Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Митинги против декрета №3 в Минске, 2017 год
Митинги против декрета №3 в Минске, 2017 год
Vasily Fedosenko/Reuters

Тунеядцев по осени считают

Новую версию белорусского «декрета о тунеядцах» предъявят осенью

,

Президент Белоруссии Александр Лукашенко пообещал, что с 1 октября в стране начнет действовать обновленный Декрет №3, прозванный в народе «декретом о тунеядцах». Число тех, кого власть записала в число «социальных иждивенцев», сократится с полумиллиона до примерно 300 тыс., но отношение к ним будет намного более жестким. Одновременно белорусские чиновники стараются создать впечатление, что безработных в стране почти не осталось.

Страна без безработных

Комитет по труду, занятости и соцзащите городского исполкома Минска 1 сентября закрыл два отдела по трудоустройству граждан — «Заводской» и «Фрунзенский». После их ликвидации в белорусской столице осталось три центра занятости, которые переименуют в «отделы обслуживания граждан». Вероятно, что в скором времени два из них также закроют, оставив единственный общегородской центр занятости.

Причина ликвидации отделов в том, что, по официальной версии, безработных в Минске (как и в Белоруссии в целом) практически не осталось. Статистические данные говорят, что на 1 августа в белорусской столице уровень зарегистрированной безработицы держался на уровне 0,4% от экономически активного населения. Формально нетрудоустроенными были 31,2 тыс. человек, причем свободных вакансий в столице — опять же, по официальной версии, — больше, чем нетрудоустроенных граждан.

В реальности ситуация иная — даже в столице сложно найти работу. Многие белорусы уезжают на заработки в Россию или Польшу, но еще больше безуспешно ищут работу у себя дома или трудоустраиваются временно либо неофициально.

В марте нынешнего года по Белоруссии прокатилась волна протестов против «декрета о тунеядцах», по которому более 470 тыс. белорусов (каждый 10-й трудоспособный) получили предписания уплатить в госбюджет по $185-200, что для Белоруссии является достаточно значительной суммой. Непосредственной причиной взрыва недовольства стало получение извещения о необходимости уплатить «налог на тунеядцев» людьми, у которых порой годами не получается устроиться на постоянную работу. Особенно заметна эта проблема в небольших белорусских городках. Здесь встречаются те, кто официально трудоустроен на небольших предприятиях, однако работают по 1-2 дня в неделю и получают минимальные зарплаты. Но их и не увольняют — исполкомы запрещают директорам сокращать штат, чтобы не портить статистику.

В самый разгар весенних протестов, когда экономические требования могли перерасти в политические, президент Белоруссии Александр Лукашенко своим решением «заморозил» действие Декрета №3 до осени и одновременно приказал радикально решить проблему занятости, одним махом трудоустроив всех безработных до 1 мая 2017 года.

«По трудоустройству безработных — я уже говорил о тех, кто ведет асоциальный образ жизни, они у нас есть — пьяницы, алкоголики, те действительно тунеядцы, как их называли раньше. К ним — одни методы по принуждению к работе. Тех, кто по несчастью оказался без работы, мы должны каждого принять, и не только в службе занятости, а в органах власти и оказать помощь, — сказал Лукашенко. — К 1 мая все должны быть трудоустроены. И запомните, в какой бы я район ни приехал, мой помощник выедет туда заранее и пригласит публично безработных людей ко мне на встречу. И не дай бог после 1 мая такие люди будут».

К обозначенному сроку чиновники отчитались о трудоустройстве всех желающих. Однако эти данные расходятся с реальным положением дел: очереди в отделах трудоустройств меньше не стали, а на предприятиях промышленности даже по официальной статистике продолжались увольнения работников.

Тем не менее, официально чиновники отчитываются о почти полном искоренении безработицы в Белоруссии. Проблема в том, кого именно считать «белорусским безработным». Официально, по данным статистического ведомства «Белстат», в стране очень низкий уровень безработицы — около 0,7% от экономически активного населения (в Минске еще ниже).

В реальности люди, оказавшись без работы, просто не регистрируются в качестве безработных.

Причина в том, что в Белоруссии пособие по безработице составляет всего около $10 в месяц (и с него еще удерживают налоги), выплачивается лишь определенный срок, а зарегистрированный в качестве безработного обязан регулярно выходить на неоплачиваемые общественные работы.

Весной этого года, к слову, в Белоруссии попробовали также оценить уровень безработицы по методологии Международной организации труда (МОТ). Тогда оказалось, что среднегодовая безработица в стране составляет 5,8% среди населения в возрасте от 15 до 75 лет, 5,3% — среди людей в трудоспособном возрасте. Министерства социального блока перестали использовать методологию МОТ и предписали «Белстату» учитывать в качестве безработных только официально стоящих на учете граждан. В противном случае получается, что президентское распоряжение «всех трудоустроить» не выполнено даже приблизительно.

С лопатой в зубах

Белорусский президент понимает, что чиновники формируют, мягко говоря, неверную статистику по занятости. 22 августа на совещании с экономическим блоком руководства страны Александр Лукашенко заявил: «Мы договаривались, что на каждое сокращенное рабочее место должно быть создано новое высокопроизводительное. Но у нас по-прежнему предприятия продолжают больше увольнять, чем принимать на работу. По крайней мере, по той информации, которой я располагаю. В чем дело? Еще неопределеннее ситуация с закрывающимися предприятиями. Куда уходят люди? На бумаге новые рабочие места вроде бы и создаются, а на деле сплошное очковтирательство. Как меня информируют, число занятых в экономике сокращается».

Тем не менее, глава Белоруссии не отказывается от своих планов представить к 1 октября обновленный Декрет №3, который должен будет еще сильнее прижать тех, кого власть именует «социальными иждивенцами».

«Мы вычленим людей по персоналиям: кто может, но не хочет, кто хочет, но не может, и тех, которым надо лопату в зубы — и пошел работать. Пусть на меня не обижаются, — заявил Лукашенко 11 августа в Бресте. — Людей надо приучить к труду. Нельзя создавать так называемый класс безработных. Если мы их не станем вовлекать в общественно полезный труд, как раньше говорили, значит, мы будем создавать этот класс, и он будет увеличиваться. Нам этого допустить нельзя. Конечно, будет какой-то малый процент людей, которые ни на что не способны. Специфическими методами будем заставлять. Но есть люди, которые могут, но отлынивают. Этих людей надо ставить в такие условия, чтобы они все-таки шли работать».

Меры «принуждения к труду», правда, изменятся — теперь это будет не ежегодный денежный сбор с тех, кого местные чиновники назначили «тунеядцами». Вместо этого неработающих граждан лишат права на бесплатное медицинское обслуживание, образование и так далее.

Иначе говоря, если человек не трудоустроен и не зарегистрирован как безработный, то он будет оплачивать 100% стоимости медицинских услуг, детских садов и образования детям, ЖКХ (пока коммунальные услуги частично субсидируются государством) и прочих социальных благ.

Вместе с тем остается вопрос, насколько данные меры будут соотноситься с белорусской конституцией.

Но общее количество тех, кого признали «тунеядцами», значительно сократится — с почти полумиллиона в начале года до максимум 300 тыс. 3 августа, заслушивая доклад о демографической ситуации, Лукашенко так описал новый подход к проблеме: «Как мне доложили, уже завершена подготовка новой редакции Декрета № 3. К 1 октября мы должны иметь этот документ. Общество должно знать, что никакой отмены Декрета № 3 быть не может. Я уже мотивировал этот вопрос: как минимум полмиллиона у нас неработающих людей. Из них 200 тыс. мы можем освободить: многодетных, больных, инвалидов, людей, которые, может, и хотят работать, но у них не получается в силу жизненных обстоятельств. Но 300 тыс. где? Поэтому Декрет № 3 — это 300 тысяч тех, кто должен работать, но не работает. И мы их должны заставить работать».

Предчувствие осени

Длящаяся с апреля кампания по «всеобщему трудоустройству» пока дает обратный эффект. Реальные располагаемые доходы белорусов падают (хотя формально средняя зарплата растет). «Белстат» недавно опубликовал данные, согласно которым более половины (54,9%) всего населения Белоруссии имеют в своем распоряжении не более 400 белорусских рублей ($207) в месяц. То есть практически половина населения живет на грани бедности.

Традиционно лучше всего ситуация с уровнем жизни обстоит в столице: 34,4% жителей Минска могут похвастаться среднедушевым доходом выше 600 рублей в месяц ($311). Самый высокий уровень бедности — в Гомельской области.

Недовольство людей низким уровнем жизни белорусская оппозиция готовится использовать в собственных интересах. Если весенняя волна протестов оказалась неожиданностью не только для властей, но и для лидеров оппозиции, то последние пару месяцев оппоненты действующей власти угрожают властям «мощным взрывом народного возмущения» этой осенью. По сценарию оппозиции, протесты должны идти в два этапа. Сперва (в сентябре) поводом для массовых выступлений станут российско-белорусские учения «Запад-2017», а уже в октябре — обновленный «декрет о тунеядцах».

Надо сказать, что власти восприняли угрозу вполне серьезно. С одной стороны, усилилось пропагандистское давление на общество. С другой, в конце августа начались превентивные аресты лидеров оппозиции. В частности, какое-то старое нарушение «вспомнили» бывшему кандидату в президенты Николаю Статкевичу, ныне — одному из лидеров оппозиции. 26 августа его задержали и отправили отбывать 20 суток ареста — с очевидным расчетом на то, чтобы он не смог присутствовать на первой крупной акции протеста, назначенной на 8 сентября. Однако 31 августа Николая Статкевича без каких-либо объяснений выпустили из СИЗО.