Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть

Руслан Хасбулатов, 1992 год
Руслан Хасбулатов, 1992 год
Дмитрий Донской/РИА «Новости»

Путь председателя: «за Россию отвечали президент и я»

Руслану Хасбулатову исполнилось 75 лет

22 ноября исполняется 75 лет Руслану Хасбулатову, одному из знаковых политических деятелей 1990-х, спикеру первого демократического парламента России. За сравнительно недолгий срок он превратился из соратника в одного из самых жестких оппонентов президента Бориса Ельцина. «Газета.Ru» вспоминает жизненный путь политика.

Руслан Хасбулатов был единственным председателем российского парламента, обладавшего огромной властью. Эту власть Верховному Совету России — некогда декоративному представительному органу времен СССР — дали демократические перемены в стране. Одним из лидеров тех перемен и был Хасбулатов — профессор-экономист, сделавший себя сам благодаря большому аналитическому таланту. В твидовом пиджаке и с неизменной трубкой в зубах, он стал одним из самых узнаваемых лиц российской политики начала 90-х.

Профессор престижной Академии народного хозяйства имени Плеханова, Хасбулатов попал в большую политику в 1990 году, когда был избран депутатом Верховного Совета от тогдашней Чечено-Ингушской АССР. В 1991 году он стал председателем Верховного Совета РСФСР, после того как его союзник, занимавший этот пост Борис Ельцин был избран президентом России. На своем посту Хасбулатов стал первым выходцем не из номенклатуры и первым чеченцем по национальности, занявшим столь высокий пост в советском государстве.

В то время он был активным соратником Ельцина. На фотографиях их часто можно было видеть вместе — рассудительный и по-восточному мудрый Руслан Имранович по-своему оттенял как темпераментного Ельцина, так и по-военному прямолинейного вице-президента Александра Руцкого.

Его книги и экономические статьи пользовались популярностью, а труд «Бюрократия и государство» можно было увидеть у людей в московском метро. Во время путча ГКЧП он станет одним из главных авторов воззвания «К гражданам России», которое Ельцин прочтет на танке.

В интервью автору данной статьи спустя много лет Хасбулатов скажет, что именно на нем и депутатах, а не на Ельцине строилась основная защита Белого дома в те дни.

«Он уговаривал меня укрыться в американском посольстве, но жизнь депутатов для меня была важнее. Все держалось на депутатах, кроме них у нас ничего не было», — рассказал Хасбулатов.

После провала путча Хасбулатов, как и многие другие лидеры новой России, выступил за реализацию Беловежских соглашений, поставивших конец на истории СССР. Впоследствии он признает свои действия ошибочными.

Неверный Руслан

Как и большинство политиков первой волны, Хасбулатов был сторонником рыночных реформ, но придерживался более левых взглядов по сравнению с проводившими преобразования членами кабинета Егора Гайдара. Вскоре вместе с коллегами по Верховному Совету вошел в клинч с правительством младореформаторов. Правда, справедливости ради надо отметить, что чрезвычайные полномочия для поведения реформ президенту Ельцину дал именно ВС во главе с Хасбулатовым.

Считается, что сам спикер был практически полновластным хозяином в Белом Доме, хотя говорил о себе, как о приверженце демократических норм. «Не родился еще больший демократ, чем ваш покорный слуга», — говорил председатель Верховного Совета. Многие из его тогдашних выражений стали «мемами» того времени. Слова «Владимир Вольфович, попейте водички», обращенные к разбушевавшемуся Жириновскому, до сих пор помнят многие участники политических баталий.

На сессиях он мастерски управлял депутатами, часто умело «затыкая» политических оппонентов, которые хорошо запомнили его язвительный тон и манеру разговора. При этом парламент Хасбулатова был мало похож на сегодняшнюю Думу — это был бурлящий котел, где бок о бок соседствовали люди самых разных политических взглядов.

Журналистов спикер правда тоже не жаловал, и даже один раз назвал «червяками». Пресса, видя, что между Ельциным и Хасбулатовым назревает политический конфликт, открыто играла на стороне президента.

В газетах рисовали карикатуры на Хасбулатова и сочиняли частушки, переделывая известную народную песню «Хасбулат удалой». Сторонники Ельцина не стеснялись даже пенять Хасбулатову на его чеченское происхождение.

При этом сам Хасбулатов тоже не делал особенных попыток помириться с Ельциным, допуская личные оскорбления в его адрес. Один раз говоря о президенте он даже публично сделал жест у горла рукой, намекая на проблемы Ельцина с алкоголем.

Сторонники Ельцина считали, что Хасбулатов претендует на роль первого человека в стране. Сам Хасбулатов говорил, что за ситуацию в стране «отвечают два человека — президент и я».

Хасбулатов неплохо знал мировую экономику — «Плехановка» даже в советское время давала фундаментальное образование — однако он никогда не был управленцем. Сторонники Ельцина, которые и сами были теоретиками, но стояли у руля, считали, что действовать надо немедленно, так как страна стояла перед угрозой коллапса.

«Несогласие с экономической политикой правительства, немалые собственные амбиции, неприязнь к новым фаворитам президента… также поворот в настроениях большинства депутатов, все это заставило Хасбулатова забыть о его прежней лояльности Ельцину», — писал историк Рой Медведев в книге «Социализм и капитализм в России».

После того, как Ельцин издал указ поставивший Верховный Совет вне закона, председатель высшего законодательного органа отказался подчиниться ему. При свечах он проводил чрезвычайный съезд депутатов, где парламент принял присягу исполняющего обязанности президента Александра Руцкого. Его вместе с Хасбулатовым называли главными вождями восставших сторонников Белого дома. Однако даже там они действовали порознь.

Пока Руцкой призывал на помощь военных, Хасбулатов еще пытался найти политическое решение и вел себя спокойно. «Он не рыдал, не бился в истерике»,

— вспоминала в интервью «Эхо Москвы» парламентский корреспондент «Эхо Москвы» Вероника Куцылло, находившаяся в осажденном Белом Доме.

Очевидцы вспоминают, что Хасбулатов незадолго до штурма погрузился в полную апатию и лишь курил свою трубку. Как вспоминал телохранитель Ельцина Александр Коржаков, трубку уже арестованного Хасбулатова принесли Ельцину, и он в гневе разбил ее об пол.

Выйдя из тюрьмы по амнистии Госдумы, Хасбулатов, используя свой авторитет, пытался посредничать в установлении мира в Чечне, но потерпел неудачу. В 2003 году, после второй чеченской кампании он заявил о желании баллотироваться на пост президента Чечни, но затем передумал.

В середине 2000-х Хасбулатов полностью погрузился в научную деятельность в Российском экономическом университете имени Плеханова.

Бывший третий человек в государств он с удовольствием ставит оценки в зачетки и иногда беседует со студентами о временах, которые президент Владимир Путин назвал в одной из свой речей «лихими девяностыми».

Политолог Константин Калачев высказал в беседе с «Газетой.Ru» мнение, что Хасбулатов «воспользовался своими возможностями насколько смог», но ему просто не повезло с имиджем. «Он был спикером во времена, когда русский национализм уже был на обочине прогресса, но возможности Хасбулатова стать популярным в народе политиком даже тогда были не велики, — полагает Калачев. — Будь он человеком по-настоящему популярным у большинства, история России пошла бы по другой дороге».