В мире

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд и президент США Дональд Трамп во время встречи в Овальном кабинете Белого дома, март 2018 года
Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман Аль Сауд и президент США Дональд Трамп во время встречи в Овальном кабинете Белого дома, март 2018 года
Evan Vucci/AP

«Нейтралитет РФ по отношению к Трампу лишь подстрекает его к новым выходкам»

На пути к стабильности нефтяных цен у России два врага – Трамп и собственная нерешительность

На днях в Вене откроется саммит международного картеля ОПЕК+, где страны-импортеры нефти попробуют договориться если не о повышении, то хотя бы о стабилизации цен на нефть. Однако в канун этого события с разных сторон уже вовсю раздаются тревожные сигналы о том, что надежды на эффективность решений, которые примет картель, мало.

Тегеран выступил с заявлением о том, что если ОПЕК+ не примет решения о радикальном снижении нефтедобычи хотя бы до 1,5 млн баррелей в сутки, то цена нефти в скором времени упадет до $40 за баррель. При этом сам Иран не собирается снижать добычу, аргументируя это своим особым положением страны, находящейся под американскими санкциями, и не верит в то, что ОПЕК+ способен на жесткие решения.

Горького привкуса предстоящему саммиту добавил выход из состава ОПЕК государства Катар: этот нефтедобытчик в арабском мире хоть далеко и не основной, но сам фактор его ухода из картеля уже вызвал определенное замешательство. Несвободна в принятии решений и Саудовская Аравия, которая хоть и является одним из главных игроков на рынке сырой нефти, но оказалась зажата в американских тисках: сам Дональд Трамп похвастал, что вырвал у королевской семьи обещание не сокращать нефтедобычу.

В дрейф нефтяной политики США легла и Россия, которая, как и Иран, тоже под санкциями, и пока что не желает рисковать своей чуть ли не самой высокой в мире нефтедобычей.

Вот и на встрече в Москве саудовских энергетиков с отечественными так и не были достигнуты конкретные соглашения о том, кому и на сколько сокращать добычу в рамках предварительных договоренностей на саммите G20 между президентом Путиным и наследным принцем Мухаммедом бин Салманом аль Саудом.

Приехавших на переговоры саудитов не устроило предложение российских коллег снизить нефтедобычу на 150 тыс. баррелей в сутки: по меркам Саудовской Аравии, такое российское сокращение для рынка – мертвому припарка. Со своей же стороны, саудиты хоть и кровно заинтересованы в росте цен на «черное золото», но связаны обещаниями Трампу и совсем не горят желанием брать на себя основную тяжесть снижения мировой добычи.

На этом фоне некоторый рост биржевых котировок, который явился следствием многообещающего заявления России и Саудовской Аравии на саммите в Аргентине, уже отыгран. Оживившийся было рынок нефти опять готов к стагнации, предчувствуя отсутствие прогресса на венском заседании ОПЕК+. Да и временное повышение цен составило всего 2,5% – в то время как перед этим цена нефти снизилась от пиковых значений аж на 28%.

Для того, чтобы переломить ситуацию, угрожающую национальным интересам стран-нефтяных импортеров, включая в первую очередь Россию, необходимы уже не просто декларации, но незамедлительные действия в виде обязательств каждого добытчика по конкретным объемам сокращения производства. Понятно, что такое решение ОПЕК+ было бы вызовом политике Дональда Трампа, взявшего курс на дешевые энергоносители как залог развития американской экономики.

Однако за международным нефтяным картелем стоит значительная часть мира, которая многократно превосходит Соединенные Штаты как по численности населения, так и по размерам территорий.

К тому же, что для американцев – прибыль, то для арабов или латиносов – вопрос жизни и смерти. Для большинства стран, входящих в ОПЕК+, нефть является стратегией выживания, а потому справедливые цены на нее критически важны. Это понимают в США, а потому в войне за нефть пустились во все тяжкие. Беспрецедентное давление на Саудовскую Аравию, которое даже не посчитал нужным скрывать американский президент, далеко не единственный рычаг для обрушения рынка «черного золота».

Потрясшие Европу беспорядки во Франции, вызванные, как считается, недовольством растущих цен на топливо, очень походят на спланированную акцию давления на Евросоюз с целью заставить европейское содружество поднажать на ОПЕК для дальнейшего удешевления нефти.

Оскорбительный демарш, предпринятый Трампом в отношении России его недипломатичным отказом от встречи с нашим президентом на саммите в Аргентине, стал явным сигналом к тому, что надежды договориться с нынешней администрацией США больше не существует. То, что Трамп не наш союзник, как хотелось верить на заре его президентства, стало понятно уже давно, но сейчас это представляется совсем уж очевидным. Фактически Россия потеряла 24 месяца в ожидании конструктивных действий нового американского президента. Если бы на тех выборах 2016 года победила Хиллари Клинтон, России не пришлось бы в замешательстве топтаться на месте и пятиться назад, оглядываясь на противоречивые сигналы из вашингтонского Белого Дома.

Между тем, даже сегодня в политических кругах РФ по-прежнему еще доминирует представление о Трампе как заложнике американских внутриполитических интриг: дескать, когда президент разберется со своими оппонентами, то станет свободен в проведении собственного курса, и вот тогда отношения между РФ и США точно пойдут на лад. Однако на самом деле это обманчивое представление об основателе конгломерата Tramp Organization и компании Trump Entertainment Resorts.

Дональду Трампу – восьмой десяток, это добившийся успеха в бизнесе американец, которого не переделать и тем более не заставить пойти на переоценку ценностей. Трамп одержим стремлением войти в историю Америки этаким вторым Эдвардом Гувером, а значит, его прагматизм направлен только в сторону интересов США, которые за редким исключением исторически расходились с интересами других стран, включая в особенности и Россию (СССР).

К тому же, снижая цену на нефть, Трамп тем самым способствует увеличению конкурентоспособности американских компаний за счет сокращения себестоимости продукции, поскольку доля топливных издержек в каждом продукте «Made In USA» составляет от 20 до 60 %. Таким образом, снижение мировых цен на нефть – это один из мощных рычагов для стимулирования роста американской экономики. Но резко и директивно снижая цену на «черное золото», Трамп тем самым затягивает удавку на шее развивающихся стран и нефтяных держав. Для нынешнего хозяина Белого Дома в этом вопросе хороши все средства – от прямых угроз до отказа от политического «крышевания».

Конечно, у сегодняшней РФ куда меньше шансов, а главное — потенциала, для того, чтобы по всем направлениям жестко противостоять заокеанским партнерам. Впрочем, не лишне вспомнить мемуары маршала Победы Жукова, который писал, что «несмотря на превосходство врага в живой силе и технике, наши войска могли избежать окружения под Вязьмой и Брянском: для этого необходимо было своевременно более правильно определить направление главных ударов противника и сосредоточить против них основные силы и средства за счет пассивных участков».

Почти такое же оперативное положение сложилось нынче и на российско- американском фронте.

Со всех флангов, включая и нефтяные, Россия уже основательно зажата, а сил и средств для активного противостояния по всему фронту недостаточно. В такой ситуации, как учил Жуков, следовало бы собрать резервы для контрудара на основном направлении обороны, которым, безусловно, являются цены на энергоносители. В противном же случае грозит повторение сценария конца СССР, который треснул по швам именно из-за проигранной нефтяной войны, обрушения котировок и исчерпания ресурсов.

Очевидно и то, что в новом сценарии американской внешней политики времен президента Трампа набирает обороты такое оружие массового поражения, как словесные интервенции. Знаменитый твиттер Трампа обрел убойную силу, превратившись в инструмент манипулирования не только нефтяным рынком, но и всем миром. Тактика Трампа сводится к громким заявлениям на грани запугивания, а затем к раздаче пряников на своих условиях. Такая тактика срабатывает в отношении Северной Кореи, Китая, арабского мира.

Такую же схему Трамп называет и России, когда после отказа от встречи с президентом РФ на G-20 неожиданно сулит договоренности о прекращении гонки вооружений. Отвлекающий маневр наверняка оценили в Кремле, но вопрос в том, каков будет ответ не на тактику, а на общую стратегию Трампа, которая явно выкрашена в антироссийские тона.

С одной стороны, обнадеживает наметившееся и развивающееся партнерство между РФ и Саудовской Аравией: две энергетические державы вместе способны эффективнее противостоять внешним вызовам, чем поодиночке. Однако для полноты такого союза России стоило бы теснее сблизиться с саудитами, предложив им свою опеку вместо американской, причем не только в сфере экономики, но и в области обороны и вооружений. Москве есть что предложить в этом смысле Эр-Рияду, рассчитывая в ответ, конечно, на могучий нефтяной потенциал этой мусульманской страны с огромными запасами «черного золота».

Если такой альянс состоится в полном формате своих возможностей, то он станет сильным противовесом США. Поэтому задачей российской внешней политики видится вывод саудитов из-под американского влияния по аналогии с тем, как это уже произошло с Турцией, которая вопреки давлению Трампа сегодня превратилась в настоящего и надежного союзника РФ.

Если у России, как считается, сегодня пока что только два союзника, то среди самых коварных ее противников числится не только Трамп, но и собственная нерешительность, исторический комплекс непоследовательности в отношениях с Западом. С одной стороны, Россия всегда готова защищать свои территории от открытого нашествия врага, с другой же – вечно тешит себя самообманом, пытаясь выстроить равноправное партнерство с западными странами, идя на уступки и компромиссы, старясь понравиться тамошним либералам, а порой и откровенно заигрывая с оппонентами.

Однако, как верно на днях подметил глава МИДа Лавров, насильно мил не будешь.

Первый и последний советский президент Михаил Горбачев тоже отчаянно пытался стать своим для западных партнеров, но в итоге потерял страну. Чтобы избежать дежавю, необходимо сосредоточить ответные пропагандистские и прочие удары не на абстрактном Западе или США, а на конкретной олицетворяющей тот мир фигуре – президенте Трампе.

«Бомбить» весь Запад или Америку, к чему пристрастились доморощенные политики, эксперты и телеведущие, оказывается себе дороже, однако точечные и концентрированные удары по Трампу могли бы сыграть решающую роль в затянувшемся выяснении отношений с западными партнерами. Такие удары по Трампу на фоне его внутриамериканских боев как минимум могли бы сделать президента США более податливым и уважительным, а то и побудить к смене формата взаимоотношений с РФ.

Нейтралитет же, который держат российские власти по отношению к Трампу, лишь подогревает необузданные страсти этого политика, подстрекает его к новым безнаказанным выходкам. Холодный душ из российского брандспойта – именно то, чего недостает Дональду Трампу для перехода на конструктивные позиции в отношении России.

Таким душем наверняка могла бы стать новая нефтяная политика РФ: с учетом того веса, который наша страна занимает на мировом рынке энергоносителей, этого потенциала с лихвой хватит переломить любое давление США, чтобы впоследствии сесть за стол переговоров как равные партнеры. Движение же по принципу «шаг вперед - два шага назад», как предупреждал классик, в нынешней ситуации чревато необратимыми последствиями.

Так что только холодный душ, только полностью открытый вентиль брандспойта, только сокращение нефтедобычи совместно с ОПЕК+.

Автор — кандидат исторических наук.