Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

«Убейте его»: как Трамп принимает решения

В России выходит книга журналиста Боба Вудворта «Страх: Трамп в Белом Доме»

В понедельник 26 ноября в свет выходит российское издание нашумевшей книги знаменитого журналиста Боба Вудворта «Страх: Трамп в Белом Доме». В преддверии выхода книги «Газета.Ru» публикует отрывки из произведения, в котором описывается стиль принятия решений в Белом Доме президента Дональда Трампа.

О том, кто должен платить за оружие

Во время весеннего совещания в Овальном кабинете разговор зашел о неоднозначном отношении в Южной Корее к идее размещения системы перехвата ракет средней дальности THAAD, которая стала одним из вопросов президентской гонки в этой стране. Система должна была обеспечить защиту Южной Кореи от северокорейской ракетной атаки. Помимо прочего, ее можно было использовать для защиты Соединенных Штатов.

«Они уже платят за нее?» — спросил Трамп.

«Они не платят, — ответил Макмастер. — За нее платим мы».

«Это неправильно», — сказал Трамп. Ему требовалось объяснение, поэтому Макмастер обратился в Пентагон.

«Это, на самом деле, очень выгодная для нас сделка, — сказал Макмастер, возвратившись ближе к вечеру. — Они предоставляют нам бесплатно землю на 99 лет. А мы оплачиваем систему, ее установку и эксплуатацию».

Трамп взвился. «Я хочу посмотреть, где это будет», — потребовал он. Принесли карты, на которых был обозначен участок. Часть его составляло бывшее поле для гольфа.

«Это дерьмо, — заявил бывший строитель полей для гольфа. — Поганая сделка. Кто вел переговоры о ней? Что за гений? Заберите. Мне не нужен такой участок.

В систему противоракетной обороны придется вложить $10 млрд за 10 лет, и она даже не находится на территории Соединенных Штатов! Пошли они на хрен, верните ее и разместите в Портленде!»

Об агентах и шпионах

«Я не верю в агентов, — сказал Трамп. — Это люди, которые продают свои души и свою страну.

Я не доверяю агентурным данным и этим шпионам».

Такое замечание заставило [главу ЦРУ Джона] Бреннана, при котором ЦРУ почти полностью полагалось на агентурные источники информации, позднее заявить: «Я, пожалуй, не буду говорить об этом моим подчиненным».

О том, как надо общаться с семьями военных

Работника, который присутствовал при нескольких телефонных разговорах Трампа с семьями погибших солдат, поразило, сколько времени и эмоциональной энергии Трамп вкладывает в них. Он знакомится с материалами личных дел погибших.

«Я смотрю на его фото — такой красивый мальчик, — сказал Трамп во время одного разговора. — Где он рос? Где он ходил в школу? Почему он поступил на службу?»

«У меня здесь его личное дело, — продолжил Трамп. — В нем рапорты, где говорится о том, как его любили. Он был отличным командиром».

У некоторых в Овальном кабинете были копии этих документов. Ничего такого, о чем говорил Трамп, они там не видели. Он просто выдумывал.

Он знал, что родственники хотят услышать это.

О том, как Трамп проводит собеседования

Генерал Макмастер (Герберт Макмастер был первым советником Трампа по нацбезопасности – «Газета.Ru») должен был провести два часа с Трампом. [Экс-советник Трампа Стив] Бэннон встретился с ним в клубе Mar-a-Lago и изложил свой обычный совет: «Не читайте Трампу лекций. Он не любит профессоров. Он не любит интеллектуалов.

Трамп — парень, который никогда не посещал уроки. Никогда не писал конспекты. Никогда ничего не записывал. Никогда не слушал лекций.

За день до выпускных экзаменов он приходит в полночь из общежития, ставит перед собой чашку кофе, берет ваши заметки, запоминает сколько может, а в 8:00 идет и получает «удовлетворительно». И этого достаточно. Он — миллиардер».

Последний совет: «Приходите в военной форме». Макмастер носил костюм. «Говорю вам, приходите в форме», — повторил Бэннон.

<…> Встреча с Трампом прошла не слишком гладко. Макмастер говорил слишком много, и беседа закончилась быстро. Бэннон, который присутствовал там, впоследствии рассказывал:

«Макмастер не закрывал свой поганый рот 20 минут, излагая представления о мире. Долбаный книжный червь Петреуса».

В 2007 году Макмастер входил в состав Багдадского мозгового центра, который консультировал генерала Дэвида Петреуса по всем аспектам войны в Ираке.
После ухода Макмастера Трамп спросил: «Кем был этот парень? Он ведь написал книгу, так? В ней говорились всякие гадости о людях. А ты вроде бы сказал, что он из сухопутных сил». «Он и есть из сухопутных сил». «Он одет, как продавец пива», — сказал президент.

О Башаре Асаде

Утром во вторник, 4 апреля, министру обороны Джеймсу Мэттису в Пентагон позвонил президент. Шел третий месяц его пребывания в Белом доме. Трамп был взбудоражен. Он только что видел фотографии и видеорепортажи с места химической атаки на сирийских повстанцев. Это была чудовищная, варварская атака, унесшая десятки жизней. В числе погибших оказались женщины и дети — младенцы, прекрасные младенцы. Он видел задыхающихся детей с идущей изо рта пеной и видел убитых горем родителей. Это был отвратительный акт насилия, совершенный сирийским диктатором Башаром Асадом против собственного народа.

«Убейте его! — разъяренно заявил президент. — Войдем туда. И разнесем их всех к чертям собачьим».

Он знал, что у военных есть возможность нанести обезглавливающий воздушный удар по Сирии. Казалось, Трамп воспринял атаку как личный выпад. Асад утверждал, что уничтожил все химическое оружие, подписал конвенцию, и теперь вероломно нарушил свои обязательства.

«Хорошо, — сказал Мэттис, — я займусь этим». И повесил трубку. «Ничего такого мы делать не будем, — сказал он своему старшему помощнику. — Нам нужны более сдержанные шаги». Они занялись разработкой трех вариантов воздушного удара — ограниченного, среднего и масштабного.

О спецпрокурорах

«Спецпрокурор обладает практически неограниченными полномочиями по расследованию любых преступлений, — сказал [экс-глава секретариата Белого дома Роб] Портер. — Возьмите Уотергейт, Иран-контрас и скандал вокруг Клинтона и Моники Левински».

«Значит, теперь есть такой человек, — с горечью констатировал Трамп, — который никому не подчиняется и может совать нос куда угодно, даже в то, что не относится к делу? Им понадобятся годы, чтобы разобраться в моей жизни и финансах».

Трамп не мог сосредоточиться ни на чем другом. Все встречи были отменены, работа остановилась.

Портер никогда не видел президента в таком смятении. Он знал, что Трамп — нарцисс, смотрящий на мир только через призму собственного «я». Но эти вспышки ярости напомнили ему о том, что он читал о последних днях Никсона перед отставкой — как тот метался по кабинету, молился, разговаривал с портретами предыдущих президентов на стенах.

О том, как общаться с дамами

Однажды Трамп дал личный совет своему другу, который был вынужден признаться в ненадлежащем поведении по отношению к женщинам.

«Реальная власть — это страх. Власть построена на силе. Никогда не показывай слабость. Ты всегда должен быть сильным. Не позволяй себя запугать. Выбора нет.

Ты должен все отрицать, отрицать и отрицать с этими женщинами, — сказал он. — Если ты признаешь хоть что-то, признаешь свою вину, тебе конец. Ты сделал большую ошибку. Ты не вышел с ружьем наперевес и не атаковал их в ответ. Ты дал слабину. Ты должен быть сильным. Ты должен быть агрессивным. Ты должен дать им жесткий отпор. Отрицай все, что о тебе говорят. Никогда ничего не признавай».

О любви к твиттеру

[Экс-глава аппарата Белого дома Райнс] Прибус, Портер и другие не оставляли попыток убедить Трампа поменьше выступать в Twitter.

«Это мой мегафон, — отвечал Трамп. — Через него я могу говорить с людьми напрямую, без всяких фильтров. Могу пробиться сквозь все помехи. Сквозь все эти фейк-ньюс. Для меня это единственный способ общения.

У меня десятки миллионов подписчиков. Это больше, чем у кабельных новостных каналов. Я выхожу и выступаю на CNN, но выступление никто не смотрит, никому оно не нужно. Я размещаю твит, и об этом сразу узнает весь мир».

Книга предоставлена издательством «Альпина Паблишер»