«Каталония никак не повлияет на отношение ЕС к Крыму»

Более 700 человек пострадали при столкновениях с полицией в Каталонии

Референдум в испанской Каталонии завершился после дня жесткого противостояния сторонников независимости этого региона с полицией и нацгвардией. Сообщается о более чем 700 раненых. Центральные власти Испании отказываются признавать референдум легальным и, судя по заявлениям премьер-министра, готовы только повышать ставки в этом конфликте, который уже раскалывает испанское общество.

Более 760 человек пострадали в Каталонии в ходе референдума о независимости 1 октября. Об этом сообщили в департаменте здравоохранения автономной области. Полицейское насилие сопровождало референдум с утра. Судя по многочисленным видео, циркулирующим в соцсетях, стражи правопорядка и нацгвардия применяли резиновые пули и дубинки против стариков и безоружных женщин, громили избирательные участки и вступали в конфликт с каталонскими пожарными частями, выступившими на стороне демонстрантов в поддержку независимости региона.

Кабинет министров Каталонии обвинил Мадрид в репрессиях. «Мы требуем немедленной отставки представителя испанского правительства (в Каталонии. — «Газета.Ru») Энрика Мильо, он несет ответственность за репрессии и насилие государства, которые напоминают меры времен франкизма», — заявил на пресс-конференции представитель Женералитата Жорди Турул. На фоне волны насилия испанская оппозиция призывала к отставке премьер-министра страны Марияно Рахоя. В твиттере быстро набрал популярность хештэг #RajoyDimision — «Рахоя в отставку». Отстранить премьер-министра потребовала и мэр Барселоны Ада Колау.

Уже после закрытия участков Рахой выступил с первым официальным заявлением по испанскому телевидению. По словам премьер-министра, никакого референдума о независимости не было вообще.

«Весь испанский народ увидел сегодня, что государство готово отстаивать власть закона в стране и выступать против тех, кто подрывает испанскую государственность», — говорил он в прямом эфире.

Глава департамента по иностранным делам правительства Каталонии Рауль Ромева во время пресс-конференции в Барселоне заявила, что автономия вступила в контакт с Евросоюзом, чтобы добиться официального осуждения Испании за попрание основополагающих прав и свобод каталонцев в ходе референдума о независимости региона.

ЕС пока ведет себя очень сдержанно и не торопится занимать чью-то сторону. Видимо, неожиданный всплеск насилия в Каталонии стал для Брюсселя и неожиданностью, и сложной политической проблемой.

Непризнанные урны

Весь день центр и автономия существовали в двух разных информационных пространствах: национальная полиция отчитывалась в твиттере об итогах операции по изъятию урн и бюллетеней. Ближе к середине дня МВД Испании стало публиковать видео нападения активистов на полицейских — так, в одном из них правоохранителей, убегающих от толпы, закидывают камнями.

С первых часов голосования в сети появились десятки видео того, как действуют правоохранители в Каталонии. На них мелькают окровавленные лица, а на одном — сторонников независимости буквально сбрасывают с лестницы. По данным агентства Bloomberg, столкновения с полицией начались еще до открытия участков.

Пользователи социальных сетей и местные СМИ сообщали о том, что полицейские в Барселоне применяли резиновые пули, дубинки и шумовые гранаты для разгона сторонников независимости. Газета La Vanguardia писала, что одного из протестующих ранили пулей в глаз, но быстро доставили в больницу, и трагедии удалось избежать.

Президент Женералитета (правительства) Каталонии Карлес Пучдемон заявил, что применение силы со стороны федеральных властей не сможет остановить жителей региона.

«Очевидно, что безответственное применение силы испанским государством не остановит каталонцев, — заявил он. — Насилие, дубинки, резиновые пули, агрессия без разбору».

Избирательные участки открылись в девять утра по местному времени (10.00 по Москве), но организаторы призывали людей прийти раньше, чтобы «защитить» места для голосования. Многие жители пришли за несколько часов до их открытия. Накануне СМИ, ссылаясь на национальную полицию Испании, писали о том, что в преддверии референдума были опечатаны 1300 из 2315 школ в Каталонии, в которых планировалось открыть избирательные участки. Однако в день голосования оказалось, что закрыты чуть более 300 — об этом писала местная пресса, ссылаясь на национальную полицию.

Закрыть все школы во многом не удалось потому, что полиция Каталонии отказалась подчиняться Конституционному суду Испании, признавшему все избирательные участки нелегальными. Мадрид с самого начала настаивал на незаконности референдума. Об этом в день голосования напомнил представитель делегации правительства королевства в регионе Энрик Мильо. Он призвал каталонские власти прекратить беспорядки.

«В их руках остановить это, — заявил Мильо. — То, что происходит в Каталонии, никогда не было референдумом». По данным газеты El Pais, которая ссылается на источники в прокуратуре, против каталонской полиции будут приняты дисциплинарные меры из-за ее бездействия.

Днем официальный представитель каталонского правительства Жорди Туруль сообщил, что явка составила около 50% (в 2014 году на аналогичном голосования на участки пришло меньше трети каталонцев). По приблизительным подсчетам, по вопросу о независимости Каталонии могли проголосовать около 5,3 миллиона избирателей.

Слова Туруля, впрочем, пока ничем не подтверждаются. До начала референдума было очевидно, что давление Мадрида должно серьезно сказаться на явке — пессимистичный настрой не скрывали и организаторы референдума. Так, лидер Каталонской национальной ассамблеи Жорди Санчес, заявил, что в условиях «осады», организованной испанским правительством «потрясающим успехом» будет восприниматься явка в 1 миллион человек. В таком случае большинство проголосовавших составят наиболее активные сторонники независимости.

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Екатерина Черкасова считает, что ситуация в Каталонии развивалась по худшему сценарию и ни о каком нормальном голосовании говорить не приходится.

«Помещения опечатаны, урны изъяты, заблокирована электронная система подсчета голосов. Более того, поскольку она заблокирована, теперь один человек может сколько угодно ходить по участкам и голосовать бесконечное количество раз. Референдумом это уже назвать нельзя. Это можно назвать только простым опросом», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

Власти Каталонии объявили, что избиратели могут проголосовать на любом открытом участке. «Мы знаем, что не все участки открылись, но, несмотря на это, мы подтверждаем, что сделаем все возможное, чтобы каждый каталонец смог проголосовать», — говорится в заявлении каталонского правительства.

Не похоже на Крым

Борьба каталонцев за независимость вызвало в том числе в западных СМИ ассоциации с крымской проблемой — когда население украинского полуострова в марте 2014 года успешно провело референдум по переходу в состав России. Российские власти, приняв Крым «в родную гавань», в свою очередь, столкнулись с беспрецедентным давлением со стороны Запада, который обвинил ее в нарушении международного права.

О проблеме референдумов по национальному самоопределению рассуждала и американская The New York Times в своей статье, посвященной каталонскому и курдскому плебисцитам. По мнению издания, все они поднимают парадоксальный вопрос о приоритете права народа на самоопределение.

«США, выступая против самой сути крымского референдума, искусно обошли более сложный вопрос: о том, а вдруг крымчане действительно хотели стать частью России?» — рассуждали авторы публикации.

Впрочем, по мнению Федора Лукьянова, председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике, каталонские события не заставят Европу пересмотреть свое отношение к крымской проблеме.

«Не заставит никогда — эти два сюжета никак не связаны с их точки зрения. Здесь нет никакой взаимосвязи. Потому что крымскую ситуацию они считают военным вмешательством, а тут речь о другом», — говорит эксперт.

«Признать результаты голосования, естественно, невозможно — референдум не соответствует никаким критериям свободного и честного голосования, но в то же время это ничего не значит, потому что власти Каталонии будут апеллировать к воле народа, — рассуждает собеседник «Газеты.Ru». — Наступает острая политическая коллизия. Силовой метод ничего не решает. ЕС в ступоре — он не может поддержать Каталонию, но в то же время и безумные действия Мадрида. Европа на относительно ровном месте получила серьезный политический кризис».

По мнению Черкасовой, завтра Женералитет может объявить о независимости по результатам голосования, но у этого заявления не будет желаемых последствий.

Центральные власти смогут в соответствии со 155 статьей конституции «принять необходимые меры для выполнения автономным Сообществом указанных обязательств в принудительном порядке, либо для защиты упомянутых общегосударственных интересов», то есть, другими словами, объявить чрезвычайное положение, отправить правительство автономии в отставку и провести досрочные выборы.

«Обе стороны совершенно недоговороспособны. А правительство Каталонии к тому же поставило свою политическую судьбу в зависимость от референдума — они с этого пути уже свернуть не могут», — говорит Черкасова. Поэтому, по ее мнению, все идет к разгону правительства.

«Я в изумлении от действий Мадрида, — рассуждает Федор Лукьянов. — Потому что — зачем все это нужно? То, что сепаратистская элита Каталонии провоцирует развитие событий — им выгодно в каком-то смысле. Ведь, по опросам, за независимость было меньшинство. Поэтому зачем Мадриду устраивать этот цирк, который, наоборот, настраивает население Каталонии совсем по-другому?»

«Мне это напоминает последние советские годы и реакцию советского центра на сепаратистские процессы на окраине. Чем закончилось – известно», — добавил эксперт.