саудовской Аравии, в том числе в отношении РФ. Наследный принц считается человеком менее консервативным, чем его отец, он пользуется популярностью среди молодежи, уставшей от многолетней геронтократии.

Принц является сторонником модернизации страны, прежде всего снижения роли духовенства и уменьшения зависимости экономики страны от нефти.

Либеральные (по саудовским меркам) взгляды не мешают принцу проводить жесткий курс во внешней политике. Мухаммед бин Салман занимает твердую позицию в отношении Ирана, который в Эр-Рияде считают источником угрозы для существования Саудовской Аравии. В частности, именно он принял решение о прямом военном вмешательстве в гражданскую войну в соседнем Йемене. Это крайне нетипично для внешней политики королевства, традиционно предпочитавшего обходиться финансовой помощью и действовать через зависимые от него государства.

Считается, что именно Мухаммед бин Салман был главным инициатором начатой в июне блокады Катара.

За формальными обвинениями в поддержке терроризма там просматривается накопившееся недовольство Эр-Рияда слишком дружескими отношениями Дохи с Тегераном. Видимо, будущий саудовский монарх решил в свойственной ему манере расставить все точки над «i».

В отношении РФ позиция Эр-Рияда носит двойственный характер. С одной стороны, остаются серьезные разногласия по Сирии. С другой — страны приветствовали смену власти в Египте в 2013 году и продолжают сообща поддерживать президента Абдул-Фаттаха ас-Сиси.

В частности, есть основания полагать, что масштабные закупки египтянами российских вооружений стали возможны благодаря саудовской финансовой помощи.

Также можно смело утверждать, что в Эр-Рияде оценили сдержанную позицию Москвы по йеменскому вопросу.

Есть взаимопонимание и на рынке нефти. Весной текущего года страны договорились о снижении добычи на 1,8 млн баррелей в день ради поддержания цен. Это даже дало повод Владимиру Путину заявить в конце мая, что согласованные действия Москвы и Эр-Рияда позволили «стабилизировать ситуацию на мировых рынках углеводородов».

Подход принца Мухаммеда бин Салмана к РФ выглядит сугубо прагматичным и заключается в том, чтобы сотрудничать с Москвой там, где это возможно. Недаром месяц назад он лично приехал в Москву и заявил, что двусторонние отношения «переживают один из лучших моментов». Схожим образом высказывался и российский лидер, по словам которого стороны поддерживают контакты и на политическом уровне, между военными ведомствами: «Вместе занимаемся вопросами урегулирования сложных ситуаций, в том числе в Сирии».

Показателем уровня двусторонних отношений является и подготовка визита в РФ саудовского монарха, который должен стать первым в истории. Обычно 81-летний король Салман удостаивает своего внимания только ближайших союзников или наиболее важных партнеров.

Наивно было бы полагать, что отношения будут развиваться исключительно безоблачно. Недавно в немецких СМИ появились приписываемые Мухаммеду бин Салману заявления о том, что Россия является угрозой для Саудовской Аравии и армия королевства может за три дня уничтожить российские силы в Сирии. Канцелярия наследного принца и российский МИД тут же решительно опровергли эту информацию. Однако проблема столкновения интересов все же присутствует: Москва продолжает поддерживать Башара Асада.

Россию из-за ее позиции по Сирии в арабском мире продолжают воспринимать как союзницу шиитского Ирана. Саудовцы же сотрудничают в Сирии с различными суннитскими группировками, нацеленными на смену власти в Сирии.

Другой потенциальный источник трений — поставки российского оружия непосредственно в Иран. Особенное беспокойство соседей по Персидскому заливу вызывают поставки современных систем ПВО вроде С-300, способных нарушить военный паритет и лишить КСА главного козыря — мощных ВВС.

Дальнейшее развитие двусторонних отношений будет зависеть от позиции Москвы и по катарскому вопросу. Доха явно заинтересована в российской поддержке, о чем, вероятнее всего, и говорил Владимиру Путину эмир Тамим в ходе недавнего телефонного разговора. Однако любое вмешательство РФ во «внутрисемейные» споры аравийских монархий будет крайне негативно воспринято в Эр-Рияде, который считает Залив своей эксклюзивной зоной влияния.

Таким образом, сейчас складывается весьма непростая для российско-саудовских отношений ситуация. Внешнюю политику КСА определяет политик, понимающий важность сотрудничества с РФ и заинтересованный в нем. Но при этом Мухаммед бин Салман имеет репутацию руководителя жесткого и решительного, который вряд ли простит Москве какие-либо откровенно проиранские шаги.

Автор — доцент кафедры востоковедения МГИМО МИД России, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД). Полную версию текста читайте на сайте РСМД.