От Макдональда до Тэтчер: отношения Москвы и Лондона

95 лет назад Великобритания признала советскую Россию

На этой неделе исполнилось 95 лет с момента официального дипломатического признания Великобритании советской России. Отношения, установление которых изначально считалось победой советской дипломатии, прошли через разные времена. Москва и Лондон за это время пережили взаимное недоверие, военное союзничество, шпионаж и удачные торговые отношения. «Газета.Ru» решила напомнить о памятных моментах в истории двух стран.

Отношения двух стран, связанные общими кровными узами русского и британского монархов, были разорваны после прихода к власти большевиков.

Установлением дипломатических отношений с Великобританией со стороны СССР занимался глава МИД советской республики Георгий Чичерин. Блистательный советский дипломат, сам проживший достаточное время в Англии, он имел сложные отношения с этой страной. В 1917 году, живя в эмиграции, он был даже арестован британской полицией и освобожден из-под ареста только в 1918 году.

Установление дипотношений между Москвой и Лондоном явилось крупной дипломатической победой для советской власти: Британия стала первой крупной европейской державой, признавшей советскую Россию.

Во многом помог тот факт, что у власти в то время находилось более нейтрально настроенное к СССР правительство во главе с Джеймсом Макдональдом, который также выполнял функции министра иностранных дел. В письме к Макдональду Чичерин подчеркнул «стремление СССР к миру и дружественному сотрудничеству с Великобританией».

Признавая СССР, Великобритания преследовала одну из главных целей — добиться возвращения долгов, взятых бывшей Российской империей. Российской делегации, которую возглавлял опытный дипломат Христиан Раковский были даны указания пойти на часть уступок, но всячески избегать того, что «было бы расценено как политика раздела сфер влияния».

У Макдональда нет свободной кассы

Признание Великобританией СССР пришлось как нельзя кстати. В России была объявлена новая экономическая политика (НЭП), и руководители страны были заинтересованы в иностранных компаниях. В то же время в Британии питали надежду, что НЭП может стать отходом от радикального большевизма.

Правда дождаться этого не удалось: после смерти Ленина и прихода к власти Сталина курс СССР стал более конфронтационным.

Британия также давала к этому немало поводов, и в 1927 году дипотношения двух стран вновь были разорваны, правда их восстановили два года спустя.

Вне зависимости от отношения к СССР, перемены, происходившие в стране, поражали многих знаменитых британцев. «Перед лицом гигантских трудностей они стараются построить на обломках прошлого новую Россию. Можно оспаривать их идеи и методы, называть их планы утопией, можно высмеивать то, что они делают, или бояться этого, но нельзя отрицать того, что в России сейчас идёт созидательная работа», — писал британский драматург Герберт Уэллс.

Переговоры СССР с английской стороной шли тяжело. СССР нуждался в технологиях и кредитах, добиться которых было нелегко. «У Макдональда установившихся взглядов по различным спорным вопросам нет», — писал Раковский из Лондона.

Общаться с Макдональдом пришлось приемнику Чичерина Максиму Литвинову. Новый министр хорошо знал британское общество, жил в Англии и был женат на англичанке Айви Лоу (Литвиновой).

Последующие 1930-е годы были тяжелыми для отношений двух стран, поскольку Великобритания вела откровенно враждебную политику по отношению к СССР.

Правда, повод для этого давали и враждебная риторика советского руководства, и репрессивный характер советского режима.

Советскому послу в Лондоне Ивану Майскому пришлось действовать в трудных условиях. «Внешне отношение к нам здесь вполне корректное. Но зато около полпредства и торгпредства, как всегда в дни больших антисоветских кампаний — леденящая пустота. За некоторыми исключениями, все наши «друзья», как «правые», так и «левые», с начала кампании бросились в кусты. Что ж, это не впервой. Вернутся», — писал Майский в дневнике, который он вел на протяжении нескольких лет.

«Длительный опыт работы в Лондоне и прекрасно налаженные связи с британскими политиками сделали его абсолютно незаменимым — по крайней мере, в те годы, когда внешняя политика Великобритании, особенно в отношении нацистской Германии, имела жизненно важное значение для Москвы», — говорилось в рецензии британской газеты Financial Times на опубликованный в апреле 2018 года сборник дневников советского посла.

Посол Майский действительно хорошо понимал психологию англичан, так как провел в Великобритании многие годы. «Англичане его любили, и он имел доступ в разные круги», — рассказывал «Газете.Ru» бывший посол России в Великобритании Анатолий Адамишин.

Усилия Майского привели к перелому в советско-британских отношениях во время Второй мировой войны: настроенный против нацистского режима премьер Уинстон Черчилль начал оказывать военную помощь СССР.

Сам Майский в своих мемуарах с уважением пишет об английских моряках, которые рисковали жизнью, участвуя в «северных конвоях». В том, что второй фронт был открыт, тоже есть заслуга Майского, хотя это произошло уже через год после его возвращения в СССР.

Правда добиться открытия второго фронта было тяжело. «Я готов был бы пожертвовать 50 тыс. английских жизней, если бы этой ценой, я мог бы отвлечь с вашего фронта хоть 20 германских дивизий! К сожалению, Англия сейчас не может, не в силах создать второй фронт во Франции. Пролив, который мешает Германии перепрыгнуть в Англию, мешает также и Англии перепрыгнуть в оккупированную Францию», — говорил Черчилль Майскому.

При этом в период Второй мировой войны против общего врага активно сотрудничали и разведки двух стран. Об этом, в частности, говорится в недавно вышедшей в России книге журналиста Сергея Брилева «Нелегалы наоборот», посвященной сотрудничеству Москвы и Лондона в эти времена.

Ах, «Фултон», ты со мной согласен

Спустя год со дня окончания Второй мировой войны вчерашние союзники в борьбе против нацистской Германии — Великобритания, США и СССР — оказались по разные стороны баррикад. Все три страны активно делили влияние в Европе.

Союзнические отношения с СССР и братство по оружию британских и советских военных, которые относились к друг-другу с немалой симпатией, сменила «холодная война».

Старт ей дал никто иной как Черчилль в знаменитой «Фултонской речи» в США. Ее он произнес уже будучи в отставке, когда находился на отдыхе в Америке, но именно она стала главным прологом «холодной войны».

«Протянувшись через весь континент от Штеттина на Балтийском море и до Триеста на Адриатическом море, на Европу опустился железный занавес», — эти слова Уинстона Черчилля, произнесенные 5 марта 1946 года в университетском городе Фултоне, штат Миссури, были обращены к Советскому Союзу.

Черчилль перечислял столицы стран Восточной Европы, попавшие в «сферу советского влияния». По мнению экс-премьера, именно отсюда исходила главная угроза международной стабильности.

Черчилль, хорошо знающий Сталина, назвал его в Фултоне «товарищем по военному времени» и воздал дань уважения русскому народу. Однако основная часть речи была лишена сантиментов.

В ней он прямо обвинял СССР в создании прокоммунистических пятых колонн в различных странах Европы, которые представляют собой «угрозу для христианской цивилизации».

После Фултона ни СССР, ни Западный мир уже не могли сдать назад и, хотя после смерти Сталина отношения СССР и Великобритании улучшилась, они проходили под знаком войны разведок.

В 1963 году в Великобритании был арестован высокопоставленный офицер британской разведки Ким Филби, работавший в пользу СССР. Филби был не один: на советскую разведку работало еще несколько британских разведчиков, ставших известными под именем «Кембриджская пятёрка».

Известно, что разведчиками, которые стали работать на СССР, двигали не материальные интересы, а идеализм и понимание опасности «холодной войны».

Не менее громкой стала и история советского разведчик Олега Пеньковского, который, предложив свои услуги английской разведке, стал одним из ее ценнейших агентов. Однако некогда храбрый фронтовой офицер Пеньковский не скрывал, что им двигала сугубо материальная выгода.

Знаменитая война разведок стала катализатором громкого шпионского скандала. Все началось в 1961 году, когда военный министр Джон Профьюмо познакомился с красивой девушкой у бассейна в доме своего приятеля. У министра и молодой особы завязался роман. Однако еще одним возлюбленным девушки был советский офицер — помощник военно-морского атташе Евгений Иванов. Именно он и получал сведения, которые его подруга добывала у министра.

После разоблачения в прессе разгорелся грандиозный скандал: министр ушел в отставку, а вместе с ним и пал кабинет тогдашнего премьер-министра Великобритании Гарольда Макмиллана.

От «Нивы» до «Битлз»

Благодаря постоянным шпионским разоблачениям и высылкам дипломатов отношения СССР и Великобритании многие годы оставались напряженными, а британский лев был одним из постоянных героев карикатур советских газет. Другой излюбленной темой советских карикатуристов в те годы, была зависимость Британии от США.

Так, один из рисунков журнала «Крокодил» изображал джентльмена в украшенной британским флагом шляпе, лежащего в мешке, который завязывал «Дядя Сэм». «Соединенные Штаты ограничивают торговлю Англии со странами социализма», — гласила надпись под рисунком. Однако Великобритания, несмотря на «холодную войну», активно торговала с СССР.

В Москву шли британские станки и сельскохозяйственное оборудование, а небогатые британцы с удовольствием отзывались о ходовых качествах автомобиля «Нива».

После нескольких лет ругани в советских газетах стали появляется благожелательные статьи о группе «Битлз». «Ведь они вовсе не боги, они простые ребята талантливые остроумные и обыкновенные», — писала в декабре 1964 года «Комсомольская правда».

Большим успехом в СССР пользовался и журнал «Англия», из которого советские люди могли узнать сведения о жизни английских домашних хозяек, футболе и приготовлении пирогов. Огромной любовью пользовались в СССР и похождения Шерлока Холмса, и многочисленные «холмсоведы» собирали огромные коллекции о быте и жизни Англии тех времен.

Серьезный прорыв в политических отношениях между Великобританией и СССР наметился в середине 1980-х годов после прихода к власти Михаила Горбачева.

Будущий лидер СССР впервые посетил Великобританию в 1984 году, когда еще был одним из членов Политбюро, и встретился с премьером страны Маргарет Тэтчер. «Леди Тэтчер хотела познакомиться с молодым поколением советских лидеров и пригласила их в Великобританию. Одним из тех, кто принял приглашение, был господин Горбачев. Признаюсь, мы мало о нем знали», — рассказывал «Газете.Ru» экс-советник Тэтчер по внешней политике лорд Чарльз Пауэлл.

«Преодолеть идеологические разногласия никогда не было целью их общения. Тэтчер не планировала убеждать Горбачева в преимуществах капитализма, а он ее — в социалистических идеалах.

Целью было одно — найти точки соприкосновения в защите национальных интересов двух стран и снизить градус напряженности. Сферой государственных интересов были такие темы, как уменьшение ядерной угрозы, возможность выезда из СССР евреев. Идеология здесь не имела первостепенного значения. После первой же встречи Тэтчер сказала британской прессе о Горбачеве: «Это тот человек, с которым я могу вести дела». Впервые за долгое время мы смогли иметь нормальный диалог», — рассказывал Пауэлл.

Те времена давно уже канули в лету: нет больше СССР, другой стала Россия, изменилась Великобритания. Однако, когда отношения обоих стран переживают трудные времена, именно возможность «иметь нормальный диалог» становится все сложнее. Шансы для этого есть: уйдя из ЕС, Великобритания уже будет не связана многими обязательствами с единой Европой и будет выстраивать свои отношения с другими странами один на один.