Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

«Арабам мы больше не верим»

В Иракском Курдистане начался референдум о независимости

В Иракском Курдистане сегодня проходит референдум. Местные жители будут выбирать, оставаться ли их региону в составе Ирака или провозглашать свое государство. Против независимости выступают, помимо Ирака, Турция, Иран, США и арабские государства. И лишь Израиль поддерживает курдов. Почему жители Иракского Курдистана так хотят независимости и что будет с другими этносами региона после референдума — в репортаже «Газеты.Ru».

Цифры 25 и 9 — дата проведения официального допустимого статьей 140 конституции Ирака референдума — стали практически символами независимости Иракского Курдистана. Те из местных жителей, кому не хватает денег для покупки красочного баннера, призывающего к голосованию, просто пишут на своих автомобилях или стенах эти цифры. Повсеместно на улицах, над входами в магазины, в гостиницы, в кафе, на базарах, на боковых и задних окнах автомобилей прикреплены флаги автономии Иракский Курдистан.

Такого количества флагов никогда еще здесь не было. Раньше курдское население региона — даже в период активных боевых действий против Исламского государства (ИГ, организация запрещена в России) — не было столь сплоченным, как перед голосованием 25 сентября. На базарах продаются компакт диски с песнями, посвященными референдуму и лидеру автономии Масуду Барзани, футболки с надписями «референдум» и «голосуй за». Курды действительно хотят своего государства, хотя среди сторонников референдума хватает скептиков, считающих, что голосование вряд ли что-то кардинально изменит.

Вместе ради свободы

Хотя операция по освобождению Мосула закончилась еще в середине июля, совсем мало курдов стремятся туда возвращаться. Восточная часть города до лета 2014-го года (когда город был захвачен боевиками ИГ) была населена в значительной степени именно этим народом. И хотя иракская армия и полиция заявляют сейчас, что уверено контролируют обстановку в освобожденном городе, неарабское население предпочитает не возвращаться в свои дома, даже если они остались целы.

«Полиция и армия — арабы. А арабам мы больше не верим, — говорит 23-летний курд Шариф, уроженец Мосула. — После того, как арабы-сунниты поддержали ИГ, мы не можем им верить, мы не хотим жить с ними вместе».

Сейчас Шариф — беженец. Живет у родственников в городе Дохук, административном центре одноименной области автономного Иракского Курдистана. И несмотря на то, что он родился за пределами автономии, у него есть право голосовать на референдуме и он им намерен воспользоваться. «Конечно, я буду голосовать за независимость, — продолжает Шириф. — Мы заслужили независимость. Своими страданиями заслужили ее».

Другой беженец из Мосула — Нишван, довольно состоятельный предприниматель, занимается производством бумажных салфеток. Он трижды съездил в родной город после окончания там военных действий. Оценил перспективы возобновления бизнеса. «Это небезопасно. Богатого человека, не являющегося арабом-суннитом, в Мосуле могут похитить. А я хочу жить в безопасности и спокойствии», — поделился с «Газетой.Ru» наблюдениями Нишван.

Следуя этим соображениям, он предпочитает оставаться в Эрбиле, столице Иракского Курдистана. Бизнесмен также намерен участвовать в референдуме и голосовать за независимость. «Мне бы хотелось, чтобы наш референдум что-то изменил, чтобы появилось курдское независимое свободное и сильное государство, но, если честно, я не очень в это верю», — заключает Нишван.

Если референдум ничего не изменит, то он планирует эмигрировать на Украину или в США.

В целом, мотивация у большинства курдов, с которыми довелось пообщаться корреспонденту «Газеты.Ru», одна и та же: мы не хотим жить с арабами. Появление ИГ, захват радикалами множества курдских районов, поддержка ИГ арабами-суннитами — основные причины, которые толкают людей на участие в референдуме.

Эмоции в Иракском Курдистане от предстоящего референдума можно сравнить, пожалуй, лишь с воодушевлением, которое царило в регионе после американской оккупации Ирака в 2003 году. Курды длительное время подвергались атакам (в том числе, с помощью химического оружия в 1988 году) со стороны режима Саддама Хусейна. Поэтому его свержение они связывали с окончанием своих бед. Однако спустя несколько лет появились другие беды: коррупция, противостояние политических партий, имеющих свои военизированные формирования пешмерга, и периодические трения с новым, казалось бы, более демократическим правительством в Багдаде.

Подготовка к референдуму объединила большинство жителей автономии. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани совершил турне по основным городам региона, выступая за необходимость независимости. Десятки тысяч людей собрались на митинг с его участием даже в городе Сулеймания, что невозможно было вообразить еще полгода назад. В Сулеймании и одноименной области правит партия «Патриотический союз Курдистана» (ПСК), длительное время являвшаяся оппозиционной Барзани и его «Демократической партии Курдистана» (ДПК).

Вместе с Барзани лидеры ПСК участвовали в финальном митинге турне в Эрбиле, который собрал свыше ста тысяч участников.

Результаты референдума не вызывают сомнения уже сейчас. Абсолютное большинство тех, кто придет на избирательные участки, проголосуют за независимость. Но вот, что будет дальше и с теми, кто референдум отвергает, совсем не ясно.

Пересмотр библейских границ

Городок Алькош населяют всего около 5 тысяч жителей. Все они — ассирийцы, принадлежащие к Халдейской католической церкви. В городке расположены три действующих монастыря, четыре церкви и один заброшенный монастырь — один из самых старых на Ближнем Востоке. В своих оценках предстоящего референдума в разговоре с незнакомым журналистом жители городка очень осторожны. Они не говорят «да, мы за независимый Иракский Курдистан», «нет, мы хотим жить в едином федеральном Ираке». Хотя даже их уклончивые ответы свидетельствуют уже о многом.

Курды, которые собираются идти голосовать, сразу же на вопрос по поводу референдума отвечают: конечно, нам нужна независимость от Багдада.

Весной Алькош стал одним из эпицентров сопротивления референдуму. Местные жители проводили митинги против смены местного мэра без проведения выборов. Мэра решили сменить власти Эрбиля. Сняв с должности выбранного, который вел себя достаточно строптиво с властями автономии, посредством простого бюрократического решения назначили более лояльного. На акциях протеста жители Алькоша заявляли, что не считают себя частью Иракского Курдистана, а входят в состав провинции Найнава, подчиняющейся Багдаду. Поэтому отказываются принимать участие в курдском референдуме.

В отличие от курдских городов, в Алькоше практически нет флагов Иракского Курдистана. Они видны лишь на здании, где квартирует пешмерга ДПК, и на здании муниципалитета. Единственный плакат, призывающий участвовать в референдуме — на том же муниципалитете. При этом, помимо пешмерга, охраной правопорядка в городке заняты и служащие иракской федеральной полиции.

Алькош горами отделен от курдских районов. Он расположен на самой восточной окраине Ниневийской равнины, которая является одним из первых центров распространения христианства на Ближнем Востоке. Иракские христиане в массе своей выступают за создание собственной автономии в составе федерального Ирака.

Служащий федеральной полиции Ильхаб, охраняющий старинный покинутый монастырь Раббан Хормизд, не говорит прямо, что против референдума. Но отвечая на вопросы, он говорит: «мы — иракцы», «у нас в Ираке». Алькош он называет спорной территорией. Подчиненным Эрбилю городок стал после появления там пешмерга ДПК летом 2014-го, когда иракская армия в панике оставила Ниневийскую равнину без защиты и туда из Мосула двинулись отряды ИГ.

Не поддерживают проведение референдума представители другого этно-конфессионального меньшинства — езиды. Они не скрывают, что боятся курдского национализма. Езидам приходится постоянно сталкиваться с дискриминацией со стороны курдов-суннитов (абсолютное большинство жителей Иракского Курдистана).

«Они с нами за один стол не садятся есть, — говорит езид Сами. — Осуждают нас за наши верования. Зачем нам тогда поддерживать их референдум?»

С учетом такого инструмента сдерживания как меньшинства внутри автономии, чьи права, так же как и курдов, гарантируются 140 статьей конституции, перспективы сегодняшнего плебесцита остаются туманными. Для Масуда Барзани отказ от формализации на внешнеполитическом уровне результатов референдума станет политической смертью. Если он откажется столь же настырно продвигать итоги голосования, которые ясны уже сейчас, то в регионе обострятся все старые проблемы: коррупция, политические конфронтации и продолжающийся экономический кризис. Итогом могут стать массовые акции протеста против Барзани.