Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Судьба Европы: что Макрон хочет от России

Эксперты оценили, чего добивается Макрон в отношениях с Москвой

Эммануэль Макрон активно примеряет на себя роль лидера Европы. В момент, когда Ангела Меркель занята собственным здоровьем, а Борис Джонсон — выходом из ЕС, Макрон выдвигает глобальные идеи по переустройству мира и говорит о кризисе капитализма. Он также говорит о необходимости большего сближения с Россией, пытаясь в этом подражать своему кумиру Шарлю де Голлю. Внутри страны амбиции Макрона не вызывают больших симпатий, но экономика страны развивается успешно, что дает ему определенные рычаги.

В последние несколько дней президент Франции Эммануэль Макрон сделал несколько заявлений, которые касались кризиса западной политической и экономической системы. Во вторник, 27 августа, французский президент заявил, что западному доминированию может прийти конец. По его словам, это связано с глобальными геополитическими переменами, так как сейчас укрепляются позиции других стран.

«Китай выдвинулся в первые ряды, а Россия добивается большего успеха в своей стратегии», — отметил Макрон, добавив, что необходимо прояснить отношения с Россией, чтобы на Европейском континенте была безопасность и стабильность.

По мнению Макрона, Европа и РФ должны совместно делать «что-то полезное», иначе Россия выберет в союзники Китай. Как отметил французский лидер без построения новых отношений с Россией невозможно построить новую архитектуру безопасности в Европе.

Это не первый реверанс французского лидера в сторону России в последнее время. Перед саммитом «большой семерки» во Биаррице Макрон заявил, что Россия — как «европейская страна» — должна участвовать в заседаниях G7.

В тени генерала де Голля и вместе с Россией

По мнению наблюдателей, в стремлении играть первую скрипку в отношениях Европы с Россией Макрон подражает своему политическому кумиру — покойному президенту Франции Шарлю де Голлю. Известно, что последний был русофилом, и при нем было положено начало «особым отношениям» Парижа и Москвы. Во время одного из визитов в Россию де Голль заявил, что «СССР и Франция несут ответственность за сохранение и обеспечение как европейского, так и всеобщего мира».

О настоящем сближении СССР и Франции речи, конечно, не шло — слишком разными были политические и экономические подходы двух стран. Однако де Голль видел в России не только крупную мировую державу, но и часть Европы. «Вся Европа — от Атлантики до Урала — будет решать судьбы мира!» — заявил де Голль в своей исторической речи 1959 года в Страсбурге.

Во время недавней встречи с российским президентом Владимиром Путиным Макрон обратился к знаменитой фразе де Голля, правда, слегка перефразировав ее: «Европа должна быть едина от Атлантики до Урала».

По мнению главного редактора франкоязычной российской газеты Courrier De Russie Бориса Юнанова, в условиях сложных отношений Европы и России Макрон — «самый удобный собеседник» для Путина.

«Кроме того, в Кремле понимают: на фоне предстоящего ухода Меркель ключевая роль в Европе переходит к Франции», — говорит «Газете.Ru» эксперт.

Союз между Германией и Францией, двумя локомотивами европейской экономики, долгое время рассматривался политологами как основа для будущего союза после выхода из него Великобритании. В январе 2019 года они продемонстрировали это символическим жестом. Лидеры обновили соглашение, которое предусматривает сближение экономической, внешней и оборонной политики двух стран, сотрудничество в приграничных регионах и «совместную парламентскую ассамблею», состоящую из ста французских и немецких депутатов.

Несмотря на торжественность церемонии подписания, документ во многом имеет церемониальное значение — он обновляет и дополняет положения Елисейского договора, заключенного между Францией и ФРГ в 1963 году.

«Оба правительства консультируются перед каждым решением во всех важных вопросах внешней политики и, в первую очередь, в вопросах совместного интереса, чтобы достигать как можно равноцельных позиций», — говорилось в документе того времени.

Пока неясно, как будут развиваться положения документа после ухода с политической арены канцлера Германии Ангелы Меркель. При этом не исключено, что ее уход даст «преимущество Франции, как в политическом, так и экономическом плане», отмечал в беседе с «Газетой.Ru» научный сотрудник Центра Германских исследований института Европы РАН Александр Камкин. Амбиции французского президента он определяет как «имперские».

«Когда позиции Меркель зашатались, он пытается укрепить свою роль лидера ЕС. И, учитывая проблемы между ЕС и США, он пытается на этом конфликте укрепить свои позиции и на мировой арене», — говорит «Газете.Ru» ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Борис Гуселетов.

Однако, по мнению завсектором стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергея Уткина, Макрону придется учитывать ситуацию в ЕС, где формируется новая команда «формальных лидеров» — новая Еврокомиссия, председатель Европейского совета. «Они и будут представлять союз, отражая баланс между странами-членами. Лидер одной страны, даже большой, остается политиком именно национального уровня. Конечно, Германия и Франция обладают авторитетом и инструментарием, чтобы гнуть свою линию, но получается это не всегда. Шансы на эффективное лидерство растут, когда несколько крупнейших стран выступают согласованно».

Макрон заполняет «вакансию Трампа»

Пока новое руководство ЕС еще только приступает к работе», Макрон смог наглядно продемонстрировать свою роль европейского лидера на прошедшем во Франции саммите «большой семерки».

Он пригласил на него главу МИД Ирана Мохаммада Джавад Зарифа, что стало сюрпризом для американской делегации, и пообщался с ним накануне встречи G7. При этом он фактически уговорил президента США Дональда Трампа встретиться с главой Ирана Хасаном Роухани, и тот ответил, что не исключает такой возможности. «Г-н Макрон не упустил возможности использовать все преимущества своей роли в качестве принимающей стороны саммита в южном курортном городе Биаррице.

«Это дало ему идеальную возможность для реализации своих амбиций — как грандиозных, так и корыстных: позиционировать Францию и его самого в качестве кандидатов на замещение вакансии, оставленной г-ном Трампом в отступлении от традиционных западных ценностей»,

— так описывает стремления Макрона The New York Times.

Французский президент не в первый раз бросает вызов американскому лидерству. В 2018 году он выдвигал идею создания «европейской армии» в пику ведомого США блока НАТО. В Америке эти идеи восторга не вызвали, а обозреватель Newsweek Дэвид Бреннан отмечал, что подобные заявления питают военные амбиции: «Президент Макрон хочет создать европейскую армию, но он возрождает французскую военную мощь».

Попытка перетянуть на себя европейское лидерство — лишь часть амбиций Макрона, которого французы упрекают в авторитарных тенденциях и даже в шутку называют «Юпитером» в честь надменного римского бога.

В то же время Макрон — сторонник европейского единства, но его политические взгляды эклектичны. Бывший министр экономики в правительстве социалистов, Макрон даже состоял в Соцпартии.

Однако в 2016 году, он создал движение «Вперед, республика!», заявив, что он не является «ни правым, ни левым». Политик ранее объяснял, что является сторонником «конвергенции» — идеи соединения достоинств капитализма и социализма, которые, к слову, продвигал академик и правозащитник Андрей Сахаров.

Макроном недовольны, но экономика растет

При этом, выступая против леворадикальных «желтых жилетов», которые борются с капитализмом, Макрон фактически перехватывает их же повестку.

После завершения саммита «большой семерки» он заявил, что «демократия вышла из моды, а капитализм вышел из-под контроля и сошел с ума». Политик считает, что необходимо создать более совершенную систему.

«Мы сами же порождаем те проявления неравенства, урегулировать которые мы затем не в состоянии», — подобные заявления Макрон сделал во время встречи с бизнесменами, добавив, что речь должна идти о переустройстве мировой системы. Французский лидер не впервые выдвигает мировоззренческие концепции о кризисе мировой экономики. Он указывал на то, что капитализм «деградирует».

Однако громкие заявления своего президента только раздражают многих французов. Президенту Франции удалось в определенной степени погасить радикализм выступающих против его политики «желтых жилетов», однако они вновь дали о себе знать во время проведения саммита G7. В акциях во время событий семерки приняло участие более 9 тыс. человек.

Согласно недавнему опросу Le Journal du Dimanche, только 34% французов отметили, что им нравится, как работает их президент, в то время как 66% опрошенных говорит о своем негативном отношении к лидеру Франции.

Правда, русская парижанка Наталья признается «Газете.Ru», что видит разницу между Макроном и его предшественниками: «Я к нему отношусь хорошо. Я понимаю, что он далеко не идеальный президент. Но стране нужны реформы, а они никогда не бывают безболезненными. Хотя, согласна, что у него взгляд экономиста, порой оторванный от народа».

При этом, несмотря на недовольство Макроном, его политическим стилем и громкими заявлениями, ситуация во французской экономике улучшается. По данным правительства Франции, во втором квартале уровень безработицы в стране упал до самого низкого уровня за последние пять лет. Согласно статистике, показатель за год снизился почти на 2%, приблизившись к отметке 2014 года. По прогнозам экономистов Saxo Bank, экономический рост во Франции за 2019 год достигнет 1,2%, что станет лучшим результатом для еврозоны. В качестве драйверов роста называют внушительный приток кредитов из-за возросшего потребительского спроса, а также налогово-бюджетное стимулирование, на которое из бюджета было выделено около €10 млрд.